Дело «Медведчук против Стуса»: финиш или, по сути, старт?

Сергей Глотов
Адвокат по делу «Медведчук против Стуса», партнер «Шкребець и партнеры», член АЮУ
Фото: УНИАН

Фото: УНИАН

Решение, объявленное 19 октября 2020 судьей Дарницкого районного суда г. Киева Мариной Заставенко в деле по иску Виктора Медведчука к Вахтангу Кипиани и издательству VIVAT, на самом деле одиозное и такое, что служит ярким примером инквизиторского, политически мотивированного процесса, целью которого является, по сути, искоренение инакомыслия в нашем обществе.


Приходит в голову, что настоящим поводом для инициирования этого процесса является не установление справедливости через признание определенной информации недостоверной, а принуждение общества — нас с вами — принять точку зрения Медведчука как единственно правильную.

Причем такое принуждение имеет методический характер в силу ряда решений, похожих по предмету и содержанию, вынесенных в пользу этого же человека.

Telegram Logo

Именно поэтому, несмотря даже на одиозность решения, его можно считать хоть и частичной, но победой, ведь из заявленных истцом девяти фраз только шесть были признаны судом нарушающими права Медведчука на уважение его чести, достоинства, деловой репутации.

И это решение является первым, по которому иск Медведчука не был удовлетворен полностью.

Google News Logo Подписывайтесь на нас в Google News!

В качестве ремарки. Из того, что суд оставил обществу, является, к слову, право называть Виктора Владимировича Медведчука «сыном полицая».

Особой изюминкой этого дела есть абсолютная незаинтересованность в ней истца. Мало того, что он ни разу не посетил суд. Оказывается, что он вообще не читал книгу авторства господина Кипиани, а инициатором судебного процесса является его адвокат, который, собственно, по долгу службы и прочитал книгу.

Об этом Медведчук откровенно, еще осенью 2019-го, отметил в своем интервью «Радио Свобода».

Как известно, сущность клеветы неразрывно связана именно с личностью лица, которое оговорили, именно с его душевными страданиями.

Во всяком случае, ч. 3 ст. 269 ГК свидетельствует именно об этом:

Quote«Личные неимущественные права тесно связаны с физическим лицом».

Поэтому возникает риторический вопрос: каким же образом был рожден этот иск? На чьих душевных страданиях он основывается? Чьей личности он больше касается — Медведчука или подписанта иска, его адвоката? Кто настоящий истец?

Кстати, адвокат Медведчука не скрывал, что изложенное в иске является его собственными субъективными мыслями. То есть получается, что на самом деле господин Медведчук нанял не адвоката, а совесть.

Учитывая даже это, удовлетворение судом иска уже выглядит как юридический нонсенс!

Но, говоря словами классика, имеем то, что имеем. Есть решение, которое на самом деле представляет собой юридический винегрет, где ингредиентами являются:

  • предоставление судом Медведчуку единоличного права на цензуру с целью недопущения использования имени истца без его согласия;
  • выход судом в нарушение предписаний ч. 2 ст. 264 ГПК за пределы исковых требований (то есть Медведчуку суд предоставил даже больше, чем он просил);
  • сплошное пренебрежение позицией Европейского суда по правам человека по поднятым по делу вопросам, которая уже сформирована по состоянию на данный момент;
  • сравнения Медведчука с персонажем произведения, будто книга авторства Кипиани представляет собой произведение художественной литературы;
  • откровенное игнорирование мнения общества по поводу роли Медведчука в судебном процессе над Василием Стусом.

Действительно, по полностью непонятным причинам суд пришел к выводу о том, что, например, фраза «шестерка коммунистической системы Медведчук...» почему-то нарушает личное неимущественное право Медведчука за «несанкционированное» использование его имени.

Просто, может, он был далеко не шестеркой, а валетом или королем? Или раздвижным ключом или ключом «на двенадцать»? Это если прибегнуть к техническому жаргону.

А может, суд неизвестно почему решил вспомнить о статье 296 ГК «Право на использование имени»? А как же тогда быть с частью третьей этой же статьи? Поэтому ждем полный текст решения суда, чтобы ознакомиться с его мотивировочной частью.

Фактически Дарницким райсудом был решен вопрос о том, что эмоциональные страдания преобладают над свободой свободно выражать свои мысли и взгляды. Хотя последняя во времена независимой Украины всегда была основной ценностью нашего общества, благодаря которой наша страна служила примером для других государств.

Свобода выражения мнения, что проявляется в мирных, ненасильственных формах, является не только аспектом индивидуальной свободы, а еще играет важную роль в поисках (исторической) правды и оздоровления общества.

И поэтому даже такая фигура, как Медведчук — публичная фигура — никогда не сможет, да и не имеет права ограничить свободу слова. Тем более если для некоторого раздумья, общественной критики есть доказанные исторически определенные фактические обстоятельства.

В соответствии с пунктами 59, 61, 62, 71 решения ЕСПЧ по делу Морар против Румынии (Morar v. Romania, no. 25217/06, 7 July 2015), если «соображения были представлены не как достоверные факты, а как подозрение на основе совокупности доказательств», то вмешательство в свободу выражения не является оправданным соответствующими и достаточными основаниями.

Соответственно такое вмешательство не может считаться «необходимым в демократическом обществе» по смыслу статьи 10 Конвенции по правам человека.

Чем мне, безусловно, запомнится этот процесс? Крайне редко по гражданским делам при рассмотрении по существу судебные заседания продолжаются почти шесть часов.

Дело Медведчук против Кипиани и издательства VIVAT я буду вспоминать, в частности, и потому, что таких заседаний у нас было четыре. Заседаний истощающих, требующих нервного покоя и постоянно сконцентрированного внимания за ходом процесса.

И здесь кажутся уместными слова выдающегося немецкого юриста Рудольфа фон Йеринга:

Quote«В борьбе добудешь ты право свое».

Поэтому дело еще не закончено. Общая позиция ответчиков по делу — Кипиани и издательства VIVAT — идти в суд апелляционной инстанции и при необходимости завершить национальную процедуру через Верховный Суд с последующим обращением в ЕСПЧ, чтобы добиться правды, не теряя надежды на справедливый суд!

Контекст. Еще подробнее поговорим 20 октября в 17:00 в прямом эфире. Автор лучшего вопроса получит подарок — книгу Вахтанга Кипиани «Дело Василия Стуса» с автографом. Регистрация на мероприятие .

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости