Facebook Pixel

Инвестиционная няня в работе, или Как аукнется арест завода «Большевик»

Сергей Фурса
финансист, Dragon Capital
Завод «Большевик». Фото: Фонд госимущества

Завод «Большевик». Фото: Фонд госимущества

ГБР арестовало 100% акций завода «Большевик». Вновь инвестиционная няня работает. Не щадя себя.

ГБР говорит, что оценка завода перед приватизацией не соответствовала украинскому законодательству, и это нанесло ущерб государству.

Проблема только в том, что, согласно закону о приватизации, эта оценка не нужна.

Telegram Logo

Закон говорит, что крупная приватизация проводится с помощью советника и советник определяет стартовую цену аукциона. Все. Как он ее определяет — не важно. Может, эта цена ему приснилась. В результате оценка, которая была сделана, — это просто внутренняя кухня советника, который хочет определить цену плюс-минус близкой к рыночной.

Поэтому тяжело в суде будет доказать, что кто-то нанес государству ущерб. Прямо скажем: это невозможно в таком случае.

Почему закон так говорит? Потому что не важна стартовая цена, не важно, кто и как делает оценку, когда есть конкуренция. И тогда на прозрачном аукционе будет установлена цена объекта продажи. Можно стартовать с нуля, сам факт открытости аукциона выведет цену на справедливый уровень. А стартовая цена была важна, когда у нас не было открытой приватизации. А ограничения были направлены на то, чтобы не допустить лишних на продажу. Сейчас этих ограничений нет. Фонд госимущества допускает всех.

А дальше уже работает рынок. Конкуренция.

В данном случае рынок не сработал, потому что не было подлинной конкуренции. И ГБР должно задать вопрос, почему же это произошло. Почему никто не пришел. Но на этом этапе ГБР рисковало бы выйти на самого себя, или своего дальнего родственника, или близкого друга. Это не интересно.

Но ГБР переполошилось по поводу того, что ненужная оценка была сделана не так.

При том что продавался завод, который оценивался не как завод, а как будущая площадка для строительства. В первую очередь жилья. И оценивать это согласно украинскому законодательству как завод вообще не имело никакого смысла. И да, само законодательство не требует такой оценки. Вот парадокс.

Имеет ли такое дело перспективу в суде? Нет, не имеет.

Скажут ли все последующие участники приватизаций «Да пошло все»? Пожалуй, скажут. Просто мало кто из потенциальных инвесторов спит и мечтает об общении с ГБР.

Улучшит ли кто-нибудь из ГБР свои жилищные условия? Может быть, да.

Но это уже совсем другая история. Которая никоим образом не помогает украинским налогоплательщикам.

Текст опубликован с согласия автора.

Оригинал

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости