Открытые данные пользователей в Интернете — забота о гражданах или нарушение их прав?

Оксана Кобзар
Член Ассоциации юристов Украины, партнер Axon Partners
Фото: Gerd Altmann/Pixabay

Фото: Gerd Altmann/Pixabay

1 сентября в ВРУ был зарегистрирован документ, которым предлагается внести изменения в УК и закон «О телекоммуникациях».

Ключевая инициатива, предусмотрена законопроектом №4004 — использование электронных доказательств и обязательство провайдеров раскрывать данные о деятельности пользователя в Интернете. Что это — качественная борьба с киберпреступностью или откровенное нарушение прав человека?


Во-первых. Законопроект №4004 не изменяет оснований для прослушивания граждан. Прослушивание относится к негласным следственным действиям, которые назначаются в случае, если иным образом невозможно получить информацию для расследования преступления.

Telegram Logo

Основания и порядок их проведения определены Уголовным процессуальным кодексом, и в этой части законопроект изменений в кодекс не вносит.

Во-вторых. В то же время законопроект вводит обязанность следователя безотлагательно, но не позднее 24 часов, возбудить уголовное дело (внести сведения в Единый государственный реестр досудебных расследований) в случае, если он обнаружил признаки преступления в результате проведения негласных следственных (розыскных) действий.

Google News Logo Подписывайтесь на нас в Google News!

Эту норму не следует воспринимать, как нечто кардинально новое, потому что по закону и сейчас следователь обязан безотлагательно внести в ЕРДР сведения о преступлении, и не только на основании сообщения от других лиц, но и в том случае, если он самостоятельно выявил следующие обстоятельства из любого источника.

В-третьих. В вопросах доступа к телефонам и компьютерам украинцев законопроект, на мой взгляд, не содержит принципиально новых положений, но расширяет возможности для сбора доказательств.

Электронные доказательства и теперь могут использоваться в криминальных процессах, но их процессуальный статус урегулирован несовершенно, такое регулирование лишает стороны уголовного производства возможности сбора доказательств.

Авторы законопроекта предлагают выделить их в отдельный вид доказательств и подробнее регламентировать процесс их получения и использования.

О (не) содействии в борьбе с киберпреступностью

Предложенные изменения действительно в определенной степени могут поспособствовать борьбе с киберпреступностью.

В то же время документ остается достаточно «сырым» и, по моему мнению, требует доработки в части регламентации изъятия и хранения отдельных видов электронных доказательств, имеющих свою специфику.

Не следует создавать поле для потенциальных злоупотреблений, поэтому нужно устранить все противоречия и пробелы предложенных норм.

Имеющиеся положения кодекса о порядке временного изъятия электронных информационных систем или их частей, мобильных терминалов систем связи не изменились. Такие объекты, как и раньше, могут изыматься в случае, если они прямо указаны в постановлении суда.

Изъятие их осуществляется для экспертного исследования, или в случае, если они получены в результате совершения преступления или являются средством или орудием его совершения.

Также такие доказательства могут изыматься, если доступ к ним ограничивается лицом или требует преодоления системы логической защиты (т.е. для ознакомления с их содержанием нужен пароль).

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости