Санкции против телеканалов 112 ZIK, NewsOne: конституционны или нет

Никита Жуков
Глава Комитета АПУ по конституционному праву, административному праву и правам человека
Фото: tookapic/Pixabay

Фото: tookapic/Pixabay

Уже вторые сутки юридическое и политическое сообщество обсуждает вопрос законности решения президента о блокировании каналов 112, ZIK, NewsOne.

Традиционно лента Facebook, новости на каналах и в других СМИ делятся на два лагеря: сторонники указа и его противники. Но большинство таких публикаций, новостей имеют, скорее, политическую окраску. Поэтому предлагаем разобраться с холодным умом в юридической составляющей этого вопроса.


Хронология

  • 4 октября 2018 года Верховная Рада (тогда еще VIII созыва) приняла постановление о применении персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций).

Санкции должны были применяться к ряду ООО:

Telegram Logo
  • «Телерадиокомпания «112 ТВ»;
  • «Новости 24 часа»;
  • «Ариадна ТВ»;
  • «Новый Формат ТВ»;
  • «ТВ Выбор»;
  • «Лидер ТВ»;
  • «Партнер ТВ» (каналы «112 Украина» и NewsOne).

В то же время такие санкции не были окончательно воплощены в жизнь, поскольку в дальнейшем не было соответствующего решения СНБО, которое бы президент ввел в действие своим указом.

  • 17 октября 2019 года ВР создала ВСК для расследования соблюдения законодательства при смене владельцев телеканалов и обеспечения противодействия инфовлиянию РФ. В результате ВСК подготовила отчет и рекомендовала направить его в Офис Генпрокурора, СБУ, Службу внешней разведки, Госбюро расследований, Госфискальную службу, а также НАБУ для проверки изложенной информации и принятия мер при наличии оснований.
  • 17 июня 2019 года на заседании ВР депутаты не поддержали отчет ВСК. За него проголосовал лишь 191 депутат. Кстати, почти весь состав «Евросолидарности», кроме трех отсутствующих депутатов, голосовал «против».
  • 2 февраля 2021 года СНБО принял решение «О применении персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)». И в этот же день президент ввел решение СНБО в действие.
Google News Logo Подписывайтесь на нас в Google News!

Что оно предусматривает?

Решение СНБО предполагает применение персональных санкций к Тарасу Козаку сроком на 5 лет в виде блокирования активов, предотвращения вывода капитала за пределы Украины и прочего.

Решением также накладываются санкции на такие ООО, как:

  • «Ариадна ТВ»;
  • «Новый формат ТВ»;
  • «ТВ Выбор»;
  • «Телерадиокомпания 112-ТВ»;
  • «Лидер ТВ»;
  • «Партнер ТВ»;
  • «Новости 24 часа»;
  • «Новые коммуникации» (каналы 112, ZIK, NewsOne) —

также сроком на 5 лет. Им запрещено пользоваться радиочастотами, что, как следствие, приводит к прекращению вещания сроком на 5 лет.

Интересно и то, что в решении СНБО сказано, что к Козаку и указанным юрлицам (телеканалам) могут применяться и другие санкции, которые в решении не перечислены. П. 25 ч. 1 ст. 4 закона «О санкциях» это позволяет. Остается только догадываться, какие еще ограничения могут быть применены.

Кстати, довольно сомнительным выглядит раскрытие в решении СНБО таких персональных данных, как ИНН (идентификационный номер), место регистрации, серия и номер паспорта гражданина Украины, паспорта для выезда за границу. С таким же успехом можно было бы и сведения в декларации Козака, обозначенные как конфиденциальные, раскрыть (юридический юмор).

Какие основания заложены

Основанием названо постановление ВРУ от 2018 года (упоминалось выше) и предложения СБУ. Интересно и то, что в самом постановлении Козака нет, есть только упоминание юрлиц.

Наконец, законны ли решения и указ

Основания для введения санкций, порядок их введения четко предусмотрены законом «О санкциях».

Согласно ему, санкции могут применяться со стороны Украины в отношении:

  • иностранного государства;
  • иностранного юрлица;
  • юрлица, которое находится под контролем иностранного юрлица или физлица-нерезидента;
  • иностранцев;
  • лиц без гражданства;
  • субъектов, осуществляющих террористическую деятельность.

В то же время основаниями для применения санкций являются действия иностранного государства, иностранного юридического или физлица, других субъектов, которые:

  • создают реальные и/или потенциальные угрозы нацинтересам, нацбезопасности, суверенитету и территориальной целостности Украины;
  • способствуют террористической деятельности и/или нарушают права и свободы человека и гражданина, интересы общества и государства;
  • приводят к оккупации территории, экспроприации или ограничению права собственности, причинению имущественных потерь, созданию препятствий для устойчивого экономического развития, полноценного осуществления гражданами Украины принадлежащих им прав и свобод.

Итак, санкции к гражданам Украины могут применяться исключительно в том случае, если те осуществляют террористическую деятельность. Следовательно, у СБУ, СНБО и президента должно быть достаточно оснований для таких подозрений.

И из этого исходит вполне логичный вопрос: почему Козаку не сообщили о подозрении? Тем более регламент ВР и УПК четко предусматривают механизм сообщения о подозрении депутату. Если же реальных оснований для фактического подозрения Козака в осуществлении террористической деятельности нет, возникают и серьезные сомнения относительно законности такого указа.

И отмечу, что само по себе решение СНБО не вызывает никаких юридических последствий — без введения его в действие президентом оно фактически не подлежит выполнению и применению. Поэтому вопрос законности касается именно указа президента.

Более того, лицо можно считать осуществляющим террористическую деятельность, если есть соответствующее решение суда. Которого пока нет.

Довольно странно, нет?

Довольно странным в этой ситуации выглядит и то, что обществу не предоставлено никакого подтверждения террористической деятельности Козака.

Кроме того, применение санкций выглядит логичным, когда они применяются к иностранным субъектам — Украина таких лиц не может привлечь к уголовной ответственности, и единственным эффективным механизмом остаются санкции. Но когда речь идет о гражданине Украины, еще и о народном депутате, то применение санкций без соответствующего решения суда несколько противоречит легитимной цели закона.

Подытоживая

Решение о введении персональных санкций к Козаку является, вероятно, необоснованным, а при отсутствии соответствующего решения суда — и сомнительно законным.

Формально закон «О санкциях» не обязывает применять санкции только после соответствующего решения суда. Но с таким успехом ввести персональные санкции можно по отношению к любому.

Осуществление террористической деятельности является достаточно громким обвинением, которое, по моему глубокому убеждению, должно подтверждаться именно решением суда и вводиться при наличии достаточной доказательной базы.

В иных случаях, хотя формально введение санкций и будет соответствовать закону, оно будет противоречить принципу справедливости и может создать опасный прецедент.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости