Facebook Pixel

Кому нужна городская скульптура (часть 2)

Ирина Белан
PR эксперт, журналист
Выставка в Пьетрасанте.  Фото: Юлианна Заднипрянная

Выставка в Пьетрасанте. Фото: Юлианна Заднипрянная

Часть 2

Читать часть 1

Помните анекдот про муравья, который женился на слонихе и первую брачную ночь бегал по ней с криком: «И это все мое?!»?

Telegram Logo

Я прочувствовала его состояние, когда села за вторую часть блога о городской скульптуре. Анонсировав, что она будет посвящена зарубежному опыту, я знала, что будет сложно определить типологию выбора – по стране, городу, скульптору, стилю, материалу? Однако не ожидала, что миссия окажется практически невыполнима. Никогда я не была так близка к провалу, как сейчас.

Подсобравшись, я решила опираться на единственно верный маркер — собственный опыт. У меня был, конечно, соблазн рассказать про работу «Забытые ручьи» испанского скульптора Кристины Иглесиас, жены скульптора Хуана Муньоса. «Забытые ручьи» входят в комплекс лондонской штаб-квартиры Bloomberg, при строительстве которой частично на волю была выпущена река Волбрук, заточенная под землю в викторианский период. Ее потоки и стали частью скульптуры Иглесиас.

В этой работе очаровательно все. То, как она ясно вписана в структуру улицы и разделяет потоки пешеходов. То, как она фиксирует городскую историю и обогащает ее новыми смыслами – Bloomberg реально является лидером в предоставлении потоков информации, касающейся финансового рынка. То, как ее размеры, форма и материалы коррелируют с окружающими зданиями и самой штаб-квартирой. Городская скульптура должна быть зашита в городскую среду – здравствуйте, Капитан Очевидность!

Работа Иглесиас стала не единственным приобретением Майкла Блумберга. В лондонской штаб-квартире, проект которой разрабатывала студия Нормана Фостера, сэра Нормана Фостера, находятся работы Олафура Элиассона, Артуро Херрера, Дэвида Тремлетта, Майкла Крейг-Мартина. Произведениям искусства в офисных пространствах я посвящу отдельную статью. Однако приводить Лондон в качестве примера – это посылать в нокаут в момент выхода на ринг. Представьте, ринг-герл еще несет табличку с цифрой 1, а вы уже лежите на полу и рефери произносит: «10».

Пьетрасанта! Удивились? Я сама в шоке. «… задумав работу, он мог годы проводить в каменоломнях, отбирая мрамор и строя дороги для перевозки; он хотел быть всем зараз – инженером, чернорабочим, каменотесом; хотел делать все сам – возводить дворцы, церкви – один, собственноручно. Он трудился, как каторжный» — так Ромен Роллан пишет о работе скульптора в Каррарских каменоломнях в своей книге «Жизнь Микеланджело», изданной в 1908 году. В каменоломнях, расположенных в Апуанских Альпах, Микеланджело провел около семи месяцев, выбирая камень, из которого создаст скульптуру Давида. Каррарский камень станет основным материалом Мраморной арки, расположенной неподалеку от Ораторского уголка в Лондоне. Но о Лондоне больше ни слова. Микеланджело жил и работал в Пьетрасанте, в городе, основанном в 13 веке. Название города означает «святой камень». Ничего особо примечательного в нем не было, кроме мраморных каменоломень, однако именно они позволили веками оттачивать мастерство местным ремесленникам и привлекли сюда скульпторов и художников. И пусть диапазон материалов, используемых современными мастерами, расширился, они продолжают приезжать в Пьетрасанту. Приезжать и оставаться.

Представьте – город расположен на территории площадью 41 квадратный километр с населением 23 666 человек по состоянию на март 2018 года. В городской коммуне проживают, среди прочих, колумбийский скульптор Фернандо Ботеро, норвежский Джулия Ванс, голландский Ханнеке Бомонт, датский Йорген Соренсен. Восемнадцатилетним юношей сюда приехал американский скульптор Ромоло Дель Део, чтобы учиться резьбе по камню. В музее Museo dei Bozzetti, основанном в 1984 году, находятся более 700 работ авторства 350 мастеров. Не буду даже пытаться их всех назвать. И все-таки не удержусь – среди прочих там есть работы Ники де Сен-Фалль, Жан-Мишель Фолона, Исаму Ногути и Игоря Миторая, который тоже жил в Пьетрасанте.

Частью музея является Международный парк современной скульптуры, на экспонаты которого вы натыкаетесь на каждом шагу. Да, слово «натыкаться» не совсем соответствует высокой теме искусства, зато оно отражает реальность. В сакральных зданиях, на площадях, улочках, улицах, тупиках, в парках, скверах, у кафе и ресторанов, не только в центре, а и на окраине города – они среди нас. В таком формате хочешь не хочешь, а начнешь абсолютно бытовую коммуникацию с городской скульптурой. А бытие определяет сознание.

Это еще не все — мало того, что они отдали на откуп скульпторам город в реальной жизни, они еще и вынесли им на блюде ключи от виртуального мира, создав Musa, виртуальный музей скульптуры и архитектуры. Заметили, как они хитро сплели между собой эти два вида визуального искусства? Без скульптуры архитектура немая. Без скульптуры архитектуры нет. Ее просто нет. И это еще не все — в Пьетрасанте каждый год с июня по ноябрь меняется экспозиция на центральной площади с предсказуемым названием Дуомо и на прилегающих к ней улицах. В 2012-м выставлялись работы Фернандо Ботеро. В 2015 году — проходила ретроспектива работ Игоря Миторая. В 2018 году, когда я была в городе, — экспонировались работы испанского скульптора Маноло Вальдеса. В 2020 году на ней были выставлены работы итальянского мастера Фабио Виале, который покрывает татуировками мраморные статуи. В текущем году в Пьетрасанте выставляются работы сицилийского скульптора и художника Джузеппе Венециано, представителя поп-арта. Кажется, что приоритеты новой волны от секса, наркотиков и рок-н-ролла переместились в другую парадигму — секс остался неизменным, а остальное заменили религия (как тут не вспомнить каноническое «религия — опиум для народа») и политика.

Вы скажете, что сравнение Киева и Пьетрасанта некорректно — последний является естественной мастерской, где веками формировались и оттачивались ремесленные навыки. Ремесленные и коммуникативные – ведь с людьми творческими тоже надо уметь коммуницировать. То есть нам нечего ответить Чемберлену?

Об этом я расскажу в финальной части этой истории. Хотя, Бог или кто там вместо Него сегодня, — свидетель, я не представляю, как докручу сюжет.

Фото автора — Ростислав Рипка

Читать часть 3

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости