Facebook Pixel
Русский военный корабль, иди нах*й.
Пожертвовать на армию
×

Почему Украина победит в энергетической войне с Россией

Удары по энергосистеме Украины

Удары по энергосистеме Украины

С 10 октября РФ начала использовать разрушение энергетической инфраструктуры как один из основных методов ведения войны против Украины. В ходе дискуссии, организованной Центром экономической стратегии, рассказали, что за 1,5 месяца по энергосистеме ударили около 1500 ракет. Конфигурация энергетической системы меняется после каждого такого удара. По оценкам Центра исследований энергетики, если взять за 100% состояние на 10 октября, то в энергосистеме сейчас осталось 15% стойкости. Эксперты уверены, что ни одна из европейских систем не выдержала бы такого удара и давно бы утратила целостную работоспособность. Участники дискуссии обсудили, что можно сделать, чтобы повысить защищенность энергосистемы.

Как россияне разрушают украинскую энергосистему

Александр Харченко, директор Центра исследований энергетики. Электросистему сделать устойчивой к ударам невозможно. Высоковольтные подстанции занимают площадь до нескольких гектаров. Провода, опоры – все это нельзя спрятать в укрытие. Силовые трансформаторы имеют огромные размеры (20 – 30 м), они очень сложно устроены (в них только высокотехнологичных электронных элементов может быть несколько сотен).

Потери украинской энергосистемы от ракетных ударов. Иллюстрация: Ольга Буславец

Потери украинской энергосистемы от ракетных ударов. Иллюстрация: Ольга Буславец

Ракетные атаки РФ тщательно спланированы их энергетиками, которые понимают, как устроена сеть, куда больнее ударить. И нам очень повезло, что их ракеты недостаточно точные.

В мае обсуждалось, что нужно сделать для повышения защищенности системы. Были предприняты меры физической защиты объектов. Например, эффективными оказались огромные мешки с песком (до 1 тонны весом), которыми закрыли определенное оборудование. От прямого попадания ракеты они не защищают, но от осколков – вполне.

Большую работу «Укрэнерго» провело по подготовке бригад ремонтников, которые потом в режиме 24/7 возобновляли работу системы на магистральном уровне.

Сейчас у нас нет ни одной неповрежденной электростанции, продолжаются атаки на их устройства вывода энергии. Также продолжаются атаки на подстанции.

В каждой атаке просматривается четкий сценарий, то есть цель, которую преследовали россияне, нанося удар по энергосистеме.

В 2017 году началась подготовка к объединению украинской ОЭС с европейской. Было проведено много работы по модернизации сети на общую сумму 700 млн евро, в том числе заменили часть трансформаторов. И старые не были распроданы и порезаны на металлолом. Благодарить за это нужно украинскую бюрократию. Дело в том, что трансформатор – это такой материальный актив, который нужно списывать через Кабмин. А сделать быстро это невозможно. Поэтому эти трансформаторы сейчас достали со складов и установили на место поврежденных.

Повысить устойчивость системы сейчас можно двумя путями. Первый – искать и быстро доставлять в Украину все доступное оборудование, прежде всего трансформаторы. Второй – оборудовать объекты критической инфраструктуры альтернативной генерацией. В мире существуют мобильные газотурбинные и газопоршневые электростанции. Они доступны и могут быть быстро привезены. Например, 25 — 30-мегаваттная газотурбинная электростанция обеспечит работу насосов водоканала и тепловой генерации в Киеве.

Организационная стойкость энергосистемы Украины

Елена Осмоловская, руководитель Офиса реформ при Министерстве энергетики. Сейчас ищут варианты решений, которые позволят быстро завозить в Украину энергетическое оборудование, которое удается найти за рубежом. В некоторых странах работа ведется на уровне компаний, в некоторых – местные поставщики хотят сотрудничать только с правительством Украины. Международные финансовые организации готовы нам помочь, но нужно выработать механизмы, чтобы деньги быстро попали туда, где они нужны.

Недавно государство ввело льготный импорт генераторов и накопителей энергии малой мощности, чтобы люди и бизнес могли сами себе организовать обеспечение энергией. Для правительства же приоритет – обеспечение потребностей «Укрэнерго». Лучше найти один мощный трансформатор, чем ввозить 10 тыс. генераторов.

Харченко: «Ничего более бесполезного с точки зрения государственного устройства, чем Минэнергетики, в Украине сейчас нет. Основные проблемы решаются на уровне компаний, а министерство разве что создает дополнительные препятствия. Недавно я узнал из СМИ, что еще в июле наши европейские партнеры предложили поставить газотурбинные электростанции, и это предложение без движения лежит в Минэнерго. Никто о нем не знает».

Что будет с энергосистемой Украины после войны

Юрий Кубрушко, основатель и управляющий партнер финансово-энергетической компании IMEPOWER. Нам уже сейчас следует думать, что нужно делать через четыре месяца, после окончания этого отопительного сезона. Энергетика – очень инерционная система во всем: в планировании, в получении разрешений на строительство объектов, в производстве, так как многое оборудование изготавливается под заказ, и др. То же самое относится к финансированию. Есть относительно быстрое финансирование по запросу, но для проведения работ по восстановлению нужны большие деньги. Дать их могут международные финансовые организации, но ради нас они не будут пересматривать свои процедуры с целью их упрощения и ускорения.

Тут есть несколько принципиальных вопросов, по которым нужно принять идеологические решения.

Первое — что мы делаем: восстанавливаем старую систему или строим новую, основанную на иных принципах, децентрализованную.

Второе – мы рассчитываем на частный капитал или сохраняем в сфере энергетики государственный капитализм, когда госмонополии привлекают кредитные средства и занимаются проектами восстановления и развития. Если идем по второму пути, то нужно решить серьезные проблемы эффективности корпоративного управления в госкомпаниях. Если рассчитываем на частный капитал, нужно решать вопросы защиты прав инвесторов, упрощения процедур и т. п.

Третье – видение того, что мы создаем. Либо восстанавливаем систему, которая просто обеспечивает энергетические потребности страны, либо создаем некий хаб, инфраструктуру, которая укрепит позиции Украины на международном уровне. Например, производство зеленого водорода.

Осмоловская: «Еще один важный вопрос: кто за это все будет платить, как будет построена финансовая модель рынка. Деньги на восстановление – внешние заимствования и гранты. Государственная донорская помощь сейчас предоставляется только госкомпаниям. Но понятно, что восстановить энергосистему без частного капитала не получится. Инвесторы должны быть уверены, что получат возврат вложенных средств. Сделать это можно за счет тарифа или госбюджета, третьего варианта не существует.

У нас сейчас местные власти утверждают тарифы, но не несут ответственности за то, как теплогенерация рассчитывается за газ. Эта ситуация ненормальная, проблема – неприятная для многих, но, не решив ее, мы не сможем привлечь в отрасль частный капитал».

Харченко: «Если мы на протяжении квартала после окончания войны не сделаем нормальные рынки электроэнергии и тепла, то восстановление автоматически затянется еще на 10 лет».

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!
Поблагодарить 🎉
Комментарии
Все новости