Facebook Pixel

Внутренний кризис в НБУ: почему возник и к чему может привести

Иван Пальчевский
эксперт по финансам, экс-проектный менеджер по коммуникациям НБУ
Фото: Free-Photos / Pixabay

Фото: Free-Photos / Pixabay

Старая английская идиома гласит: «Одна голова хорошо, а две — лучше». Если перенести это выражение на Национальный банк периода до 2020 года, в котором последнее слово всегда было за шестью членами правления, можно смело добавить: «А шесть голов — это полная гармония». Назначенный в 2020 году глава НБУ Кирилл Шевченко, который стремится единолично управлять нацбанковским кораблем, похоже, готов поспорить с англичанами.

Сегодня ряд журналистов и аналитиков, пытаясь подвести черту под годом Шевченко в НБУ и найти объяснение внутреннему кризису, констатируют: в целом этот корабль идет туда, куда и раньше. Вроде бы монетарная и регуляторная политика не изменились, отката в валютной сфере нет, а банки не начали кредитовать заемщиков под залог воздуха.

Но главный результат в этом году не измеряется конкретными метриками и изменениями политики. Основной результат Кирилла Шевченко в НБУ — это изменение подхода к бизнес-процессам, в котором роль коллегиальных органов либо преимущественно сведена к нулю, либо туда движется. В последнюю пятилетку каждое, без преувеличения, решение проходило ряд этапов и согласований: профильные департаменты, предкомитеты, комитеты и в итоге — правление. То есть десятки людей и обсуждений. И если хотя бы один член правления не был согласен с обсуждаемым решением, оно шло на доработку. То есть либо «6:0», где шесть членов правления «за», либо «идите дорабатывайте».

Telegram Logo

После смены главы НБУ летом 2020-го мы уже неоднократно видели, как решения принимались не единогласно. Более того, были ситуации, когда к мнению профильных департаментов не прислушивались. Об этом рапортовали члены правления из старой команды. Об этом говорят сами руководители департаментов. И кадровый кризис, когда руководители подразделений уходят из НБУ, это лишь вершина айсберга.

А что под водой? А там на самом деле переход к ручному управлению Национальным банком. При таких обстоятельствах представители старой команды, успех которой в реформировании банковского сектора Украины отмечают в других странах, задаются справедливым вопросом: «Какой смысл оставаться в организации, если к твоему профессиональному мнению не прислушиваются ?!» Конечно, внешне все подается так, что коллегиальные органы продолжают работать, как и прежде. Мол, комитеты продолжают существовать, так в чем тогда претензии? Но проблема в том, что большинство приходит в комитеты уже с «готовым» решением, которое спустили сверху. И что бы ни говорило профессиональное меньшинство, именно эти решения будут приняты простым большинством голосов.

Новый глава НБУ пытается натянуть на Национальный банк модель управления коммерческим банком, из которого он пришел. И, возможно, мы бы увидели первый успешный пример микроменеджмента, если бы у Национального банка было такое же количество функций, как у коммерческих банков. Один человек не может быть специалистом и в монетарной политике, и в процессах надзора, и в работе платежного сектора, а также в коммуникациях. Времена, когда валютным рынком или банковским сектором руководили в ручном режиме, уже прошли. В современном быстро меняющемся мире нужно быть гибким, адаптивным и главное — много делегировать.

Каков результат такого стиля управления? Первый и главный — отток кадров, которые не привыкли работать по телефонному звонку. Для микроменеджмента нужна послушная команда. Тем же, кто привык руководствоваться в своей работе собственным профессиональным суждением, сейчас в НБУ, словно на пиратском корабле, выставляют доску и предлагают пройтись по ней, если они хотят «поплавать».

Второй важный результат — качество принимаемых решений. За год финансовый сектор не почувствовал этого в полной мере. Однако со временем их качество начнет снижаться — последствия микроменеджмента имеют определенный временной лаг. Ведь на комитетах уже не будет обсуждений и споров, и истине будет неоткуда родиться.

К тому же Кирилл Шевченко обновил за год не 100%, а пока только 40% своего экипажа. Когда это число дойдет до абсолюта, тогда недостатки такого стиля управления проявят себя в полной мере. И именно тогда придет время, когда нужно будет оценивать монетарную и валютную политику, изменения в регуляторной среде и другие сферы деятельности центрального банка страны.

Система единоличного управления имеет ряд рисков. В первую очередь для независимости и беспристрастности принимаемых решений. Главный риск — это плавный дрейф к системе, где «друзьям — все, а врагам — ничего».

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]
Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter Cmd + Enter Ctrl + Enter

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости