Facebook Pixel

Без бумажки ты – букашка, а с бумажкой – винодел

Евгений Шнейдерис
основатель и владелец украинской винодельни «Бейкуш»

Если бы в ресторанном бизнесе действовали те же нормы, что и в украинском виноделии, то за каждый новый рецепт салата шеф-повару грозил бы срок.

«Арбина» и «Кара Кремен» – это топовые вина, которые производит наша винодельня. Мы получаем десятки писем, в которых нас спрашивают, где его достать и как его купить. У нас эти вина есть, но мы их не продаём, потому что у винодельни на все эти вина нет документов. А нет их, потому что нужно выполнить долгий, бессмысленный ритуал разных согласований. А если не выполнить, то производителю грозит уголовная отвественность.

Я бы плюнул на эти согласования и делал, как считаю нужным, но наши юристы очень просят: «Женя, ходить 9 месяцев на допросы (а такой опыт был в 2015 году) – не самое приятное занятие, поэтому давай все сделаем, как от нас хочет государство, а потом уже будем делать приятное людям».

А государство хочет, чтобы мы тратили много времени и сил на ерунду, придуманную более полувека назад, суть которой – показать видимость деятельности чиновников.

Ну, хорошо. Считаем, что содержание этих людей на наши налоги и штрафы – это такая социальная нагрузка за право работать в Украине. В конце концов, бюрократам же надо где-то работать и что-то кушать. Но, чиновники еще и мешают работать, зарабатывать, мешают платить эти же самые налоги, которые на их же содержание и идут… Как-то иррациональненько…

В советские времена, чтобы выступить перед залом, артист должен был получить разрешение у специальной комиссии – худсовета. Если его выступление нравилось членам худсовета, ему разрешали выступать. Если не нравилось – не разрешали.

Такой же пережиток совка сохранился в украинском виноделии. Чтобы виноделам получить все нужные сертификаты, они должны представить вина такому себе «винному худсовету» – Центральной дегустационной комиссии министерства аграрной политики. Если вина комиссии понравятся, то производитель получает разрешение, не понравятся – не получает.

Если бы, например, в ресторанном бизнесе действовали такие же правила, как в виноделии, то каждый новый рецепт борща или салата нужно было бы согласовывать с дегустационный комиссией министерства. А если готовить без согласования – уголовная ответственность шеф-повару.

У нашей винодельни странная история отношений с этой дегустационной комиссией.

Половину наших вин с первого раза всегда «проваливают» и признают «не рекомендованным к производству». Затем наша компания отправляет эти же вина во второй раз, и со второго раза продукция получает одобрение, но не проходят другие.

В четверг прошло заседание очередной дегустационной комиссии. Сейчас идет подсчет баллов. Результаты еще не известны. Но вчера начальник отдела развития виноградарства и виноделия Виктор Костенко рассказал у себя в Facebook, что представленные компанией вина признаны «не рекомендованными к производству» и в комментариях назвал нашего винодела «слабым звеном».

«Не рекомендованное к производству» украинское вино "Кара Кермен" винодельни Beykush winery, в магазине Hedonism Wines в Лондоне, по цене 74 фунта на полке

«Не рекомендованное к производству» украинское вино "Кара Кермен" винодельни Beykush winery, в магазине Hedonism Wines в Лондоне, по цене 74 фунта на полке

Не знаю, как работает эта комиссия, кто в неё входит, но допускаю, что этим людям могут искренне не нравиться наши вина. Вкус – дело такое: одним нравятся блондинки, другим – брюнетки, третьим – японки, плетки и тентакли, а кому-то – брутальные мужики, и даже, может, пингвины и покемоны. Свой вкус никому не навязываю, но почему я должен зависеть от вкуса этой комиссии, состоящей «на 70% из виноделов с опытом от 10 лет» (по словам Костенко)?

Если моя винодельня делает плохие вина, так пусть рынок накажет мой бизнес гривной. Если компания делает бурду, «не рекомендованную к производству», то продукцию же никто не купит, и предприятие просто обанкротится.

Самое смешное, что если бы я делал вино не в Украине, а, например, в Испании, в которой живу последние годы, то компания бы просто экспортировала продукцию в Украину и была бы избавлена от всяких комиссий от министерств. Но мне хочется быть пионером именно украинского виноделия. Но как-то это становится слишком уж затратно по энергии, времени и средствам…

Оригинал

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!
Поблагодарить 🎉
The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]