Facebook Pixel
Русский военный корабль, иди нах*й.
Пожертвовать на армию
×

«Человек способен научиться чему-либо, главное — знать зачем». Артем Ломако из Levi9 — о своем первом опыте волонтерства

Артем Ломако
Java Software Engineer в Levi9
Фото: Unsplash

Фото: Unsplash

Помочь одному человеку – это больше, чем никому. Едва ли не каждый украинец находит успокоение и мотивацию вставать утром в помощи землякам и армии, хотя до этого мог никогда не заниматься благотворительностью. Человек способен привыкнуть и научиться чему-либо, главное — знать зачем. Так считает Артем Ломако, Java Software Engineer в Levi9, и уже более 2 месяцев его типичный понедельник – это отвезти 500 килограммов курицы, бронежилеты и каски, лекарства, одежду и даже теплые тапочки бабушке в Гостомель.

Артем рассказал о своем волонтерском опыте и мотивации продолжать помогать, несмотря на обстрелы и другие логистические и организационные сложности.

Утро началось традиционно — с чашки кофе и новостей

Я до последнего не верил, что аналитики будут правы и начнется полномасштабная война. За день до того я планировал поездку во Львов на конференцию JavaDay и договорился с коллегой уехать раньше — нам хотелось еще погулять по городу. Проснувшись по будильнику в 4 утра ничего не предвещало бед. Я традиционно заварил чашку кофе, открыл страницу любимого медиа и ужаснулся новостям – Украину начали бомбить.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

Когда через несколько часов я принял новую реальность, пошел записываться в ряды ТрО, где уже стояли сотни добровольцев. Поняв, что до меня очередь не дойдет, но имея непреодолимое желание быть полезным, я предложил свою помощь бывшему коллеге из Levi9. Он сейчас занимается гуманитаркой — обеспечивает продуктами заведения, которые переквалифицировались в приготовление пищи для ВСУ и ТРО. Да, условно, с пакета молока все началось. Правда, в тот день мы забрали все молоко из магазина.

Сначала был запрос

Каждый новый виток моей волонтерской деятельности начинался с запроса на что-то одно — так сказать первого пакетика молока. При этом за все два месяца не я искал, кому помочь, а меня находили. Привез заказ одному человеку, потом ему же — большую партию. Дальше он делится с друзьями, которым нужно лекарство, а я дорогой еще и бабушку в безопасное место завожу. Она рассказывает обо мне соседке, которая передает контакт председателю сельсовета. Так я через неделю везу продукты и одежду в местный детский сад. Сарафанное радио работает отлично.

Подписывайтесь на нас в Google News!

За все время мой спектр задач настолько расширился, что сейчас нет почти ничего невозможного. К примеру, попросили купить один бронежилет, потом — еще партию. Я нашел регулярных поставщиков, а мой арсенал помощи пополнился лицензированными бронеплитами, тактическим и баллистическим военным снаряжением.

Привезем по списку – еще и теплые носки

На каждый запрос реагировать следует проактивно. Так, недавно знакомые должны были завозить провиант в село около Гостомеля через несколько дней и обратились ко мне за помощью. Я купил по списку 300 кг гречки, макарон, курицы и более 500 батареек, потому что там электричества нет, еще и теплые носки для пожилых людей захватил. Или местные общины присылают список из более 1000 медикаментов и техники — даже аппарат МРТ заказывали. Смотрю, что можно получить, и организую.

По мере эскалации боевых действий я стал чаще помогать людям эвакуироваться в более безопасные места. Украинцы хаотически и срочно выбирались из горячих точек, нуждались в помощи и представители местных общин сразу связывались со мной. По дороге пассажиры делились своими историями. Так, например, под аккомпанемент градов отвозишь бабушку с семьей на вокзал и узнаешь, что они потеряли все, уезжают в один конец и строят жизнь с нуля. Это ужасно.

Был опыт и помощь приютам. Им обычно нужен корм или перевезти животных в более безопасные места, имеющие достаточно продуктов. Для меня это сложное направление волонтерства, хотя я продолжаю к этому привлекаться. К примеру, в Гостомеле есть отдельное убежище на 700 собак. Кроме того, горожане приютили домашних любимцев поехавших без них соседей. И эти напуганные коты и собаки, неделю прожившие без еды, уже на грани смерти прячутся под кровать и не дают себя поймать. Я нахожу к ним подход, сажаю в машину и дружно едем: я за рулем, а они по всей машине.

Надо уметь расставлять приоритеты

Хотя у меня достаточно короткий опыт волонтерства, я заметил проблему в организации процессов и приоритизации запросов — каждый пытается тянуть на себя одеяло. Был случай: Киев очень бомбили и меня попросили привезти большую партию детского питания и памперсов. Я оперативно все нашел, а оказалось, что у мам с детьми есть даже планшеты, а глава ОСМД просто решила запастись в бункере продовольствием. Помогать надо всем, но когда на одной чаше весов этот запрос, а на другой – две семьи из Бородянки, в которых уничтожили дом, они живут у волонтеров и не имеют одежды и продуктов – это для меня приоритетнее.

При этом запросов о помощи много, они из разных источников и не всегда актуальны. Да, меня попросили срочно привезти большую партию продуктов в горячие точки, а на самом деле там уже избыток обеспечения. Такой испорченный телефон приводит к излишней суматохе и нерациональным поступкам. Едешь забрать беженца из зоны активных действий, а это чьему-то соседу нужно в город, или сопровождение колонны оказывается просто группой добровольцев без соответствующих документов.

Один в поле воин

До 24 февраля я не знал, что могу так масштабно и ежедневно заниматься волонтерством. Не имея опыта работы с фондами, я просто делаю, что могу и как умею – добровольно на свои деньги и привлекая знакомых и коллег из Levi9 по возможности. При этом продолжаю работать и строить день, чтобы успеть максимально все.

Быть капитаном корабля и его частью — не одно и то же с точки зрения процессов. Когда я сам за себя, то планирую загрузку, исходя из своих ресурсов и, если нужно, прошу знакомых подстраховать. В таком случае и 500 кг мяса за вечер обработать не проблема. Но я не могу отвечать за людей, под которыми я работаю, и за контроль процесса с их стороны. Кроме того, всегда есть желающие помочь люди и стремящиеся воспользоваться ситуацией.

Сначала я включил режим героя – помочь всем и каждому. Десятки дел в день, я не понимал приоритетность каждого и действовал по ситуации. Если у меня были локальные задачи по Киеву или успевал все сделать за несколько часов, то работал утром и до 15-16, а потом спокойно делал мелкие поручения до комендантского часа. Если же нужно отвезти большой груз и стоять в пробках, то предупреждал команду Levi9. Они относятся спокойно, ведь у нас большинство волонтерит, а некоторые ушли в ВСУ или ТРО. Сейчас сформировал более рациональный подход — 75% времени уделяю работе, а остальное посвящаю критическим заявкам.

Один – это уже много

Мотивация заниматься волонтерством, как и другими делами в мирной жизни, у каждого своя. Я хочу быть полезным. Если я смогу помочь хотя бы 1 человеку из 100, то сделаю все возможное. Когда привожу лекарство бабушке, которая плохо ходит, и через неделю снова вижусь с ней. Когда передаю инсулин диабетикам, потому что он до них не доезжает. Когда 18-летнему парню на фронт заказываю бронежилет и каску, которые, возможно, спасут ему жизнь — тогда я чувствую, что поступаю правильно.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости