Facebook Pixel

Война жузов и окончание транзита власти в Казахстане

Виталий Кулик
директор Центра исследований проблем гражданского общества
Протесты в Казахстане.  Фото: @nHPoUmF6dROjz9v

Протесты в Казахстане. Фото: @nHPoUmF6dROjz9v

В Казахстане завершается затянувшийся с 2019 года транзит власти. Правительство Казахстана ушло в отставку из-за охвативших страну массовых протестов. По всей стране введен режим чрезвычайного положения. Акция, которая началась как протест против повышения цен на сжиженный газ на заправках, превратилась в общенациональное восстание под лозунгом: «Шал кет!» («Дед, уходи!» — с казахского). Первый президент Нурсултан Назарбаев был лишен должности главы Совета безопасности Республики Казахстан (в этом статусе елбасы мог назначать министров и влиять на стратегические решения). Протестующие захватили аэропорт Алматы. Есть первые жертвы. Президент Токаев пригласил в страну миротворцев ОДКБ. Что это: революция, оккупация или война жузов?

Причины

Формальным поводом для нынешних акций протеста стало увеличение стоимости сжиженного газа с 60 до 120 тенге за литр (курс 1 долл. США — 435,6 тенге).

Дело в том, что все, что происходит на этом рынке, — это бизнес зятя Назарбаева Тимура Кулибаева. Там нет конкуренции, рынка как такового. Цены регулировались административным методом. Пока экономика Казахстана позволяла себе покрывать ущерб от дотирования «социальной цены», власти создавали зеленую улицу для «КазМунайГаза» (производителя сжиженного газа) и для монополии сети АЗС Qazaq Oil, где этим газом торговали.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

Но убытки уже приобрели такой размер, что дальше их терпеть Минэнергетики не могло. В 2018 году в закон «О газе и газоснабжении» были внесены поправки, предусматривающие поэтапный переход к торгам сжиженным нефтяным газом через электронные торговые площадки начиная с 2019 года. В течение 2019 — 2021 годов цена росла. Нельзя сказать, что в один день она повысилась с 60 до 120 тенге за литр. К 31 декабря 2021 года во многих городах цена газа уже составляла 80 тенге.

Поэтому выход людей на улицы хотя и был спровоцирован стремительным повышением цены, но на самом деле имеет много других причин.

Подписывайтесь на нас в Google News!

По словам казахского экономиста Айдара Алибаева, это негативные последствия кризиса в сырьевой модели экономики Казахстана. Сегодня в стране фиксируется чрезвычайно высокая безработица (вместе с так называемыми самозанятыми безработных — до половины трудоспособного населения), обескровленное сельское хозяйство; усилилась деградация системы здравоохранения, образования и науки; неэффективный коррумпированный госаппарат впадает в прострацию.

В результате, по мнению Алибаева, «имеем обанкротившуюся модель худшего варианта сросшейся с бизнесом советской чиновничьей системы, основанную на недемократическом характере принятия решений и закрытой эксплуатации сырьевых ресурсов».

Блогер Нигмет Ибадильдин считает, что сейчас стало трудно покупать лояльность населения, поскольку нефтяной рог изобилия иссяк.

Кто вышел на улицу

Интересно, что в акциях протеста была почти незаметна традиционная политическая оппозиция. Сегодня беглец-олигарх Мухтар Аблязов, лидер «Демократического выбора Казахстана», в эфире канала «Украина24» рассказал, что «никаких переговоров с властью не будет». Цель оппозиции — «полное свержение режима Назарбаева». На самом деле, хотя ДВК действительно преследуют и сажают за экстремизм, влияние этой политической силы на протесты мизерное.

После того как в 2018 и 2020 годах была криминализирована деятельность «Демократического выбора Казахстана» и «Көше партиясы», когда решением Есильского районного суда города Нур-Султан они были признаны экстремистскими организациями, оппозиция не имела возможности вести легальную работу.

По информации правозащитника Бахытжан Торегожиной, руководителя алматинской неправительственной организации «Ар.Рух.Хак», в 2018 – 2019 годах по статье 405, части 2, уголовного кодекса, было осуждено более 60 активистов. Большинство было приговорено к ограничению свободы и запрету заниматься общественно-политической деятельностью.

По состоянию на 2021 год в Казахстане насчитывалось 22 политических заключенных. 14 из них были приговорены к тюремным срокам, 7 — содержались в СИЗО, один — принудительно заперт в психбольнице. В целом на 1 сентября 2021 года как минимум против 79 человек в Казахстане были открыты политически мотивированные уголовные дела. Всем угрожает заключение.

11 февраля 2021 года Европарламент принял срочную резолюцию по ситуации с правами человека в Казахстане. В документе перечислены десятки политических заключенных и политически преследуемых активистов и правозащитников. В резолюции говорится о репрессиях против оппозиции под личиной борьбы с экстремизмом.

Поэтому основную роль в мобилизации недовольных в 2016-м (во время земельных бунтов) и в 2019-м (против результатов выборов) играли общественные самоорганизованные группы. Некоторые формировались на местных форумах знакомств людьми, которые раньше друг друга почти не знали. В большинстве своем актив манифестантов — это новые люди в уличной политике.

В Казахстане уже были радикальные мощные выступления — массовые столкновения в 2006 году в Алматы в микрорайоне Шанырак, связанные с землей. В 2011 году произошли события в Жанаозене, где также были столкновения между нефтяниками и полицией. В 2014 и 2016 годах прошли протесты против девальвации тенге и продажи земли китайцам.

Нынешние беспорядки стали самыми массовыми и имеющими расширенную географию. Нельзя сказать, что это «бунт униженных жузов». Протесты проходят во всех регионах. Социальный состав их участников также пестрый: от сердитых горожан (ранее они были доминирующими) до молодых выходцев из сел, ищущих счастья в городах, рабочих предприятий, домохозяек и студентов. Социальная база протеста стала более широкой.

Протестное поле Казахстана — это множество разных групп. События скорее говорят о Казахстане как о кипящем котле. И эти протестные всплески будут происходить постоянно. Сейчас их в какой-то мере погасили, но протесты будут обостряться в других местах, по другим поводам. Пока что новая оппозиция не способна создать даже собственный политический субъект.

Традиционные оппозиционные группы не пользуются уважением протестующих. Новых институтов протест пока не породил.

Война жузов

Транзит власти от Назарбаева к Токаеву не помог преодолеть неуверенность режима в своем будущем. Президент заявляет о стремлении к модернизации и реформам, но ему приходилось это делать в условиях гиперопеки родственников Назарбаева.

После того как Токаев вступил в должность президента Казахстана в 2019 году, он объявил о планах реализации концепции «слышащего государства», которая заключается в «поддержке и укреплении гражданского общества». В сентябре 2020 года Токаев заявил, что приоритетной проблемой для него является «принятие новых мер по защите прав человека в Казахстане».

Однако уже в конце 2019 года политические репрессии в Казахстане усилились, а количество политических заключенных увеличилось. Режим был вынужден герметизироваться.

Все реформы управления Токаева до последнего времени носили технократический характер и не затрагивали высшие эшелоны государственного управления. Основные решения и стратегия определялись в тесном кругу и все еще с учетом позиции Назарбаева.

Оскорбительный ярлык «полупрезидент» ярко характеризует простор для маневра Токаева.

Понятно, что не только президент испытывал дискомфорт от чрезмерного присутствия елбасы у власти. Это на себе испытывали и новые группы влияния, возлагавшие определенные надежды на Токаева. Сюда стоит добавить и «дальний круг семьи», который был отстранен от прибыльных сфер зятьями Назарбаева. Отдельно стоит упомянуть силовиков, также рассчитывавших на свой кусок пирога в транзите.

Поэтому, анализируя последние события — беспомощность полиции, ступор местных администраций, решительные действия Токаева по отставке правительства Казахстана, отстранение Назарбаева от должности главы Совбеза страны (достаточно мощного поста в казахской архитектуре власти), выдавливание из страны членов семьи (Назарбаеву предлагают лечение за границей, с десяток чартерных бортов покинули Казахстан), — можно предположить, что это может быть проявлением борьбы кланов за власть.

Назарбаева испугали. Его десакрализовали (снос памятника). Его родственники бегут из Казахстана. Сам елбасы может покинуть территорию государства. Вернуть власть в стране после всего этого будет очень тяжело, если не невозможно. А у Токаева развязываются руки.

Токаев решает главный вопрос — завершает транзит и становится полноценным президентом. Без оскорбительной приставки «полу».

Он уже предпринял необходимые предварительные действия для этого: а) ввел госрегулирование цен на топливо на 180 дней (снизил цену на газ до 50 тенге за литр); б) отправил в отставку правительство и обвинил зятя Назарбаева в кризисе; в) переложил вину за кризис лично на Назарбаева и заставил того сложить полномочия главы Совбеза Казахстана и подумать о временной эмиграции. Следующим шагом могут стать досрочные парламентские выборы с ограниченным плюрализмом и дозированным допуском оппозиции. Для заморозки ситуации на время этого достаточно. Но если Токаев не пойдет на качественные изменения в системе, протесты возобновятся, потому что ключевые противоречия не будут разрешены.

Внешнее влияние

Кремль имеет рабочие отношения с Токаевым. Он для россиян является прозрачным и понятным. Несмотря на попытки казахского президента играть в свою игру с Китаем, в Москве не видят для себя в нем чрезмерных рисков.

Назарбаев, с его культом личности и собственной клиентелой, был менее выгодным партнером. Но смещать его сейчас... было бы слишком.

На сегодняшний день Москва владеет мощной инфраструктурой присутствия в стране. Россияне существенно нарастили свою долю в добыче и транспортировке нефти и газа с казахского шельфа на Каспии. Российский капитал присутствует во всех стратегически важных отраслях. Большинство кадров в силовых структурах, правительстве и на местах ориентированы на Россию.

Только если ситуация выйдет из-под контроля, Россия будет вмешиваться большими военными контингентами. На сегодняшний день обеспечить общественное спокойствие Токаев может и своими силами, а «миротворцы» ОДКБ будут выполнять охранные функции без официального участия в подавлении восстания. Другое дело — это ГРУ МО РФ и «Вагнера». Наши инсайдеры в силовых структурах Казахстана говорят, что оперативное вмешательство «специалистов» российского ГРУ позволило начать жесткий этап зачистки.

Вряд ли Токаев заинтересован в продолжительном пребывании российских войск в Казахстане. Все будет зависеть от того, насколько быстро казахстанское руководство «учтет пожелания» Москвы в вопросах региональной безопасности и внешней политики.

В Москве сегодня больше озабочены не сугубо казахскими проблемами, а тем, как это повлияет на стратегию транзита власти в самой России. Опыт Назарбаева подтолкнет Кремль к модели «вечного Путина» со всеми вытекающими последствиями.

США и ЕС могли бы быть заинтересованной стороной в изменении режима в Казахстана. Однако они не имеют не только достаточной сети активистов, но и выгоды. Пока Россия контролирует транзит с Каспия, а транскаспийские трубопроводы не являются альтернативой, Казахстан для коллективного Запада — это отложенная выгода. Поэтому его участие в событиях скорее сопроводительное.

Китай, безусловно, выиграет от окончания транзита в Казахстане. Токаев проводил политику усиленной лояльности к КНР и теперь пытается заручиться поддержкой Пекина в торгах с Россией. К тому же Пекин играет в революции только в Южной Азии, где местные режимы являются клиентами зонтов безопасности китайцев или американцев. В Центральной Азии Китай действует юанем и товарами. Они здесь более эффективны.

Украинский счет

Завершение транзита власти в Казахстане не даст Украине каких-либо новых преимуществ и не будет сильно отвлекать внимание Кремля от украинского Донбасса. Нур-Султан не покинет Евразийский союз и не выйдет из ОДКБ. Также не изменится политика Казахстана по отношению к украинским товарам, которые россияне внесли в санкционные списки.

Однако завершение транзита власти в Нур-Султане будет означать, что во власть придет новое поколение чиновников и экспертов, имеющих отличные от старшего поколения взгляды на геополитику. Мы можем воспользоваться этим и увеличить круг друзей. А со временем — и поговорить о казахстанском угле, нефти для наших НПЗ или обмене инвестициями.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости