Facebook Pixel

«Дома будут трещать и падать». Зампредседателя Архитектурной палаты Анна Кирий о хаосе градостроительной реформы и «малых» амбициях столицы

Анна Кирий, основатель архитектурного бюро, заместитель председателя Архитектурной палаты НСАУ. Фото из личного архива

Анна Кирий, основатель архитектурного бюро, заместитель председателя Архитектурной палаты НСАУ. Фото из личного архива

Основной законопроект № 5655, в котором аккумулирована вся градостроительная реформа, Верховная Рада обещает проголосовать уже в ноябре. Но этот проект вызвал яростное сопротивление архитектурного сообщества.

Почему архитекторы считают только что созданную Государственную инспекцию архитектуры и градостроительства (ГИАГ) недостаточно прозрачной и обвиняют депутатов в уничтожении авторского права — об этом The Page откровенно рассказала основатель архитектурного бюро, заместитель председателя Архитектурной палаты Национального союза архитекторов Украины Анна Кирий.

В таком виде реформа приведет наши города к бетонным гетто

Уже полгода архитекторы выступают за пересмотр законопроекта № 5655, который позиционируется как градостроительная реформа. Кто писал этот проект и как вышло, что к его созданию не были привлечены архитекторы?

- Закон о градостроительной реформе действительно писали без нашего участия. В марте этого года Архитектурная палата была просто поставлена перед фактом. Мы получили письмо, в котором прямо написано, что документ готовили Конфедерация строителей Украины, представители строительного рынка и Офис простых решений и результатов.

Telegram Logo
Quote29 марта мы впервые увидели этот документ. Люди из Офиса простых решений написали такие «простые решения», от которых у нас волосы встали дыбом. Потому что в градостроительной реформе роль архитектора нивелирована вообще.

Застройщики шли к этому долго. Еще в 2011 году был принят закон о регулировании градостроительной деятельности, отменивший все согласования: градсоветы, пожарных, санстанции, главных архитекторов городов и другие.

С тех пор застройщику уже не нужны какие-либо согласования проектной документации – он строит по своему усмотрению, в лучшем случае придерживаясь проекта, если захочет. А с принятием закона № 5655 ситуация только усугубится.

Министерство продвигает этот закон с упором на его прозрачность, цифровизацию, диджитализацию, реформу ГАСИ.

- Цифровизация – это прекрасно. Мы поддерживаем прозрачность. Но прозрачность без контроля – это хаос. Как сказал мой коллега архитектор Кирилл Чуйко, «если цифровизировать хаос – получится цифровизированный хаос».

Наши народные депутаты мыслят так: у нас есть коррупция в ГАСИ – давайте отменим ГАСИ, и все проблемы решатся сами собой, если разрешения станет легче регистрировать через электронные системы.

QuoteНо если приходит нечестный застройщик, он просто регистрирует свою незаконную стройку в электронной системе, где его никто не проверяет.

Хотите сказать, что ГИАГ не справляется?

– Это всего лишь электронная система, где можно быстро получить разрешение на строительство и сдать в эксплуатацию завершенный объект. Но это вовсе не о качестве и безопасности объектов.

Пока мы видим, что и сама система работает с перебоями. Она дала зеленый свет стольким скандальным проектам, что начинаешь сомневаться в ее прозрачности.

QuoteОдин из вопиющих – скандал с домом на ул. Мирная, где вместо коттеджа, который, согласно градостроительным условиям и документации, имел ограничения в четыре этажа, принимают в эксплуатацию 12-этажный дом. И «прозрачная» электронная система это пропускает.

Некому проверять – ведь все согласования отменили, а подписал эту проектную документацию вообще не архитектор, а инженер-проектировщик.

Еще один скандал произошел недавно в Харькове, где застройщик получил разрешение на реконструкцию нескольких квартир, а в результате появился многосекционный многоэтажный жилой дом класса СС-3 (высокий класс последствий), и он тоже был принят в эксплуатацию с помощью электронной системы, а все документы подписал инженер-проектировщик.

Сама по себе прозрачность не работает, когда нет никаких предохранителей и никакого контроля ни со стороны автора-архитектора, ни со стороны города.

Фото: личный архив

Фото: личный архив

Анна Кирий, основатель архитектурного бюро, замглавы Архитектурной палаты НСАУ


А чем еще не устраивает архитекторов № 5655?

– Нас возмутило полное неуважение к профессии архитектора, которым пропитан документ. Речь идет в первую очередь о насильственном вмешательстве в авторские права архитектора. Там прямым текстом написано: «Существенным условием договора о разработке проектной документации на строительство объектов за бюджетные или приравненные к ним средства является полная передача имущественных прав интеллектуальной собственности заказчику этой проектной документации».

Депутаты нас успокаивают: за вами остаются неимущественные авторские права, и закон об авторском праве вас защищает. Но все наоборот. Неимущественное право связано с требованием признания собственного авторства на объекте. Но зачем мне право признавать свое авторство, если застройщик обезобразил мой объект до неузнаваемости.

Имущественные права – исключительные права на использование произведения. На практике это означает, что архитектор не только создает образ здания, но и работает с безопасностью, пространством, городской «тканью». Он несет огромную ответственность: моральную – за образ здания, уголовную – за безопасность, административную – за соответствие нормам, и за ошибки архитектор должен платить огромные штрафы. Система штрафов работает с 2011 года, но это как-то сказалось на незаконной застройке?

Единственный инструмент, через который архитектор может влиять на реализацию своего объекта, – это его авторское право. Если имущественные права интеллектуальной собственности принадлежат заказчику, архитектора можно заменить другим, более «покладистым», который все подпишет и внесет все необходимые застройщику изменения.

QuoteМне лично предлагали взятки на бюджетных объектах за отказ от авторских прав. Так и говорили: возьми 200 тысяч, а мы все сами допроектируем.

Вмешательство в авторские права — распространенная практика среди коммерческих заказчиков: они стремятся забрать имущественные права интеллектуальной собственности еще на этапе подписания договора. Смешнее всего, что архитектор отдает их бесплатно, потому что о цене с заказчиком уже договорились, а эти позиции юристы вписывают в договор «в нагрузку».

Дело в том, что сейчас закон не обязывает считать авторским каждый договор на разработку проектной документации или обязательно определять в нем владельца имущественных прав, а законопроект 5655 обязывает делать это всех.

То есть забирать авторские права бесплатно?

– Вопрос о цивилизованной оплате авторских прав не стоит вообще. У кого права – тот и будет принимать все решения по этому проекту и вносить в него любые изменения.

QuoteПочему-то никому не приходит в голову купить картину Пикассо, сказать, что у него есть права, и дорисовать, например, рога. А вот застройщики считают, что могут вносить в проект любые изменения по своему усмотрению, и активно продвигают эти положения.

В законопроекте архитекторы были переименованы в разработчиков проектной документации. Принимать решения по реализации проекта и вести авторский надзор будет разработчик проектной документации, которому владелец делегирует имущественные права. И этот обладатель прав может заменить разработчика в любой момент – и во время проектирования, и во время авторского надзора.

Но как надзор может называться авторским, если его ведет не автор? Все это иллюстрирует то, как наши законодатели «ценят» профессию архитектора.

Конечно, усилия архитектурного сообщества сейчас направлены на борьбу за восстановление наших прав, но архитекторы не единственные, кто дискриминирован этим законопроектом.

QuoteРоль общин приравнена к нулю. В проекте № 5655 нет места ни людям, живущим в городах, ни их мнению о том, каким они хотят видеть свой город. Роль органов местного самоуправления также сведена к минимуму. Они могут разве что мониторить последствия самовольной застройки и жаловаться в центральный орган надзора.

А как реагируют другие стейкхолдеры реформы? НАПК, как известно, поставило под сомнение статус Градостроительной палаты, которую хочет создать власть.

- Собственно, НАПК разгромило проект № 5655, указав, что он содержит коррупционные риски и его нужно отправить на доработку. В ответ на это «Слуги народа» заявили, что законопроект прошел антикоррупционную экспертизу. То есть все хорошо — работаем дальше.

Свои негативные выводы дали Национальный союз архитекторов Украины, Архитектурная палата, НАПК. Минкульт написал вывод, что не поддерживает законопроект, с рекомендацией отправить его на доработку.

Главное научно-экспертное управление ВР тоже дало разгромное заключение по проекту. Там прямо сказано, что закон об архитектурной деятельности просто теряет смысл, поскольку из него убрали все важные статьи.

Но вместо того, чтобы вернуть эти важные компоненты и изменить систему по сути, депутаты решили просто переписать преамбулу в закон.

Упрощение – это не панацея от всего

Чего ждать в случае принятия № 5655 в его нынешнем виде? Какие риски?

- Самое важное: в ситуации, когда главной идеей любого проекта становится только выгода, а ответственный за безопасность устранен, нужно понимать, что со временем новые здания будут падать на голову.

Школы, садики, все объекты, разработанные за бюджетные средства, будут трещать и падать. И это не преувеличение.

Застройщику важно построить побыстрее, повыше и втиснуть в конкретный участок как можно больше квадратных метров. Результаты видим на улицах наших городов, а будет еще хуже.

Разумеется, вместо хорошего современного пространства мы получим ужасную хаотическую застройку и бетонные гетто.

Поэтому сами горожане должны быть в первую очередь заинтересованы в том, чтобы вернуть в систему необходимые предохранители — тех, кто контролирует застройщика: органы градостроительства и архитектуры, главных архитекторов городов, архитекторов-проектировщиков, несущих ответственность за качество, эстетику и прочность зданий.

Сегодня мы видим, как от хаотичной застройки страдает Киев. С проектом № 5655 она станет еще более активной и непредсказуемой.

Офис простых решений заявил, что подобную градостроительную реформу приняли в Грузии, но мы видим, как в Грузии уже падают дома. Упрощение – это не панацея от всего. Решения в нашей реформе не могут быть простыми, особенно в такой сложной системе, как градостроительство.

Без контроля застройщик может делать все что угодно. К примеру, на месте запланированных 4 этажей могут появиться 25. Он всегда найдет разработчика, который за деньги подпишет что угодно.

Гражданский контроль, который был ранее, по проекту 5655 сейчас отдается в частные руки. Застройщики смогут создать для этого частные компании, платить им деньги, а те будут их контролировать. Это прямой конфликт интересов, но авторов реформы это не волнует.

Что предлагает Архитектурная палата Украины?

– Депутаты должны признать, что проект опасен. Они не учли мнения всех стейкхолдеров, выбросили из системы очень важные звенья, и это может привести к непоправимым последствиям.

Законопроект следует доработать, привлекая всех участников проекта: архитекторов, органы местного самоуправления, объединенные территориальные общины, антикоррупционные органы, страховщиков.

Фото: личный архив

Фото: личный архив

Анна Кирий, основатель архитектурного бюро, заместитель председателя Архитектурной палаты НСАУ

Как это должно быть? Есть развивающийся город. Избранные представители городских властей сначала изучают общественное мнение, подытоживают информацию о том, каким горожане хотят видеть свой город. На базе этого мнения должна разрабатываться градостроительная документация.

Главный архитектор города участвует в процессе и ставит визу. Далее застройщик получает градостроительные условия и ограничения, которые подписаны главным архитектором города.

И на основании этих документов, отражающих общественный запрос, архитектор и другие проектировщики создают проект, который должен пройти экспертизу и получить согласование главного архитектора города как представителя общины. Когда все в курсе того, что будет строиться, – это и есть прозрачность.

По согласованному проекту заказчик с подрядчиком воплощают объект в жизнь, где авторский надзор обязательно осуществляет автор проекта. Но на проекте должна быть виза главного архитектора как представителя общины.

Он должен сказать: это именно то, о чем мы договорились с обществом, этот объект отвечает запросам города. Это должно быть в реформе градостроительства.

Ни мэр, ни архитектор города не оказывают никакого влияния на то, что в нем строится. А община спрашивает именно с них. На выходе мы получаем строительство без архитекторов и надежды увидеть хорошее современное и безопасное пространство наших городов.

Как заставить город принять генплан с участием горожан?

– В Киеве произошли определенные сдвиги. Архитекторы, объединившись, выходили на «Марш за Киев», где одним из требований выдвигался вопрос принятия генплана с участием общины. Ведь горожане хотят участвовать в создании этого документа. Но людей никто не спрашивает, каким они хотят видеть развитие города, какие у них нужды. И это досадно.

QuoteКиев обладает большим потенциалом к изменениям. Единственное, чего ему не хватает, – собственной амбиции для создания современного пространства и активности в этом направлении.

В этой ситуации генплан, написанный за кулисами, с договорняками, следует забыть и создать новый с привлечением общины. Было бы верно выбрать на международном архитектурном конкурсе автора или команду авторов этого генплана.

QuoteУ нас очень много промзон, которые расположены вдоль Днепра. Есть места, которые должны стать изюминкой Киева. Они запущены, доступ для людей к ним ограничен.

Как происходит застройка таких объектов? Кто-то, скажем, покупает старое здание завода, идет в горсовет, чтобы оформить участок. Оформляет. Если он меняет целевое назначение объекта, то должен изменить и градостроительную документацию, а там по крайней мере предусмотрены обязательные общественные слушания.

В противном случае просто будет строить то, что он хочет. Да, конечно, в лучшем случае он получит градостроительные ограничения относительно плотности и высотности. Но никакого архитектурного контроля здесь уже нет.

Классно было бы совсем по-другому с «промками» работать. Посмотреть генплан, определить, какие территории имеют потенциал изменить город к лучшему. Берем эти уникальные земельные участки, которые еще никому не переданы, и объявляем на них международный архитектурный конкурс.

К примеру, та же самая Теличка — промзона, которая может стать изюминкой города с прекрасными набережными. Давайте проведем здесь архитектурный конкурс, найдем инвестора, который все это реализует.

QuoteВсе лучшие постройки в мире появились по результатам конкурса. От Эйфелевой башни до реконструкции Рейхстага.

Давайте сделаем так, чтобы наш город был прекрасен. В каждом городе Европы можно найти объекты, строившиеся архитекторами с мировыми именами.

QuoteНорман Фостер, Заха Хадид, Ричард Роджерс, Ричард Мейер – уже не только Европа, даже страны Азии считают честью их пригласить. Почему бы нам это не сделать?

Тогда и у нас появятся мировые шедевры. Не сплошная застройка, а современное пространство, которое будет интересно и нам, и гостям города. Безымянная архитектура убивает города, а архитекторы с мировым именем вписывают города в большую культурную карту мира.

Какими будут наши города – решать нам, потому что мы выбираем тех, кто пишет законы. Так давайте с них и спросим. Инструменты демократии в Украине, к счастью, еще работают.

Комментарии

Все новости