Facebook Pixel
Русский военный корабль, иди нах*й.
Пожертвовать на армию
×

«Топливо раскупается без оглядки на ценники, это особый товар» – Александр Сиренко

Александр Сиренко

Александр Сиренко

Отмена регулирования цен на топливном рынке была ошибкой правительства. После этого шага ситуация на АЗС не улучшилась, но рост цен на горючее ударил по конечным потребителям и экономике страны. Ошибку нужно срочно исправить, считает аналитик консалтинговой компании «НАФТОРЫНОК» Александр Сиренко. В интервью The Page он обосновал свою позицию.

Накануне нашего разговора НБУ в 2,5 раза увеличил учетную ставку, ожидается, что из-за этого подорожают кредиты. Может ли это повлиять на топливный рынок?

– По моим оценкам, значительная часть рынка работает на заемных деньгах. Поэтому в условиях серьезных кризисов многие закрываются, поскольку не могут вернуть кредиты. Нынешний такой кризис в истории современной Украины уже третий. Первый был в 2008 году, второй – в 2014-м. На этом фоне пандемию коронавируса мы прошли удачно – уходов с рынка почти не было.

Как бы вы охарактеризовали сегодняшнее состояние розничного топливного рынка?

– Ситуации, которая сложилась на рынке в апреле – мае, нельзя было допускать. Кризис на рынке топлива, рост цен неизбежно повлияет – и уже влияет – на всю экономику.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

Конечно, у кризиса есть объективные причины: потеря внутреннего производителя топлива, разрушение существующих каналов импортно-экспортных поставок.

В настоящее время весь импорт горючего идет с территории пяти европейских стран, граничащих с Украиной. Оно либо там производится, либо наши трейдеры используют их инфраструктуру для доставки топлива из более дальних стран.

Подписывайтесь на нас в Google News!

Внутренний рынок топлива в Украине практически полностью работает с колес. О создании каких-либо запасов горючего трейдерами пока речь не идет.

В отмене госрегулирования цен на горючее многие видят плюсы. Если не в самом этом решении, а в том, как рынок сейчас работает (с отменой акциза, сниженным НДС), что, по-вашему, можно было бы сделать иначе?

– Я считаю, что отмена госрегулирования была неправильным решением. Его целью было заявлено преодоление кризиса на розничном рынке – убрать очереди на заправках. Но идет уже третья неделя после отмены, а очереди на АЗС не уменьшаются. То, что в Мукачево и Ужгороде появилось горючее (нам об этом сообщили телеканалы), не дает оснований утверждать, что изменения произошли по всей стране.

Госрегулирование сдерживало рост розничных цен у операторов, которые могли привозить топливо из других стран. Таких трейдеров – около трех десятков. Им принадлежат около 70% работающих АЗС.

До войны в Украине было около 8 тысяч АЗС. На мой взгляд, это неправильно — их должно быть в три раза меньше в такой небогатой стране, как Украина.

Почти год в условиях госрегулирования рынок работал нормально. В апреле произошел рост оптовых цен на горючее. Одновременно я заметил, что в СМИ и соцсетях начали появляться месседжи — мол, если не отменить госрегулирование, будут пустые заправки. А в третьей декаде апреля появились очереди на АЗС. За горючим бросились все, даже те, у кого нет машин. Такой спрос быстро «высушил» запасы топлива на АЗС, кроме критических объемов, которые нельзя снижать (для «скорых», спасателей, военных).

Владельцы авто «пропылесосили» все заправки — даже те, куда в мирное время боялись заезжать. Паника высосала все остатки и все, что горит. Операторы АЗС, которые не умеют или не могут самостоятельно импортировать, усилили спрос на внутреннем оптовом рынке, где за наличие ресурса пришлось конкурировать с перевозчиками и аграриями. В оптовой группе началась вторая волна роста — цены превысили 50 грн за литр. Любое горючее на всех АЗС быстро раскупалось. Начался ажиотаж.

Небольшие АЗС открыто начали нарушать ценовые ограничения. Сетевые АЗС не могли себе этого позволить, поэтому они лоббировали сначала изменение формулы – Кабмин в марте — апреле дважды учел новые расходы импортеров. А уже в мае, под давлением трейдеров, входивших в антикризисный штаб по горючему, и накрученного телеграм-каналами общества правительство приостановило регулирование розничных цен. Правда, было условие, что бензин не будет дороже 52 грн/л, а ДТ – 58 грн/л. Кто и как это посчитал – «военная тайна», но в следующие три дня половина АЗС в Украине добавили к ценникам 14 грн.

Напомню: формула расчета цены тогда уже была скорректирована, в ней было учтено удорожание логистики и растущие премии иностранных трейдеров. «Свободный» стратегический рынок в мае продолжал покупать дизтопливо по 35 грн за литр (если ты неудачно купил, то по 40 грн на границе Украины) и продавать в опте по 60 – 70 грн, а на АЗС – с благословления правительства – по 58 грн. При этом последняя регулируемая цена была 42 – 44 грн/л, что позволяло в начале мая получать обычные 10 – 15% прибыли.

Перекос оптовых и розничных цен, разумеется, стимулирует больше продавать нефтепродукты оптом – либо части мелких владельцев АЗС, которые пытаются удержаться на рынке, либо аграриям. По ценам мая продажа одного бензовоза через пистолет на заправке давала импортеру прибыль в полмиллиона гривен, а оптом можно было выручить до одного миллиона.

И вот, чтобы сравнить доходность в опте (на мой взгляд, абсолютно неоправданную, я до сих пор считаю, что оптовая цена выше 50 грн/л – это мародерство) и рознице, начали проталкивать идею отказа от регулирования цен с лозунгами о преодолении очередей.

Говорилось, что высокая цена снизит спрос, но этого до сих пор не случилось — топливо раскупается без учета ценников, это особый товар. Максимальная цена ДТ 58 грн, о которой говорила вице-премьер Юлия Свириденко, никого не удерживает от поездки на АЗС. Но она все равно ниже оптовой, порой превышающей 60 грн.

Розничный рынок топлива сейчас состоит из четырех частей:

  • неработающие АЗС;
  • продающие бензин по 55 грн и ДТ по 58 грн — их больше всего, это сетевые заправки;
  • столько же АЗС торгуют с небольшим дисконтом — соответственно по 50 и 55 грн;
  • региональные представители, продающие горючее по 60–80 грн. Это АЗС, которые хотят работать, но не могут сами импортировать топливо и покупают оптом на внутреннем рынке.

Кабмин в начале мая прекратил госрегулирование. Но это решение не отразилось на ситуации на АЗС. Если импортер раньше зарабатывал 4–6 грн на литре, а сейчас 20, то бензовоз быстрее не поедет. Сейчас нам вкладывают в уши, что остановка регуляции увеличила количество импортеров и горючего становится больше. Это чистой воды манипуляция: за относительно дешевым импортным ресурсом просто поехали аграрии и другие крупные потребители, потому что экономике предприятий невозможно выдержать цену 70 грн/л на внутреннем рынке!

Если коротко, правительство, которое должно защищать потребителя – водителей и покупателей горючего для собственных нужд, – подыграло трейдерам, которые даже не производители, а посредники. Государство, по сути, отменило львиную часть налогов на нефтепродукты, отказалось от денег с рынка горючего в бюджет и своими же руками перевело средства в карман продавцов. Это абсолютный проигрыш власти.

Да, объемы импорта сейчас растут, но это топливо в значительной степени было законтрактовано еще в апреле. В мае трейдеры совокупно привезли примерно половину объема мирного времени, но и потребление в настоящее время меньше. И этот объем уже вдвое больше показателей апреля! Мы видим положительную динамику каждую неделю по всем видам горючего. Особенно по сжиженному газу, где уже должен быть баланс, но там спрос в основном спровоцирован недостаточным количеством предложений бензина. В росте импорта нет заслуги отмены регулирования розничных цен — это обман. Правительству нужно было просто подождать и не торопиться с отказом от регулирования цен.

Считаю, что во время войны нельзя было отказываться от регулирования такого критически важного рынка, как топливный.

Мой тезис косвенно подтверждает то, что в стране появляются новые заправки. Значит, горючее все-таки есть? И причина очередей была не в госрегулировании?

К тому же мы недавно подсчитали, что сейчас за границу за горючим могут ездить около 660 бензовозов и вдвое меньше газовозов – это тот автотранспорт, который трейдеры подготовили технически и оформили документально, чтобы он мог ездить в Европе. Вот именно в этом сегменте, в том числе, и причина очередей – этого количества недостаточно (в апреле было в два — три раза меньше). Горючее не успевали привозить на заправки до начала комендантского часа. В июне ситуация выравнивается: на ходу все больше бензовозов и газовозов, которые могут пересекать границу, и развозящих горючее внутри страны, оптовики и конечные потребители заказали, проплатили и уже получают тягачи и бочки – составляющие бензовоза/газовоза. Повторю: регулирование цены никакого отношения к этому не имеет.

Но наши трейдеры сделали себе выстрел в ногу. Приведу пример: чтобы купить привезти горючее из той же Польши, нужно оплатить как минимум три составляющие цены до границы: котировки, базовая стоимость, которая меняется в зависимости от конъюнктуры мирового и европейского рынка (с начала войны это плюс 25 – 30%), премию трейдера, который нашел для украинских покупателей это горючее, и логистику (танкеры, баржи, перевалки, железная дорога, терминалы хранения – у каждой поставки свой маршрут и расходы). Что мы заметили: после остановки регуляции цен наши зарубежные партнеры оценили прибыль на поставках уже на нашей территории (напомню, это 35 и 58 и 35 и 70 грн/л, или соответственно около $800 — 1400/т) и стали поднимать свою наценку. Если раньше трейдер получал $10–20 за тонну, то в мае было и 200, и 225, а сейчас речь идет уже о 290.

То же самое происходит и на рынке автоперевозок. Если раньше в рейс бензовоз/газовоз ездил за 1 тыс. евро, то сейчас владельцы транспорта за тот же маршрут выставляют 3-4 тыс. евро.

Что имеем в результате: по текущим данным Platts или Argus – эти агентства фиксируют сделки по продаже крупных партий нефтепродуктов без налогов (котировки), – тонна горючего в Роттердаме стоит $1200. По данным нашей местной компании «НАФТОРЫНОК», конечная цена тонны того же топлива без НДС (акцизы отменены) на АЗС составляет $2250, а в опте – $2700.

В итоге за весь это беспорядок, «растянутые желудки» платит украинский водитель, или конечный потребитель товаров и услуг. Мы сами создали этот перекос на рынке, и я надеюсь, что июнь – последний месяц, когда мы будем это видеть.

В ходе войны Украина лишилась мощностей для легального промышленного производства бензина и ДП. По вашему мнению, поставки топлива с мини-НПЗ сейчас выросли в сравнении с мирным временем?

– Я бы не хотел комментировать эту тему. Сложно оценить изменения, но скажу, что отношение к внутреннему производителю в Украине за время войны кардинально изменилось. Не ошибусь, если призову обеспечить 100% поддержку их потребностей на государственном уровне.

Внутреннее производство автогаза сильно пострадало из-за войны?

– Конечно. На оккупированных территориях частично оказались и заводы, и добыча нефти и газа. Но внутреннее производство до войны не было доминирующим на рынке.

С началом вторжения мы утратили главные каналы импорта автогаза: РФ, РБ и море. Но за три месяца были наработаны новые маршруты, и сегодня импорт LPG показывает наибольшую динамику в сравнении с другими видами горючего, особенно автотранспортом.

Однако на рынке газа почти те же самые ценовые проблемы. В среднем цена газа на границе с Украиной сейчас 25 грн за литр, самые дорогие поставки в мае, которые мы зафиксировали, – 33 грн/л. На АЗС вы видите сами – диапазон от 34 до 44 грн, процентов 80 рынка продают по 40 грн.

В опте входная цена 45-46 тыс. грн за тонну на границе и около 70-80 тыс. – внутри страны, включая газ внутреннего производителя. Понятно, что импортеры заинтересованы в том, чтобы такая ситуация была как можно дольше — наценки рекордные, и они тянут вверх другие услуги, например, перевозки газа.

В Европе автогаз сейчас проще купить, чем бензин или ДП?

– Приблизительно та же история. Европа, помимо собственного производства, раньше «сидела» на российском, казахском и белорусском пропан-бутане. Из-за роста украинского спроса возник определенный дефицит. С введением эмбарго на поставки из РФ дефицит усилится. Поляки с конца мая уже отказались от покупки российского LPG — для украинских трейдеров это должно стать тревожным сигналом.

Госпродпотребслужба, Антимонопольный комитет – они, по вашему мнению, эффективно решают задачи контроля на топливном рынке?

– Если стоит задача выяснить истинные причины кризиса на рынке, то у государства для этого есть все возможности. Схема простая: сравнить входящие и исходящие цены в группе компаний. Я не понимаю, почему это не делается. Контролеры находят какие-то заправочки, завышающие цены или не принимающие карточки. Соцсети наполняются сообщениями об обнаруженных топливных мародерах. У меня же мнение о мародерстве возникает тогда, когда импортер топлива сейчас выставляет аграрию оптовый прайс с ценой 65–70 грн за литр.

Комментарии

Все новости