Facebook Pixel

Продажа «5-го» и «Прямого», закрытие Kyiv Post. Что дальше?

Наталия Лигачева
шеф-редактор группы изданий «Детектор медиа»
Фото: Free-Photos / Pixabay

Фото: Free-Photos / Pixabay

«Продажа» Петром Порошенко своих телеканалов «5 канал» и «Прямой», а также история с закрытием одесским застройщиком Аднаном Киваном издания Kyiv Post вряд ли как-то связаны между собой.

Порошенко не скрывает, что сделал это с целью не попасть под действие «антиолигархического» закона, подписанного накануне президентом Владимиром Зеленским. А с Киваном – другая история. Вряд ли он уходит от действия этого закона. Думаю, он закрыл издание или по собственному желанию, или под давлением властей на другие виды его бизнеса, того же строительного. По информации от сотрудников редакции Kyiv Post, уже при первой встрече с коллективом сразу после покупки издания собственник рекомендовал журналистам «меньше критиковать власть, поскольку им и так тяжело». И была даже кодовая фраза, которую все до сих пор знают и повторяют: «Молчание – золото!»

Рассказывают, что до начала 2021 года он не вмешивался в работу редакции. Но потом начал пытаться влиять на журналистов по точечным вопросам, связанным с критикой властей. Последний раз, будучи в редакции, Киван жаловался, что «пишут журналисты, а стреляют по нему». В общем, есть реальные подтверждения, что проблема все-таки в критике власти. Эта проблема ему мешала. Ведь каждый бизнесмен хочет иметь нормальные отношения с властью.

Telegram Logo

Мы не знаем, были ли какие-то пожелания к изданию со стороны властей. Хотя, конечно, тут выстраиваются некие аналогии... Kyiv Post закрыли после того, как запустили OPEN Digest от Офиса президента. Но это всего лишь мое предположение.

Во всяком случае, сам Киван не заявлял о желании избавиться от медиаактива. Наоборот, он пытается расширить издание.

Что касается реальных олигархов...

Виктор Пинчук, к примеру, недавно отдал государству лицензию музыкального телеканала «М2», которую Нацсовет телевидения и радиовещания тут же передал новому собственнику под информационный телеканал. Создается впечатление, что Пинчук поделился медиаактивом с властью в надежде на то, что, может, не тронут его основную медиаимперию.

Игоря Коломойского, думаю, особо «антиолигархический» закон не волнует. В отличие от, к примеру, Порошенко, Ахметова или Пинчука. Они публичны, имеют интересы на Западе. И если у них будут «неполадки» в Украине, то это станет уроном для репутации и активов. А Коломойскому уже нечего терять, поэтому подконтрольные ему группы в парламенте поддерживали этот закон. Не факт, что на самом деле закон его не коснется. Посмотрим...

Ринат Ахметов ведет свою линию. Похоже, он решил немного огрызнуться властям, начав такую себе небольшую медиа-войну. Он поддерживает Разумкова, на его канале появились Порошенко и Аваков... Но я не думаю, что это настоящая война. У Ахметова очень крупный бизнес в энергетике, стратегической отрасли для государства. Тут вопрос, хватит ли сил у власти, если она захочет разделаться с Ахметовым как с олигархом. Она может думать, что хватит. Но не факт. Ахметов, видимо, уверен, что власть его не съест. Поэтому позволяет себе некую фронду, в отличие от Пинчука и Порошенко.

К слову, история продажи Порошенко телеканалов довольно прозрачна – активы переданы журналистам на выплату в течение 10 лет. Если выплаты в полной мере не будут осуществлены, то актив возвратится прежнему собственнику. В то же время, непонятно, как будут финансироваться телеканалы, вернее, понятно, что тем же Порошенко. В общем, Порошенко сейчас действует максимально осторожно, в рамках закона, явно не желая ссориться с властью.

Как это отразится на качестве работы украинских СМИ

На качестве работы украинских СМИ вся эта ситуация, безусловно, отразится. Но не только эта ситуация. Мы видим неоднократные примеры давления на СМИ со стороны властей (например, на «Суспільне») – не какими-то открытыми темниками, а, возможно, телефонным правом, анонимными телеграм-каналами, замалчиванием определенных тем, войной проплаченных блогеров против независимых СМИ. Это уже не скрывается – советник главы Офиса президента Михаил Подоляк признался, что они имеют проплаченных блогеров. Нездоровые отношения складываются между властью и СМИ. Они ни при каком президенте не были здоровыми. Порошенко тоже не любил «Суспільне», но публично он никогда не воевал с ним. Власти его просто недофинансировали, не давали ему развиваться.

А сейчас же складывается впечатление, что война со СМИ идет со стороны Офиса президента. Хотя ОП всячески от этого открещивается.

Свобода слова в Украине есть, потому что есть площадки, на которых можно выражать все, что ты хочешь. Есть «Бабель», есть «Украинская правда», есть «Детектор медиа», есть «Новое время». Кстати, что касается «Нового времени» — еще непонятно, чего можно ожидать в отношении их владельца.

Я думаю, что будут попытки закрыть рот независимым СМИ – то ли через собственников, то ли каким-то другим путем. Это сделает СМИ более осторожными. Ситуация с Kyiv Post продемонстрировала это очень ярко.

Никто из олигархов, собственников СМИ, не хочет воевать с властями. Независимые СМИ лучше готовы к «войне», с ними сложнее бороться властям. Но это лишь те СМИ, которые имеют независимое финансирование. Одно дело — «Детектор медиа», финансируемый за счет зарубежных грантов. Другое дело, когда собственник СМИ – бизнесмен. Такие СМИ могут продавать, могут закрывать, могут пытаться увольнять «особо буйных» журналистов.

Защитой для СМИ может быть их самоокупаемость. Но одно дело, когда это, к примеру, «Украинская правда», а другое дело — когда небольшое издание. Мы же знаем, как запросто можно рекламодателям «порекомендовать» не размещать рекламу в том или ином издании. Это мы проходили уже при разных президентах.

Поэтому мы — представители СМИ — все в одной лодке и все в опасности!

Не исключено, что изданий может стать меньше. Те же, кто останется, могут стать менее независимыми и критичными в своей редакционной политике.

С другой стороны, реакцией на желание властей монопольно контролировать медийное пространство обязательно станет появление объединений журналистов независимых СМИ. Я точно знаю, что это произойдет совсем скоро. Журналисты начинают объединяться для сопротивления. Насколько далеко это зайдет, насколько хватит пыла и сил – посмотрим. Но процессы «брожения» уже начались. Об этом я могу ответственно говорить, потому что внутри этих процессов. Скоро они проявятся.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Комментарии

Все новости