Facebook Pixel
Русский военный корабль, иди нах*й.
Пожертвовать на армию
×

2021-й. Итоги. Слабость институтов как определяющая черта украинского государства

Анализируя 2021 год, прежде всего следует отметить уровень политической турбулентности, который на самом деле является прогнозируемым. Такая прогнозируемость вызвана отсутствием противовесов действующей власти в украинском политикуме. Очень часто это отсутствие, особенно в странах неустойчивой демократии, провоцирует власти на многочисленные ошибки, поскольку они получают возможность принимать решения, несмотря на мнение оппозиции, оказавшейся на маргинесе.

Кризис-2021: политический VS конституционный

Несомненно, одним из важных показателей политического кризиса было решение КСУ по антикоррупционной политике. Я не согласен с тем, что оно якобы спровоцировало конституционный кризис. По моему мнению, оно лишь подсветило глубину именно политического кризиса. Батл, разгоревшийся после вынесения такого решения, касался именно политической повестки дня, а также границ полномочий как самого КСУ, так и других органов госвласти: президента, Кабмина, НАПК и т.д.

Санкционная политика

Неожиданным ноу-хау в руках президента стал СНБО. Использование им СНБО некоторые сравнивали с тем, как его использовал Виктор Ющенко (третий президент Украины — The Page). Однако в этом случае ключевым отличием является тот факт, что у президента Зеленского нет проблем с влиянием на парламент и Кабмин, в то время как Ющенко использовал СНБО именно как противовес тогдашнему Кабмину.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

Также СНБО был применен как орган для привлечения к своеобразной ответственности в виде санкций в отношении украинских граждан и юрлиц. Безусловно, сама идея применения санкций к лицам, представляющим угрозу нацбезопасности и обороне, является правильной. Вместе с тем и закон, и мировая практика говорят, что собственно санкционная политика применяется в отношении лиц, находящихся вне юрисдикции страны.

Можно было бы закрыть глаза на несоответствие легитимной цели санкционной политике СНБО, если бы параллельно в отношении всех лиц, к которым она была применена, активно велось следствие, указывающее на перспективы привлечения их к уголовной и другой ответственности. Единственное лицо из санкционного списка, в отношении которого активно идет следствие (и об успехах здесь говорить еще рано), — Виктор Медведчук.

Подписывайтесь на нас в Google News!

Антиолигархический закон: как власть изобретала велосипед без педалей

Одним из знаковых законов, принятых в 2021 году, был закон об олигархах. Нельзя не приветствовать факт определения государством олигархата опасным для безопасности. Вместе с тем украинский механизм борьбы с олигархами является изобретением велосипеда, и очень сложно спрогнозировать последствия его использования.

Однозначно большинство украинских олигархов не хотели бы видеть себя в таком реестре, поскольку это вредит их имиджу на международной арене и затрудняет прохождение комплаенса в финучреждениях других юрисдикций. Однако, возвращаясь к ключевым характеристикам олигарха, следует помнить, что это лицо, постоянно занимающее монопольное положение в соответствующем сегменте экономики и сохраняющее и использующее его для приумножения собственного состояния благодаря политическому влиянию.

Представим, что принятие закона об олигархах сопровождалось бы серьезным институциональным усилением антимонопольного законодательства и АМКУ, а также внедрением механизмов для разделения власти и бизнеса (например, законодательного урегулирования лоббистской деятельности). Тогда можно было бы говорить, что на этом этапе государство предпринимает экстренные действия (Extremis malis extrema remedia — «Против крайнего зла — крайние меры»), чтобы в конечном итоге лишить таких олигархов монополии и политического влияния.

Однако мы не видим таких законопроектов среди приоритетных, что даже при наилучших намерениях не даст эффективных результатов в этой борьбе.

Большая битва за судебную реформу

Также одним из самых выдающихся в 2021 году стало сражение за судебную реформу. Причем сражались в ней все против всех — этакая наглядная демонстрация первоначального состояния Томаса Гоббса. В конце концов, с большими боями и под международным давлением Украина все же приняла соответствующие законы, которые внедрили Этический совет с иностранцами.

Вместе с тем любой институт — это всегда условный скальпель, который в руках хорошего и умелого хирурга спасает жизнь, а в руках неумелого — лишает ее. Учитывая слабость других госинституций, невероятное давление, под которым осуществлялась реформа, многочисленные просчеты самого алгоритма реализации этих законодательных инициатив, нельзя исключать риск, что финалом очередного этапа судебной реформы может стать «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Отмечу лишь известную 78-ю из «Записок федералиста» Александра Гамильтона, где он отмечал, что судебная власть является самой слабой среди трех ветвей власти. И потому демократии не следует бояться ее, а, наоборот, следует как можно сильнее добиваться ее независимости. «Вместе с тем, — продолжал Гамильтон, — демократии особенно следует бояться союза судебной власти с любой из других ветвей».

И поэтому важно, чтобы реализация этого этапа реформы стала усилением институциональной способности судебной власти и не привела к упомянутому союзу.

Рынок земли: открыт. Но есть нюансы

Нельзя не приветствовать открытие рынка земли. Это одно из самых успешных достижений сегодняшней власти в направлении развития подлинно открытой рыночной экономики.

Вместе с тем запущенная модель рынка земли реализовала единственную задачу: она развенчивает мифы об опасности самого рынка. Однако не способна привлечь потенциальные миллиарды из реального сектора экономики, поскольку ограничение в 100 га для одного физлица делает невозможным приток крупных инвестиций в Украину.

Легализация игорного бизнеса: миссия провалена?

Также были немалые надежды на существенный приток инвестиций и увеличение доходной части бюджета за счет легализации рынка азартных игр. Такой оптимизм основывался, прежде всего, на успешном опыте приватизации гостиницы «Днепр» за свыше 1,111 млрд грн.

Вместе с тем с момента начала функционирования Комиссии по регулированию азартных игр разразилось немало скандалов, нареканий на непрозрачность конкурса. В конце концов мы не увидели лавины инвестиций и увеличения поступлений в госбюджет.

Бюро экономической безопасности: об отдельных пробелах

Нельзя не отметить начало работы Бюро экономической безопасности. Ликвидация налоговой милиции, лишение других силовых ведомств полномочий в сфере экономических преступлений давно стояло на повестке дня украинского государства.

Вместе с тем дискуссионным является возглавление БЭБ лицом, до этого работавшим в налоговых органах. Не внушает оптимизма перспектива изменения философии института человеком, возможно, и эффективно выполнявшим свои функции, но все же в рамках института, на который было немало нареканий.

Украинский бизнес чрезвычайно стрессоустойчив и найдет способ выживания в любых условиях. Однако функция государства заключается все же в создании политик, при которых будут не только выживать имеющиеся бизнесы, но и заходить новые инвестиции.

Кризис корпоративного управления: хроника и последствия

2021 год ознаменовался кризисом корпоративного управления госпредприятий. Самый громкий скандал разгорелся вокруг «Нафтогаза Украины», хотя такого рода истории происходили и на других предприятиях.

Бесспорно, далеко не везде исполнительный орган таких акционерных обществ и наблюдательный совет были достаточно эффективными и отвечавшими задачам, которые возлагаются на соответствующие госпредприятия. Тем не менее сами правила корпоративного управления в этом случае важнее результата. Лишь создание сильных институтов с достаточными гарантиями в перспективе способно ангажировать эффективный и добросовестный менеджмент для работы в таких компаниях.

Всеукраинский референдум: правильная идея с опасным воплощением

На старте 2021 года был принят еще один знаковый закон — о всеукраинском референдуме. Этому предшествовали серьезные баталии и обсуждения как в экспертных, так и в широких кругах. И это должно было обеспечить принятие сбалансированного и качественного закона.

Однако в финальной редакции все же остался ряд рисков, которые теоретически могут создавать возможности манипулирования институтом референдума недобросовестными политиками. Здесь следует отметить, что сама идея на поверхности выглядит абсолютно правильной и нужной, но в неблагонадежных руках она может представлять угрозу как демократии, так и государству в целом.

Самым свежим примером является манипулирование институтом референдума в РФ, а в не слишком далеком прошлом — в нацистской Германии, ведь именно через референдумы Адольф Гитлер проводил самые страшные законы.

Вместо итогов

Итак, 2021 год в первую очередь проявил слабость государственных институтов в Украине.

Известный гарвардский ученый Адам Пшеворский в свое время дал прекрасное определение демократии: «Это набор заранее определенных инструментов при заранее не определенном результате». Чтобы осознать важность данного тезиса, следует понимать: если даже с наилучшими идеями политики подгоняют инструменты под результат — это всегда прямой путь к уничтожению демократии.

Сильные институты в демократическом государстве означают прежде всего то, что ни одна из ветвей власти или политик ни при каких условиях не сможет внедрить в свою деятельность исключительно собственный способ.

Формуле Людовика XIV «Государство — это я» противостоят именно институции, которые за счет распределения полномочий сдерживают естественное желание каждого человека получить больше власти.

Именно слабость государственных институций определила основные победы и поражения нашего государства и политического класса в 2021 году. Одним из ярких маркеров является использование СНБО как заменителя правоохранительной системы и судебной власти.

И хотя нельзя не согласиться с теми представителями власти, которые утверждают, что в отдельных случаях ожидание результатов длительного судебного процесса может быть смертельно опасным для государства, это никоим образом не опровергает необходимость построения сильных госинституций и наделения их полномочиями, которые сохранят баланс между всеми ветвями власти. Именно это гарантирует права каждого человека, который попадает под юрисдикцию Украины.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости