Facebook Pixel

Покушение на Шефира, конфликт с Разумковым и настоящий Зеленский: интервью с адвокатом президента Качурой

Народный депутат от партии «Слуга народа» и политический юрист Владимира Зеленского Александр Качура поговорил с The Page о последних событиях в Украине, слухах об увольнении Дмитрия Разумкова и работе в Верховной Раде.

- Вы были достаточно успешным адвокатом. Почему решили пойти в парламент, на не самую высокооплачиваемую работу?

- Это было одно из самых сложных решений в жизни. Можно просто говорить о том, какие плохие законы, а можно идти и вносить изменения — и это сложный путь.

Я поверил Зеленскому и увидел, что он, правда, качественно отличается от других политиков. Какой он на экране, такой и в кабинете — меня это подкупило.

Telegram Logo
Александр Качура и Владимир Зеленский (фото: Facebook Качура)

Александр Качура и Владимир Зеленский (фото: Facebook Качура)

- Какие настроения во фракции после покушения на Шефира? Депутаты не боятся за свою жизнь?

- Депутаты точно хотят справедливости. Когда на члена команды совершают такое нападение — это сплачивает. Покушение точно не привело к деморализации — скорее, послужило поводом для мобилизации всей команды.

Сергей Шефир — очень простой и безобидный человек, он миротворец. Всегда находит выход из всех конфликтных ситуаций, и это не тот человек, который мог бы пойти с кем-то на такую конфронтацию, которая привела бы к столь крайним мерам. Поэтому я склоняюсь к варианту, что это попытка давления на президента.

Теперь следствие должно выяснить, кто стоит за покушением. Но дело не только в Шефире — это вопрос безопасности в стране. Если такое происходит с первым помощником президента, то может произойти с кем угодно. Мы должны сделать все, чтобы на улицах было безопасно.

- Законопроект о деолигархизации — как вы считаете, над ним достаточно поработали, чтобы принимать его прямо сейчас?

- Этот законопроект в первую очередь о взаимоотношениях власти и олигархического капитала, который пытается влиять на власть. По моему мнению, один из самых важных элементов закона — это необходимость декларировать встречи чиновников с представителями бизнеса. Такое есть в США и во многих развитых странах.

Также важен запрет на финансирование политических партий. А также вопрос независимости медиа и запрет на участие в приватизации государственных предприятий.

Александр Качура (фото: Facebook Качура)

Александр Качура (фото: Facebook Качура)

- Что пошло не так во время голосования за закон об олигархах?

- Это технический момент — ничего страшного не произошло, и в регламенте четко прописано, как это исправить. Это точно не приводит к необходимости переголосования.

Теперь мы ждем заключения Венецианской комиссии, и вообще есть еще полгода на то, чтобы этот законопроект вступил в силу, и есть небольшой запас времени, чтобы усовершенствовать текст.

Однако я выступал за то, чтобы заслушать представителей всех партий. Многие депутаты хотели озвучить свои правки. Но фракция и комитет решили иначе. Я готов был работать и три, и четыре, и пять, и десять часов — сколько нужно до конца рассмотрения вопроса, но чтобы все могли высказаться. Но решили, что это может разбалансировать законопроект. В данном случае нужно было найти баланс.

- За налоговый законопроект 5600 тоже будете голосовать постатейно?

- Нет, по 5600 мы собрали необходимое количество подписей и запустили спецпроцедуру. Каждая фракция сможет подать пять правок, которые для них принципиальны, и поставить их на голосование.

В целом я считаю, что после внесения правок закон можно принимать. Но у тех, кто не голосовал за закон об олигархах, другое мнение. Тем не менее я уверен, что он наберет достаточное количество голосов.

А вот если бы в законе осталась норма о 18% налога на покупку квартиры или об НДС на покупку недвижимости, я был бы против. После того как в 2014 — 2015 гг. рухнула банковская система, у людей осталась, по сути, одна возможность сохранить деньги — вложить в квадратные метры. И я считаю, что ни в коем случае нельзя повышать налогообложение в этой сфере — это плохо скажется на экономике в целом.

- Как вы считаете, в ближайшее время возможна смена спикера парламента? Как вы оцениваете работу Дмитрия Разумкова на этом посту? Есть ли уже кандидатура для его замены?

- Могут ли снять Разумкова? Я думаю, что возможно вообще все.

Важно понимать, что изменится со сменой спикера. Для обычных людей главное то, какой результат приносит парламент, а не то, кто его возглавляет.

Мне жаль, что этот конфликт стал публичным, потому что Разумков был первым номером в списке «Слуги народа».

Мы собираем фракцию в Трускавце, чтобы определиться и заслушать аргументы руководства фракции по заявлению о сборе подписей за отставку Разумкова. Я хотел бы услышать дискуссию и тогда решу, буду ли голосовать, но думаю, что конкретно с подписями проблемы не будет.

Да, я не исключаю, что отставка — это один из сценариев развития событий.

- А если произойдет отставка, это кресло займет Стефанчук?

- Будем определяться. Но вначале нужно определиться с вопросом отставки.

Если честно, мне горько за этим наблюдать — избиратели голосовали за команду в целом, и не хотелось, чтобы такие истории выходили на поверхность. Они только играют на руку нашим оппонентам.

- Кого-то из министров могут отправить в отставку?

- Некоторые министры, о которых ходили слухи об отставке, могут уйти. Но далеко не все.

- Драки в Раде. Как вы считаете, смогут ли в украинском парламенте обойтись без выяснения отношений с кулаками, как в случае потасовки на трибуне Николая Тищенко и Гео Лероса? И получили ли нардепы, которые участвовали в подобных инцидентах, хоть одно взыскание или штраф?

- Драки — это у нас традиционное развлечение парламентариев. Я, конечно, против такого способа выяснения взаимоотношений между членами разных фракций. Это портит нашу репутацию, это использует против нас российская пропаганда.

Что касается штрафов, то у нас они вообще за такие правонарушения не предусмотрены. После последней драки мы обратились в регламентный комитет, чтобы на пять дней отстранить депутатов, участвовавших в потасовке. Но, насколько мне известно, комитет не принял никакого решения — голоса разделились 50 на 50.

И хотя я осуждаю действия (Николая — The Page) Тищенко, как и вся наша фракция, но председательствующий должен был выключить микрофон (Гео — The Page) Лероса, когда он начал выступать не по теме.

К сожалению, это не единственный случай — где-то 80% выступлений в парламенте не касаются сути вопроса, который обсуждается. Так быть не должно.

Александр Качура (фото из личного архива)

Александр Качура (фото из личного архива)

- В последнее время СНБО активно занимается всем — от контрабанды до блокировки телеканалов. Орган не превышает своих полномочий?

- Вопрос не в том, что сейчас СНБО активно работает, а в том, что раньше СНБО был органом, куда людей отправляли на политическую пенсию. Бывших губернаторов, министров и депутатов назначали туда, чтобы они чувствовали себя при деле.

При Зеленском СНБО исполняет функции, которые на него возложены, и использует доступные ему инструменты практически на 100%.

- Вы работаете в парламентском комитете, который, в частности, занимается проблемами застройщиков. Какие проблемы в этой сфере вы считаете наиболее актуальными?

- Наиболее распространенная проблема — это то, что многие начинают строить без документов. Мы в комитете приняли закон, предусматривающий наличие единого реестра всех имущественных прав, который будет вести министерство. Застройщик будет вносить в него данные о количестве квадратных метров и квартир, все разрешения на строительство. И только после этого можно будет продавать имущественные права.

Договор между жильцом и застройщиком будет регистрироваться в базе — таким образом, одну квартиру можно будет продать только один раз. Это навсегда решит проблему мошеннических схем с продажей одной квартиры разным людям.

Комментарии

Все новости