«Я не Гарри Поттер, чтобы волшебной палочкой менять сырьевую структуру нашего экспорта». Интервью с торговым представителем Украины Тарасом Качкой

Фото: agropolit.com

Фото: agropolit.com

Новый торговый представитель Украины Тарас Качка своей главной миссией видит переход от классической внешней торговли к экономической интеграции. В этом контексте одной из важнейших задач он называет необходимость начать «настоящую» имплементацию Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. В целом Украина, считает он, должна придерживаться более прагматических подходов в торговых отношениях со своими партнерами.

В интервью The Page Качка рассказывает о приоритетных задачах, о новых подходах к «тривиальной» экспортной стратегии и о том, как в целом изменится внешнеторговая политика Украины.

- Сразу после вашего назначения советник президента Олег Устенко писал о том, что теперь посольства должны стать неким драйвером увеличения экспорта и этим обеспечить рост всей экономики Украины. Что вы как торговый представитель планируете для этого делать?

- У нас вполне конкретный проект по усилению роли посольств. Мы в министерстве планируем создание торговых представительств в столицах не менее восьми ключевых государств. Они будут работать под руководством посла и усиливать соответствующее посольство. У нас есть рабочая договоренность и с Офисом президента, и с Министерством иностранных дел, достаточно хорошо разработана нормативная база и даже заложены средства на их содержание.

Telegram Logo

К концу осени должны закончить всю подготовительную работу для того, чтобы с 1 января 2020 года запустить этот проект. Это для меня важный приоритет. Он довольно долго обсуждался в течение предыдущего политического цикла, но должен заработать на практике уже со следующего года.

«Экспортная стратегия Украины, очевидно, базируется на довольно тривиальных и обычных подходах»

Я надеюсь, что это существенно поможет Министерству иностранных дел и посольствам улучшить работу в части экономизации внешних отношений. Взаимодействие между МИД и нами в лице Министерства развития экономики, торговли и сельского хозяйства, я думаю, будет достаточно эффективным.

- Какие именно эти восемь стран? Большинство из них будут европейскими столицами?

- Не только европейские, список будет уточняться. Очевидно, это будут Женева, Брюссель, а также Китай и другие такие важные центры.

- А есть ли какие-то планы относительно Африки?

- Африка — наш постоянный приоритет. Этот рынок очень активно развивается и там есть определенные традиции торговли. Очевидно, что приоритетные рынки есть, но мы не будем сосредоточены только на двух-трех, пяти-семи рынках. Украинский бизнес уже сейчас очень активный и торгует со всем миром, экспортирует товары любого типа. Наша задача — улучшать его возможности глобально.

В предыдущем политическом цикле была разработана экспортная стратегия. Очевидно, что она базируется на достаточно тривиальных и обычных подходах. У нас есть несколько узловых точек, где нам нужно работать — это Европейский Союз, это так называемая MENA (Middle-Eastern North Africa, то есть ближневосточная и северная Африка), это уже традиционные для нас рынки Китая.

Кроме того, я не могу сказать, что мы не обращаем внимание на отдаленные рынки или на те рынки, где Украина не представлена. Опять же, чем экзотичнее рынок, тем интереснее его открывать в плане того, какие именно товары туда продают украинские компании.

«Для меня вопрос сырьевой ориентированности нашего экспорта является предвзятым»

- Изменится ли эта тривиальность теперь?

- Тривиальность не значит, что это плохо. Напротив, это означает, что есть хорошее понимание того, что надо делать, инструменты. Мой подход — это, скажем так, менее экзотики, больше прагматики. Очевидно, что определенные рынки, которые на слуху, сейчас переоценены. А есть наоборот, рынки, которые почему-то недооценены с точки внимания и медиа, и власти, но, тем не менее, очень важны. Например, мой первый визит был в Беларусь. Это было сознательное решение. Ведь Беларусь для нас — один из важнейших торговых партнеров со своим достаточно комплексным торговым режимом. Как можно оценивать то, насколько это мощный или экзотический рынок.

- Мы видим, что за последние пять лет роль Евросоюза значительно возросла во внешнем экспорте Украины. Будет ли теперь уделяться меньше внимания этому направлению?

- Ни в коем случае. Вы знаете, я являюсь одним из авторов Соглашения об ассоциации с ЕС и это, пожалуй, один из крупнейших проектов моей жизни. Поэтому очевидно, что Европейский Союз и дальше остается одним из крупнейших приоритетов. Более того, сейчас наша главная цель — действительно начать имплементировать это соглашение. К сожалению, предыдущее правительство больше обещало, чем делало. Сейчас мы наверстываем так называемые left overs — то, что было не доработано. Верховная Рада сейчас одобряет много уже давно нужных законов, которые не были закончены при предыдущей власти.

«Мой подход — это, скажем так, меньше экзотики, больше прагматики»

Поэтому наша задача — перейти от классической торговли к настоящей экономической интеграции. Это то, о чем я говорил в качестве эксперта и то, в пользу чего я очень много прилагал усилий. Сейчас задача — убедить Европейский Союз серьезно отнестись к Соглашению об ассоциации и не только говорить общими фразами, что это «указатель реформ», а воспринимать это соглашение как набор взаимных обязанностей и прав, определять путь для настоящей экономической интеграции.

- Идет ли речь о каких-то совместных производствах?

- Речь идет о том, чтобы наши компании получали такие же права и обязанности, как и европейские компании на европейском рынке, и наоборот. Это дает огромный толчок для производственной кооперации.

К примеру, буквально недавно Верховная Рада приняла закон об уполномоченных экономических операторов. Теперь одна из моих задач — начать переговоры между Украиной и Европейским Союзом для того, чтобы признать эквивалентность компаний-уполномоченных экономических операторов обеих стран, обменяться списками и дальше уже они между собой будут подстраиваться под производственную цепочку.

Чтобы было так, как это работает между Китаем и ЕС. Институт экономического оператора работает для того, чтобы поставщики запчастей из Китая к автомобилям в Европейский Союз не зависели от очередей на таможне. Они просто привозят эту продукцию. Кроме того, что это уменьшает коррупцию и упрощает ведение бизнеса, институт экономических операторов создает условия для усиления производственной кооперации между украинскими компаниями и европейскими компаниями.

«Наша задача — перейти от классической торговли к настоящей экономической интеграции»

- Наибольшей бедой нашего экспорта считают преобладание сырьевой составляющей. Будет вашей задачей изменить его структуру?

- Опять же, я не Гарри Поттер, чтобы волшебной палочкой менять структуру нашего экспорта. Это очень важная, трудная, сложная и долгая задача. Но скажу так — для меня вопрос сырьевого преобладания является предвзятым. Вот, например, считают, что зерно — это сырьевой товар. Но производство зерна — это целая индустрия, от закупки удобрений, средств защиты растений, закупки семян, комбайнов и обрабатывающей техники. Как видим, производство зерна по своей сложности порой более сложное, чем производство определенных агрегатов. Поэтому, я считаю, надо более четко относиться к определению что такое сырье.

При этом мы видим, что в Украине наблюдается тенденция к передвижению по цепи добавленной стоимости, и в глобальном диапазоне это происходит довольно быстро. Поэтому не надо пытаться «перевоспитывать» бизнес, наоборот, надо его поддерживать в его амбициях. И это моя задача — поддерживать, а не убеждать. Наш бизнес достаточно конкурентоспособен, я верю в его способности.

- Растет интерес внешних производителей в том, чтобы импортировать свои товары в Украину?

- Конечно. Я знаю точно, что Украина все больше является предметом внимания для многих компаний мира. Это происходит в том числе и благодаря имплементации Соглашения об ассоциации с ЕС и реформам, связанным с ней в тех украинских учреждениях, которые завязаны на импорт-экспорт. Например, Госпродпотребслужба, которая, к моему большому удивлению, смогла трансформироваться достаточно существенно и сейчас является двигателем развития международной торговли, особенно пищевой продукции. Все эти знаки, которые Украина посылает миру, привлекают иностранных игроков и в плане импорта, и в плане открытия здесь своих производств. Наша задача — не столько реализовать конкретные проекты, сколько вообще «раскочегарить» экономику.

«Сейчас должны убедить Европейский Союз серьезно отнестись к Соглашению об ассоциации»

- Будете ли вы, скажем, заниматься тем, чтобы привлекать импортеров?

- Моя задача состоит в том, чтобы рос не только экспорт, а чтобы торговля увеличивалась как таковая в обе стороны и была сбалансирована. В противном случае будем иметь «перекосы»: отрицательное сальдо в торговле — плохо, но и профицит так же может иметь негативные последствия.

- В середине сентября ВТО утвердила апелляционное решение в пользу РФ в споре с Украиной по нитрату аммония. Какие последствия это будет иметь для нас?

- Это дело 493, в котором Российская Федерация обжаловала решение относительно антидемпинговых мероприятий Украины. В ряде процедурных технических вопросов апелляционный орган ВТО действительно фактически удовлетворил позицию РФ.

На самом деле, это очень давнее дело. Но суть его не в том, может ли Украина вводить пошлину или не может. От нас никто не требует отменить те меры, которые уже есть. Скорее это были уточнения сугубо процедурного характера, требующие определенного «внедрения». То есть это небольшая корреляция решения, которое уже было нами принято.

Задача международных судебных решений — показать, где были ошибки. Теперь наша суверенная свобода — правильным образом трактовать, исправить эти ошибки. И это будет сделано, но в способ, который никоим образом не ударит по национальным интересам Украины.

«Я не Гарри Поттер, чтобы волшебной палочкой менять структуру нашего экспорта»

Это было частью нашей юридической стратегии еще до подачи апелляции, — я это знаю, потому что консультировал Министерство иностранных дел в те времена.

- Сейчас все говорят об установлении KPI. Есть ли у вас определенные требования, которые вы должны достичь, скажем, в краткосрочной перспективе?

- В краткосрочной перспективе, думаю, нет. У меня есть план действий, даже довольно банальный, в нем ничего чрезвычайно нового. Нужно интенсивно отработать ряд вопросов в рамках Всемирной торговой организации. Это тот же вопрос Brexit, потенциальные изменения торгового статуса Великобритании, Соглашение об ассоциации с ЕС, реализация проектов по таможне, соглашение АКА, тот же «промышленный безвиз», план действий в сфере диджитализации и открытие цифрового рынка. То есть это те left overs, которые остались не вполне реализованными при предыдущем правительстве.

Безусловно, есть и долгосрочное обещание — это удвоить экспорт в пятилетний перспективе. Это достаточно амбициозная задача. И она не может быть реализована административными методами. Но она достигается довольно скучной, кропотливой, бюрократической работой. Собственно, этим я и занимаюсь.

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии

Все новости

Рада приняла закон для вывода из тени рынка металлолома

Депутаты приняли в целом законопроект №2426, который направлен на детенизацию рынка металлургического сырья и операций с металлоломом. Его разработкой занималась рабочая группа, в которую входили представители заготовителей лома, металлургов и Минэкономики.

Группа Radisson откроет новый отель в Украине. С видом на «Родину-мать»

Международный оператор гостиничного бизнеса Radisson Hotel Group (главный офис в Брюсселе, Бельгия) планирует открыть первый отель под брендом Radisson в Киеве – Radisson Pechersk Park Kiev, сообщил «Интерфакс-Украина».

ЕС сократит список «зеленых» стран и не добавит в него Украину

Европейский союз до конца этой недели пересмотрит список стран вне союза – «зеленый» список. Речь идет о странах, которые считаются безопасными в отношении коронавируса и гражданам которых разрешен въезд на территорию ЕС.