Facebook Pixel

Обзор решений ЕСПЧ: как с Украиной судились из-за «Криворожстали»

Павел Лебедев
Член Ассоциации юристов Украины, юрист AGA Partners
Фото: Adrian Grycuk

Фото: Adrian Grycuk

Что вам приходит на ум, когда вы слышите о правах человека? В моем подсознании сразу же всплывает Мартин Лютер Кинг с его пламенными речами о равенстве людей, их достоинстве и свободах. Национальные меньшинства, свобода прессы, подавление демонстраций, незаконное содержание под стражей — все это постоянно звучит в контексте прав человека в СМИ, интернете и даже на лекциях в университетах.

Но маловероятно, чтобы в таком ассоциативном ряду упоминались экономические права предпринимателей.

И это не удивительно, потому что даже официальное название основного документа европейского континента в области прав человека — Конвенция о защите прав человека и основных свобод («Европейская конвенция») — обманчиво ссылается на права именно человека, не упоминая юридических лиц.

Telegram Logo

Тем не менее ст. 34 Европейской конвенции позволяет обращаться с заявлением о нарушении в Европейский суд по правам человека не только физическим лицам, но и юридическим.

И украинский бизнес активно пользовался этим механизмом правовой защиты годами. Наиболее популярными основаниями для обращения послужили нарушения неприкосновенности права собственности в сочетании с правом на справедливый суд, которые отражены в ст. 1 Протокола к Европейской конвенции и в ст. 6 Европейской конвенции соответственно.

Для того чтобы открыть эту малоизвестную сторону Европейской конвенции, мы отобрали самые интересные дела по заявлениям юридических лиц о нарушении Украиной их прав и интересов, которые рассматривал ЕСПЧ.

1. Industrial Financial Consortium Investment Metallurgical Union v. Ukraine

Резонансное дело, которое рассматривалось ЕСПЧ. В 2004 году промышленно-финансовый консорциум «Инвестиционно-металлургический союз» (ИМС) признали победителем конкурса по приватизации 93,02% «Криворожстали», о чем заключили соответствующий договор купли-продажи.

В связи с многочисленными нарушениями процедуры проведения приватизационного конкурса другие его участники обратились в хозяйственные суды для обжалования результатов. Однако суды не согласились с аргументацией истцов и отклонили их требования.

Впрочем, после смены власти приватизация все же была признана незаконной, а договор купли-продажи — недействительным. А уплаченные 4,26 млрд грн вернули на счета ИМС.

В то же время генпрокурор обратился в Верховный Суд для обжалования решений в упомянутых выше делах, несмотря на пропущенные процессуальные сроки в 4 месяца.

Невзирая на отсутствие доказательств наличия уважительной причины для такого пропуска, Верховный Суд рассмотрел обращение генпрокурора, отменив решения судов предыдущих инстанций и вернув дело на новое рассмотрение.

В своем решении Верховный Суд указал, что ИМС не имел права участвовать в приватизации «Криворожстали», а конкурс в целом был проведен с нарушением украинского законодательства. По результатам нового рассмотрения хозсуды признали договор купли-продажи недействительным.

В ЕСПЧ ИМС ссылался на нарушение права на справедливый суд в связи с тем, что Верховный Суд открыл производство и отменил решение судов предыдущих инстанций, несмотря на пропуск процессуальных сроков.

Отсутствие справедливого рассмотрения дела привело, по его мнению, к лишению ИМС права собственности на 93,02% «Криворожстали». Рассмотрев обращение консорциума, суд признал, что право на справедливый суд было нарушено в результате восстановления процессуальных сроков без достаточных на то оснований и последующей отмены решений, выгодных заявителю, без установления существенных нарушений норм материального и процессуального права.

Однако такие нарушения, по мнению суда, были не столь серьезными, чтобы считаться вмешательством госорганов в беспрепятственное использование заявителем своей собственности.

2. Aviakompaniya ATI, ZAT v. Ukraine

Из-за задержки выдачи сертификата безопасности авиакомпания обратилась в суд, чтобы обязать Госдепартамент авиатранспорта выдать ей соответствующий документ.

В отдельном производстве она также просила возместить упущенную выгоду, вызванную отсутствием сертификата безопасности в течение длительного промежутка времени. В конце концов Высший хозяйственный суд частично удовлетворил требования авиакомпании о компенсации убытков.

Будучи недовольным решением Высшего хозяйственного суда, Госдепартамент авиационного транспорта решил обжаловать его в Верховном Суде.

Последний отменил решение Высшего хозяйственного суда и поддержал решение суда апелляционной инстанции, отказавшего авиакомпании в удовлетворении иска на основании того, что заявитель не доказал наличия причинно-следственной связи между нарушением и убытками.

В ЕСПЧ авиакомпания утверждала, что процессуальное законодательство не предусматривает права Верховного Суда отменять решение суда кассационной инстанции с последующим оставлением в силе решения апелляционного суда.

Суд поддержал доводы заявителя и указал, что Верховный Суд действительно вышел за пределы своей юрисдикции. Признав нарушение ст. 6 Европейской конвенции, ЕСПЧ тем не менее отказался рассматривать заявленные нарушения права на беспрепятственное пользование собственностью, поскольку истец не выполнил требования об обращении в ЕСПЧ в течение 6 месяцев с момента вынесения окончательного решения украинских судов.

Продолжение следует.


Часть 1:

Часть 2:

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости