Facebook Pixel

«Новое бурение целесообразно при цене газа свыше 200 долларов». Финдиректор Smart Energy Алексей Заец – о работе на газовом рынке

Алексей Заец, финансовый директор группы Smart Energy. Фото предоставлено компанией

Алексей Заец, финансовый директор группы Smart Energy. Фото предоставлено компанией

С приближением холодов новости рынка газа стали очень интересовать украинцев, которые опасаются зимой замерзнуть или остаться без света. Сами же новости часто напоминают сводки с фронта. Например, 29 ноября появилось сообщение, что в октябре обл- и горгазы не заплатили за отобранный из магистральных газопроводов газ сумму 1,99 млрд грн. По состоянию на 23 ноября суммарный долг облгазов перед «Оператором ГТС Украины» составляет 12,5 млрд грн.

На этом фоне интересно понять, откуда газ берется на рынке. Сейчас больше половины голубого топлива – это газ собственной добычи. О рынке и о том, как работает украинская газодобывающая компания, The Page расспросило Алексея Заеца, финансового директора группы Smart Energy.

На украинском и европейском газовых рынках сейчас сложная и нервная ситуация. Как вы ее оцениваете?

– Ситуация действительно сложная и эмоциональная, но у нее есть объективные предпосылки. Летом 2020 года мировые цены на газ обвалились ниже 70 долларов за тысячу кубометров. Произошло это из-за резкого падения спроса на фоне пандемии коронавируса. При таких ценах ни одна компания не будет бурить новые скважины. Осенью этого года цены превысили 1000 долларов. Был момент, когда цена в Европе подскочила до 1900 долларов, а через три дня была уже 900 долларов. Такие ценовые качели – это ненормально для любого рынка.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

Когда в прошлом году цена на газ упала, началась череда банкротств добытчиков сланцевого газа в США, так как у них самые высокие расходы в отрасли. Потом и остальные добывающие компании начали останавливать программы бурения новых скважин. Как следствие, к зиме 2020 – 2021 года на рынке было уже ограниченное предложение газа. Зима оказалась аномально холодной. Европейские страны начали активно отбирать газ из подземных хранилищ.

Весной этого года в хранилищах оставался рекордно малый запас газа. В это время экономики начали выходить из карантинных ограничений, поэтому потребление газа стало расти. Плюс оно постоянно растет из-за так называемого зеленого перехода: в Европе идет замещение угля наиболее чистым ископаемым топливом – газом. Плюс развивается ветряная и солнечная энергетика, но, чтобы их сбалансировать в энергосистемах, нужна тепловая генерация за счет сжигания того же газа. В придачу разворачивается производство из газа энергетического водорода.

Подписывайтесь на нас в Google News!

Мощные стимулы для роста цены на газ связаны также с действиями «Газпрома» и историей с газопроводом «Северный поток – 2».

Если проанализировать настроения на газовом рынке Европы в последние дни, то их в первую очередь определяют новости о «Северном потоке – 2» и температурные прогнозы на зиму.

Но законы экономики никто не отменял, поэтому при такой цене на газ останавливаются целые отрасли, например химическая. Однако в США уже побиты все рекорды по количеству работающих буровых вышек, это ведет к перебалансировке рынка. Поэтому цена стабилизируется и будет понятной всем игрокам рынка уже в довольно близкой перспективе.

Когда это случится – весной?

– Думаю, что весной цены еще будут оставаться высокими. А после окончания отопительного сезона и с ростом предложения газа в начале второго полугодия они снизятся.

Что сейчас с инвестициями на газовом рынке?

Нынешние высокие цены на газ сделали нашу отрасль опять инвестиционно привлекательной. Но нужно учитывать высокую инерционность и капиталоемкость газодобычи: инвестиции сюда требуются значительные, а возврат их начинается лишь через 1,5–2 года в случае успешности производственных проектов.

Отрасль высокорисковая: в среднем только одна из трех пробуренных скважин оказывается продуктивной, остальные – сухие. При этом стоимость скважины, глубина которой свыше 5 тыс. м, составляет около 13–15 млн долларов.

Некоторые политики и эксперты предлагают весь газ украинской добычи по «низкой» цене направить на нужды населения. Поясните, что не так в этом предложении?

– Такие планы даже озвучивать нельзя, потому что они убивают инвестиционную привлекательность нашего рынка.

В качестве подтверждения своих слов напомню, что мы в Украине уже проходили подобную историю. В 2015 году Кабинет министров ограничил количество потребителей, которые могут покупать газ у частных компаний. Это коснулось химиков, энергетиков, металлургов... Как следствие, в 2017-м добыча частных компаний упала.

«Нафтогаз» сейчас вынудили поставлять газ населению, теплокоммунэнерго и некоторым другим потребителям по низкой фиксированной цене. На ваш взгляд, чем это может закончиться?

– В недавно подписанном меморандуме с МВФ Украина пообещала весной отказаться от этой абсолютно нерыночной схемы.

Тут не надо изобретать ничего нового и сложного. Рынок газа должен работать по своим правилам, а для поддержки населения нужно вводить адресные субсидии.

Рынок автогаза пока свободен от государственного вмешательства. Что происходит на нем?

– Примерно 20% потребности обеспечивает газ отечественной добычи, остальное – импорт из России, Беларуси, Казахстана и других стран.

Наше представительство «Регал Петролеум Корпорейшн Лимитед», производящее LPG, имеет среди преимуществ удобное географическое расположение, в Полтавской области, технологии и оборудование, которые позволяют производить сжиженный пропан-бутан высокого качества. У Smart Energy проблем с его реализацией нет.

Выглядит цепочка реализации следующим образом: мы проводим аукционы, там трейдеры покупают газ и развозят его по АЗС. Начальную цену на аукционе устанавливаем исходя из текущей рыночной конъюнктуры. Прямыми продажами мы не занимаемся.

Какую вы прогнозируете ценовую динамику на рынке автогаза в ближайшее время?

– В краткосрочной перспективе мы ожидаем сохранение цены на текущем уровне без сильных колебаний, но это в случае отсутствия форс-мажоров на рынке.

Импорт газа хотя бы гипотетически вам интересен?

– Нет. Наша стратегия нацелена только на увеличение собственной добычи. Добытый природный газ мы продаем трейдерам, а те поставляют его промышленным предприятиям.

У газодобывающих компаний есть два главных преимущества перед импортерами. Первое – гарантированный объем газа, например за месяц. Второе – мы этот газ продаем непосредственно в трубе, а не из подземных хранилищ, что выгоднее для конечного потребителя.

Надолго ли хватит газа на месторождениях, которые вы сейчас разрабатываете?

– Мы проводим на постоянной основе международную независимую оценку запасов. По этим данным, газа на нынешних месторождениях группы Smart Energy хватит до 2040-х годов. Но мы активно исследуем варианты расширения нашего присутствия, участвуем в аукционах и изучаем частные предложения.

Какова ваша инвестиционная программа?

– С учетом высоких цен на газ в этому году мы планируем реинвестировать прибыль компании. Мы сейчас в процессе обсуждения с нашим наблюдательным советом инвестиционной программы на следующий год, которая предусматривает большую программу по геологоразведке и бурению новых скважин.

Здесь хотелось бы отметить, что в любом инвестиционном процессе важна стабильность: ценовая, политическая, в области регулирования. Ее хочется побольше. Для привлечения инвестиций нам необходимы стабильность фискальной политики, отсутствие дополнительных налогов или любого государственного регулирования, стабильность и прозрачность правил игры.

Smart Energy при реализации своей инвестиционной программы использует в основном собственные средства.

Какова себестоимость газа в вашей компании?

– В нашим бизнесе не совсем корректно говорить о себестоимости, так как основные затраты – это инвестиции и налоги (рентные платежи). Наша отрасль очень капиталоемкая. Весь наш бизнес – это CAPEX: приобретение месторождений, геологоразведка, разбуривание месторождений, строительство инфраструктуры. Если компания инвестирует, то она живет и развивается, если нет, то добыча падает, компания стагнирует и умирает. Для Smart Energy экономически целесообразно начинать рассматривать бурение эксплуатационных скважин при цене газа свыше 200 долларов за тысячу кубометров.

В Украине есть государственный газовый монополист – группа «Нафтогаз». Вы – частная компания. Как строятся ваши отношения с участниками этой группы?

– На данном направлении все прозрачно и понятно. Наши компании имеют договоры с «Оператором ГТС Украины» (данная компания выведена из состава «Нфтогаза») на транспортировку природного газа и с «Укртрансгазом» – на его хранение. Также мы сотрудничаем по отдельным скважинам с добывающими компаниями «Нафтогаза». Речь о старых скважинах, которые находятся на наших лицензионных участках и были законсервированы еще в начале 1990-х годов. Несмотря на местонахождение, они принадлежат компаниям НАКа. Мы инвестировали в них, привели их в рабочее состояние и добываем из них углеводороды, а прибыль делим с их компаниями – собственниками.

Как сейчас обстоит дело с выдачей специальных разрешений на добычу?

– Когда в конце 2018 года в стране ввели электронные аукционы по продаже таких разрешений, это стало реальным прорывом. Многим компаниям стало намного легче. Улучшился доступ к геологической информации, конкурсы стали прозрачными. Недавно мы принимали участие в одном из таких аукционов, проиграли, но в честной борьбе. Победил тот, кто предложил лучшую цену.

Многих потребителей интересует такой показатель, как качество газа. Что вы можете сказать им о качестве украинского газа?

– Оно соответствует требованиям государственных стандартов. На самом деле из земли выходит не чистый газ-метан, а смесь, в которой много других компонентов, включая жидкие. Эта смесь сначала поступает в установки комплексной подготовки газа, где она разделяется на компоненты, очищается и доводится до соответствия нормативным требованиям, после чего газ подается в магистральный газопровод.

zaets.jpg

В Украине сейчас начат переход в учете газа от объемных единиц (кубометров) к энергетическим (киловатт-часам). Как это повлияет на ваш бизнес?

– Это правильное решение как для добытчиков газа, так и для трейдеров, для потребителей. Человек ведь потребляет не объем газа, а необходимую ему энергию. В каком виде он потребляет ее (газ, электричество и др.), ему не важно. При одинаковых единицах измерения человек может легко решить, например, какой котел ему сейчас выгоднее: электрический или газовый. Поэтому в странах ЕС, как и во многих других, уже давно цену на газ устанавливают за единицу энергии.

В целом переход нашего рынка на новую систему учета газа делает его ближе к европейскому, позволяя синхронизировать наши системы. Это упрощает работу трейдеров и операторов газохранилищ, позволяя вести учет газа не по объему, а по его качеству (калорийности), что является более объективным показателем. Перед газодобывающими компаниями требование переоборудовать свои предприятия для учета газа в киловатт-часах поставили давно, и к 1 апреля 2021 года все компании Smart Energy это требование выполнили. Для качественной реализации данного проекта остается заменить оборудование для учета газа у потребителей. И вот это — более сложная задача.

Мы как газодобывающая группа к такому переходу готовы, и существенно на наш бизнес он не повлияет.

Наличие в группе Smart Energy британской компании Enwell Energy дает вам какие-то дополнительные преимущества?

Наличие в составе группы британской публичной компании, конечно же, влияет на качество работы, подготавливаемой информации, принимаемых решений, отчетности, отношение к охране труда и окружающей среды. Мы многому научились и продолжаем учиться у британских коллег.

С точки зрения защиты бизнеса это безусловно плюс для работы в Украине. С точки зрения доступа к дешевым заемным ресурсам преимуществ особо нет, так как страновой фактор Украины и ее суверенный рейтинг никто не отменял.

Справка. Группа Smart Energy входит в состав «Смарт-холдинга». Свою историю она ведет с 2010 года, когда в холдинг вошла компания «Пром-энерго продукт», владеющая специальным разрешением на геологическое изучение и опытно-промышленную разработку Васищевского газоконденсатного месторождения в Харьковской области.

Как указано на веб-сайте группы, по состоянию на 1 января 2021 года запасы углеводородов оценены в следующем объеме: газ – 22,2 млрд куб. м, конденсат – 3,69 млн тонн. Перспективные ресурсы газа и конденсата составляют 4,62 млрд куб. м и 768 тыс. тонн соответственно.

Показатель объема добычи газа за 2020 год на уровне 400,6 млн куб. м свидетельствует, что группа является одной из крупнейших частных газодобывающих компаний Украины.

В декабре 2013 года группа начала производство сжиженного углеводородного газа. За 2020 год было произведено 9,2 тыс. тонн товарной продукции.

Комментарии

Все новости