Facebook Pixel

Новый закон о домашнем насилии. Битый небитого в тюрьму ведет?

Стиль жизни

Верховная Рада приняла законопроект, который усиливает ответственность за совершение домашнего насилия и насилия по признаку пола. В документ добавили санкцию в виде общественных работ, которая предусматривает перечисление средств за выполнение этих работ пострадавшим от насилия.

Верховная Рада приняла законопроект, который усиливает ответственность за совершение домашнего насилия и насилия по признаку пола. Фото: Shamia Casiano / Pexels

Верховная Рада приняла законопроект, который усиливает ответственность за совершение домашнего насилия и насилия по признаку пола. Фото: Shamia Casiano / Pexels

Что нового?

Кроме норм об общественных работах в документе появились положения о новой категории лиц, привлекаемых к ответственности. Это — военные и полицейские. Люди при форме, при оружии и при хорошей физической подготовке. Те, которые могут нанести серьезные травмы своей жертве, если такое желание у них возникнет. Так вот, чтобы оно не возникало, этих сильных людей с железными кулаками наказывать обещают так же, как обычных граждан, а не на основании дисциплинарного устава.

За совершение домашнего насилия, не повлекшего серьезных травм, военным или полицейским выпишут штраф от 170 до 340 грн. Или же их отправят на общественные работы на срок от 30 до 40 часов. Или посадят под административный арест на десять суток.

Telegram Logo

Если же они будут распускать руки повторно (в течение одного года), для них предусмотрен штраф от 340 до 680 грн, общественные работы на срок от 40 до 60 часов или административный арест на срок до 15 суток.

Новопринятый закон позволяет рассматривать дела о совершении административного правонарушения без присутствия правонарушителя, который может быть привлечен к ответственности в течение шести месяцев после совершения преступления (раньше было три месяца). Также документ гарантирует обеспечение прав пострадавшего лица на возмещение материального ущерба и морального вреда, причиненных в результате домашнего насилия.

И это все?

Законопроект №3908-1, о котором идет речь, — это, собственно, совсем короткий акт, на полторы страницы. Он лишь дополняет другой, базовый, документ, принятый в 2016 году. Речь идет о законопроекте №5294.

Чем был этот законопроект? Если коротко, революцией. Голосование за него только потому не превратилось в ожесточенную драку, что депутаты вместе с ним рассматривали бюджет-2017 и успели выпустить пар, обсуждая финансы. И все же принятие законопроекта было переполнено драматизмом, а голоса за него (в конце концов их набралось 237) получить было непросто.

Законопроект №5294 назывался «О предотвращении и противодействии домашнему насилию». И это первый случай, когда вещи были названы своими именами.

Онако если понятие «домашнее насилие» истеблишмент еще смог переварить, то дальше этого дело не пошло. Из окончательной редакции законопроекта были исключены упоминания о «сексуальной ориентации», «гендерных стереотипах» и «гендерно обусловленном насилии». Все это народные избранники просто не смогли (или не захотели) понять и принять.

Это страшное слово «гендер»

Не будем устраивать длинный ликбез, объясняя очевидные для современного человека вещи. Разве что напомним вкратце, что гендерно обусловленное насилие — это не просто разбой или ограбление с применением силы, это разновидность насилия, когда жертва выбрана по признаку принадлежности к определенному полу. И необязательно — к женскому. В расшифровке к этому понятию говорится и об изнасиловании, и о притязаниях, и о принудительных абортах или стерилизации, и о принудительных браках, и об искалечении женских гениталий — так называемом женском обрезании, принятом в некоторых культурах.

Тогда, в 2016-м, победили традиционалисты, которые начали доказывать, что все вышеперечисленное «противоречит христианским ценностям», которые якобы исповедует Украина. В итоге заместитель министра соцполитики Наталья Федорович, которая представляла проект закона в Раде, пошла навстречу требованиям депутатов и заявила, что термины, ставшие камнем преткновения, будут исключены из принятого за основу текста. Неспособность министерства отстоять ключевые моменты вызвала критику со стороны вице-спикера Ирины Геращенко.

Без толку тогда женское объединение депутаток различных фракций призывало не делать глупостей, не калечить закон и не прогибаться перед Советом церквей, который — через собственное парламентское лобби — дистанционно управлял ходом голосования. Дело было сделано. Причем сделано так, что принятый закон не мог считаться ратификацией Стамбульской конвенции, но об этом — чуть позже.

Масштабы проблемы

Сейчас мы вернемся в Украину — государство с устоявшимися христианскими ценностями (чтобы не сказать, как говорят наши враги из-за «поребрика», — «скрепами»). Может, проблема домашнего насилия для нас вообще является надуманной?

Статистика неумолима: ежегодно от рук своих «благоверных» умирает полторы тысячи женщин. Это, конечно, в разы меньше, чем тех, кто умирает от рака (ежегодно раком заболевают 180 тыс. человек, из них половина — умирает), а по сравнению со смертями от сердечно-сосудистых заболеваний — это вообще капля в море.

Но учтите, что Украина — на втором месте в мире по количеству смертей на тысячу жителей (пальму первенства с нами делят африканские государства ЮАР, Чад, Лесото и Гвинея-Бисау). Поэтому лишние факторы, которые сокращают и без того тающее, «как роса на солнце», население, нам не нужны. Тем более что тенденция со смертями женщин от рук мужчин только прогрессирует.

Кроме того, более 3 млн детей в Украине ежегодно наблюдают за актами насилия в семье или являются их вынужденными участниками. Дети пострадавших матерей в 6 раз чаще пытаются покончить с собой. 50% из них склонны к употреблению наркотиков и алкоголизму.

Почти 100% матерей, подвергшихся насилию, родили больных детей — преимущественно с неврозами, заиканием, энурезом, церебральным параличом, нарушениями психики. В целом же почти 70% женщин подвергаются различным формам издевательств и унижений. По данным МВД, 23% тяжких насильственных преступлений происходят в семьях.

Все точки над «і»

Закон, принятый в 2016-м, задекларировал несколько видов гендерно обусловленного насилия, и это также было сделано впервые. Он определил, что бывает физическое, сексуальное, психологическое и экономическое насилие. С физическим насилием все понятно, с сексуальным — фактически тоже.

Документ запретил любые действия сексуального характера, совершенные как против ребенка, так и против совершеннолетнего. Иными словами, принуждение к интиму законной жены или мужа тоже считается уголовным преступлением.

Кстати, позже, когда в 2019-м вступили в силу изменения в Уголовный кодекс, предусматривающие ответственность, если согласие на секс не было добровольным и осознанным, соцсети просто взорвались нелепыми шутками на тему «расписок», которые жена якобы должна писать мужу перед каждым половым актом. Нация с крепкими «христианскими ценностями» веселилась как могла.

Но вернемся к видам домашнего насилия. Следующий — психологический. Здесь имеются в виду «словесные оскорбления, угрозы, преследования, запугивания и другие действия, которые ограничивают свободу человека, создают опасения человека за свою безопасность или безопасность других, повредили психическое здоровье или привели к эмоциональной неуверенности, неспособности защитить себя».

А вот экономическое насилие «включает умышленное лишение жилья, еды, одежды, другого имущества, денежных средств и документов или возможности пользоваться ими, оставление без присмотра или попечительства, препятствование в получении необходимых услуг по лечению или реабилитации, запрет работать, учиться, принуждение к труду и т.д.».

Меры наказания за эти преступления различны. Так, например, домашнее насилие, то есть «умышленное систематическое совершение физического, психологического или экономического насилия в отношении настоящего или бывшего супруга наказывается общественными работами на срок от 150 до 240 часов, или арестом до 6 месяцев, или ограничением свободы до 5 лет, или лишением свободы до 2 лет». Если же насильственные действия совершались по отношению к ребенку или при нем, преступник лишается права общаться и видеться с ребенком.

Работает ли закон?

Вскоре закон №5294 отпразднует свой полукруглый юбилей — ему исполнится пять лет. Можно ли сказать, что за время, прошедшее с момента его принятия, он полноценно заработал? Посмотрим статистику: в государственной судебной администрации сообщили, что в 2020 году в судах на рассмотрении находились 1877 производств по домашнему насилию. Годом ранее, в 2019-м, таких дел было втрое меньше — 626.

Что касается приговоров, в течение 2020 года за домашнее насилие осудили 921 человека. В 2019-м таких приговоров было 225. Динамика вроде бы обнадеживает? Не совсем. Ведь по 2020-й были зафиксированы 211 362 обращения о насилии в семье. В частности, 180 921 обращение поступило от женщин, 27 676 — от мужчин и 2756 — от детей.

Осуждены же были, напомним, менее тысячи человек. Все это означает, что только в каждом 200-м случае обидчик понес наказание. Бывает и так, что пострадавшие сами дают задний ход. Но доминируют случаи, когда о фактах насилия не заявлено вообще или когда они оказались безнаказанными.

Что еще не сделано?

В 2016 году было заявлено о том, что государство позаботится об открытии сети приютов для жертв домашнего насилия, где те смогут жить и получать необходимую юридическую, медицинскую и психологическую помощь. Статистику относительно того, сколько таких приютов существует сейчас, найти, если честно, не удалось. Но известно, что часть таких приютов создана на волонтерских началах, а к остальным приложила руку церковь, что не может не настораживать.

Государство же, как всегда, отстает. Причина? Она банальна. Вечно дырявый бюджет и нехватка средств на социальные проекты, особенно в условиях коронавирусной пандемии. Правда, по закону часть обязательств по развитию сети приютов ложится на органы местного самоуправления. Но и они, как правило, небогаты на лишние деньги.

Кроме нерешенных финансовых вопросов открытой остается проблема, связанная с упоминавшейся Стамбульской конвенцией. И хотя сам Стамбул (то бишь Турция) вышла из этой конвенции, участие в ней цивилизованных стран остается must have. Как уже сказано выше, принятие закона №5294 так и не стало де-факто ратификацией конвенции.

Президент Петр Порошенко в свое время напрасно призывал депутатов утвердить в Украине этот документ. Когда же к власти пришел Владимир Зеленский, одна из петиций на президентском сайте была посвящена именно ратификации Стамбульской конвенции. Петиция набрала необходимые 25 тыс. голосов. Поэтому Зеленский пообещал вынести на рассмотрение парламента соответствующий законопроект, но не сделал этого.

17 февраля 2021 года генеральный прокурор Ирина Венедиктова, комментируя факты жестокости в отношении детей со стороны стоматолога из Ровно, отметила, что для нее «вопрос номер один — это ратификация Стамбульской конвенции». Хорошо, что подобный вопрос возник у руководительницы генпрокуратуры, но плохо, что он (а с февраля прошло 4 месяца) остался без ответа.

Причины — в ковиде и ментальности

Причины, по которым в Украине не ратифицируют конвенцию и не признают гендерно обусловленное насилие, можно рассматривать в двух плоскостях — политической и ментальной. Политическая составляющая заключается в том, что в условиях ковидного стресса, который переживает человечество, во всем мире верх берут традиционалисты и консерваторы. В Украине на это еще и накладывается фактор возможных досрочных выборов, говорит The Page политолог Богдан Петренко.

Собственно, это проблема не только этой власти и не только Украины. Мир начинает двигаться в сторону популистского консерватизма. Особенно — в период посткарантинного кризиса. Но в Украине именно приближение выборов обостряет этот вопрос. Здесь или «защита традиционных ценностей», или защита женщин от насилия. Но проблема в том, что когда на официальном уровне чаще обсуждается второе, то на бытовом люди из-за гиперконсерватизма видят угрозы в покушении на «ценности».

Богдан Петренко

Богдан Петренко

Политолог

С гиперконсерватизмом, то бишь с патриархальностью общества, в принципе, все понятно. Мы еще долго будем переводить общественные отношения на новые рельсы. А вот что касается упомянутого посткарантинного кризиса, то он сыграл злую шутку с потенциальными жертвами домашнего насилия.

За первое полугодие прошлого года мы имели втрое больше обращений в полицию. Это я сейчас говорю о Львовской области. Что касается общей ситуации по Украине, то количество жалоб от пострадавших увеличилось вдвое. Сейчас обостряется экономический фактор, который усиливает зависимость от обидчика. За год пандемии доходы людей существенно упали. Очень многие женщины у нас потеряли работу.

Марта Чумало

Марта Чумало

Общественная активистка и правозащитница

Одним словом, те достижения, которые принес 2016 год, 2020-й фактически умножил на ноль. И впереди — так же много работы.

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter Cmd + Enter Ctrl + Enter

Комментарии

Украина на Олимпиадах: первая чемпионка, первый флаг, гопак, гимн в Сочи и самое важное золото. Топ-5 ярких моментов Стиль жизни

Украина на Олимпиадах: первая чемпионка, первый флаг, гопак, гимн в Сочи и самое важное золото. Топ-5 ярких моментов

В кадре. Проект «Важлива» о необычайных женщинах, которых предпочитают не замечать Стиль жизни

В кадре. Проект «Важлива» о необычайных женщинах, которых предпочитают не замечать

Дело каждого. Почему мы должны защищать культурное наследие Личный взгляд

Дело каждого. Почему мы должны защищать культурное наследие

Евгения Мазуренко
Евгения Мазуренко
директор Zagoriy Foundation