Facebook Pixel

«Ни один ураган не сделает таких разрушений»: энергетик рассказывает о ремонте энергосистемы

22 декабря в Украине отмечают День энергетика. Сегодня специалисты этой отрасли держат оборону на отдельном фронте, и это не метафора — им приходится работать под обстрелами и заходить на освобожденные территории вместе с военнослужащими. Каждый день они находят в себе силы восстанавливать одни и те же участки сети, которые в результате прицельных ракетных ударов по энергосистеме Украины были разрушены уже несколько раз.

Сергей Фороща, начальник Районных энергетических сетей (РЭС) «ДТЭК Киевские региональные электросети» Вышгородского района, работает в этой области с 1991 года. Раньше его обычными обязанностями было подключение новых потребителей, ремонт объектов сети и контроль напряжения. Однако с 24 февраля большинство наработанных инструкций уже не актуальны. Чтобы привести систему в порядок после обстрелов, постоянно приходится придумывать нестандартные решения.

За 30 лет работы Сергей ни разу не сталкивался с разрушениями такого масштаба, даже после сильнейших стихийных бедствий. Энергетик рассказал The Page, как он и его коллеги с начала полномасштабного вторжения возобновляют энергоснабжение в стране.

«Вместе с ВСУ мы заходили на освобожденные территории»: энергетик о работе во время войны

Утром 24 февраля я услышал взрывы возле Вышгорода. Тогда россияне били по военным частям, не целили по критической инфраструктуре. Но в результате случайных попаданий объекты энергосистемы все равно были повреждены обломками. Требовалось выполнять ремонтные работы. Однако нам не хватало специалистов. В Киевской области граница боевых действий проходила по реке Ирпень, и в первый же день российского вторжения многие наши работники оказались на оккупированной территории. Об этом узнали наши пенсионеры, ранее работавшие в Вышгородских РЭС. Они сами позвонили и представили свои услуги. Мы согласовали это с руководством, и все время, пока часть области была оккупирована, мы вместе с ними выезжали на наши объекты для ремонта сетей. Эти люди работали не только за деньги.

Во время оккупации были звонки с той стороны от коллаборантов. Они требовали возобновить им энергоснабжение — вероятно, им ставили такую задачу.

Quote«Никто из наших туда не пошел, отправили их туда, куда пошел русский корабль».

Пока во время оккупации была связь с нашими работниками на той стороне, я дал им команду сохранить технику компании, там было много новых машин. Они спрятали автоподъемники и вышки по боксам, сняли аккумуляторы, поспускали колеса. Поэтому все наши машины остались невредимыми и сейчас работают.

После того как россияне ушли из Киевской области, мы вместе с ВСУ заходили на те территории, чтобы они их разминировали и нам можно было работать. Люди после оккупации выходили нам навстречу, рассказывали, как им было тяжело, все это время они сидели без электроэнергии. Они плакали, встречали нас с радостью, предлагали поесть.

Потом люди стали выбираться с другого берега реки. Мосты были разрушены — они по воде выходили, кое-кто с детьми. Наши работники их встречали, тогда у всех действительно слезы на глазах стояли. Мы забирали их в наши административные здания, где можно было посидеть, погреться, давали им все: еду, одежду. Но прежде всего важно было их успокоить.

«Работали, сколько было сил»

Где-то два месяца у нас ушло на возобновление энергоснабжения Вышгородского района после боевых действий в марте. В первую очередь починили энергоснабжение для критической инфраструктуры: ВСУ, магазины, больницы, а затем до последнего потребителя.

Мы практически круглосуточно работали, не обращая внимания на нормирование рабочей смены. Работали до результата. Мы знали, что там, на передовой, нашим солдатам сложнее, чем нам здесь. Никто не смотрел на часы: поели, умылись и снова за работу.

Quote«Сколько сил у людей было, столько и работали. Сейчас это происходит так же: люди работают практически круглосуточно».

Обычный рабочий день сейчас и до войны сильно отличается. Тогда у нас были отлажены дела: мы приходили на работу и знали, как выполнять свои задачи по утвержденным инструкциям. Поскольку работа энергетика даже в мирное время связана с риском для жизни и здоровья, мы всегда очень строго относились к нарушителям техники безопасности: их увольняли. Раньше приходилось устранять последствия непогоды — это была работа в форс-мажорных обстоятельствах. Сейчас этот почти ежедневный форс-мажор стал еще более рискованным.

Руководитель РЭС Вышгородского района Сергей Фороща о том, как работаю энергетики во время войны.Фото предоставлено ДТЭК

Руководитель РЭС Вышгородского района Сергей Фороща о том, как работаю энергетики во время войны.Фото предоставлено ДТЭК

Бывало, мы по два часа с военнослужащими ВСУ лежали на земле и ждали, когда закончатся обстрелы. Они нас обычно сопровождают, когда мы ремонтируем военные объекты. Мы даже не знаем об их расположении, поскольку не все линии обслуживаем. Военные нам сами показывали, где у них повреждения, а мы уже ремонтировали как специалисты.

После 24 февраля каждый день нестандартная ситуация, приходится работать и под обстрелами, которые могут начаться в любой момент. Несколько наших коллег погибли из-за заминирования.

Мы не хотим, чтобы эта нестандартная ситуация становилась нормой. Очень надеемся, что скоро придет время, когда мы вернемся к нормальным условиям работы: чтобы люди приходили на работу живые и здоровые и возвращались домой невредимыми.

«Сложно прогнозировать, что ждет тебя»

Характер повреждений от попаданий ракет по объектам или от обломков совсем другой, чем когда случается непогода. Ни один ураган не произведет разрушений такого масштаба. Если дерево упало и порвало провода, было достаточно четкое понимание, как с этим справиться. Однако взрывные обломки иссекают провода другим способом. Иногда поврежденный провод держится на одной жилочке, и это действительно сложно увидеть. Но если это не заметить и подключить его к сети, от большой нагрузки этот провод может перегореть. От этого линия упадет, приведет к пожару или коснется человека. Поэтому часто приходится менять всю линию. На все это нужно время, материалы, специалисты.

Quote«Сейчас очень сложно прогнозировать, что тебя ждет в течение дня».

Как только кажется, что мы приходим к графикам и все становится более или менее прогнозируемо, снова что-то происходит.

В этих ситуациях всегда приходится принимать нестандартные решения. Поэтому сейчас работают люди, которые не будут прятаться от таких решений за спинами руководства, они готовы брать на себя ответственность. Это люди, которые не будут говорить: «Я не знаю. Я не хочу».

Когда спрашиваю себя, что придает мне силы в это время, думаю, что надо быть патриотом своей страны. Надо помнить, что у тебя родители, дети, друзья. Каждый из нас должен внести свой вклад в эту победу. Предки каждого из нас также были украинцами, жили в Украине и вносили свой вклад. Значит, такова наша судьба. Наверное, в душе я чувствую, что мои близкие мною гордятся: они переживают, благодарят, поддерживают.

Раньше до войны были нередки ситуации, когда люди упрекали нас в отсутствии света, несмотря на непродолжительное время ремонта. После 24 февраля такого не было ни разу. Сейчас я вижу, что люди изменились, они стали более выдержанными, более спокойными, стали прощать друг друга. Каждый понимает ситуацию, которая сложилась в стране.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!
Поблагодарить 🎉