Facebook Pixel

Экономический рост возобновлен. Что дальше?

Ярослав Жалило
заместитель директора Национального института стратегических исследований
Фото: Free-Photos / Pixabay

Фото: Free-Photos / Pixabay

Возобновление экономического роста стало главным итогом 2021 года для украинской и, собственно, мировой экономики. Несмотря на оптимистические ожидания, ковид пока никуда не делся, а в конце года вообще втянул мир в очередную, уже четвертую, глобальную пандемическую волну. В таких условиях наиболее реалистичным оказался обоснованный автором еще осенью 2020 года сценарий, при котором выход из коронакризиса должен состояться раньше, чем человечество сможет преодолеть сам коронавирус. Следовательно, восстановление экономического роста произошло отчасти благодаря применению весьма мощных пакетов фискального и монетарного стимулирования, отчасти – вследствие адаптации к функционированию в условиях пандемических ограничений. Однако в дальнейшем из-за ограниченной по времени возможности применения стимулирующих пакетов, создающих значительные риски для макроэкономической стабильности, именно структурные сдвиги, отражающие реалии постковидного мира, должны стать главными двигателями глобального экономического развития.

Положительная динамика украинской экономики была зафиксирована во втором квартале 2020 года (5,7% прироста ВВП в первом квартале) именно в формате посткризисного восстановления: произошел резкий скачок потребительских расходов, на 8,2% выросла добавленная стоимость в перерабатывающей промышленности, значительные положительные импульсы получили торговля, транспорт, гостинично-ресторанный бизнес, произошло оживление в финансовой сфере.

Этому способствовали верный выбор модели адаптивного карантина, жесткость которого коррелировала с распространенностью заболевания в региональном измерении, а также овладение и бизнесом, и потребителями навыками функционирования в условиях таких ограничений.

Telegram Logo

Источником положительного для экономики эффекта стала программа предоставления финансовой государственной поддержки субъектам микро- и малого бизнеса «Доступные кредиты 5-7-9%», в рамках которой в настоящее время уже выданы кредиты на сумму около 80 млрд грн, что составило, по оценкам Совета НБУ, примерно половину прироста банковского кредитования в 2021 году. Правда, с программой получилось не совсем так, как предполагалось при ее запуске в начале 2020 года, и основная масса кредитов пошла не на развитие бизнеса, а на его антикризисное спасение и рефинансирование ранее взятых кредитов, однако ее стимулирующий эффект для экономики был весьма заметен.

Весомым стимулятором стали и другие бюджетные средства: в целом за год расходы сводного бюджета были на 22,2% больше, чем годом ранее, в первую очередь благодаря росту на 30,5% налоговых поступлений. Достаточность финансового ресурса обусловила динамичное повышение оплаты труда как в государственном, так и в частном секторах экономики: в ноябре 2021 года средняя заработная плата по экономике была в номинальном измерении на 19% выше, чем годом ранее.

Однако эффект послекризисного оживления оказался ситуативным и уже в третьем квартале начал иссякать. Прирост ВВП сократился до 2,7% (квартал к кварталу), резко замедлился рост промышленности, возобновилось падение в торговле, произошло торможение других составляющих создания добавленной стоимости. По итогу за 11 месяцев года прирост промышленности составил всего 1,3%, причем сокращение производства упрочилось в пищевой промышленности, а главный прирост произошел в экспортоориентированных отраслях: добывающей промышленности, металлургии, машиностроении и т.д. Вероятно, ситуация с экономическим ростом несколько улучшится в четвертом квартале за счет агросектора, которому в 2021 году удалось получить рекордные урожаи зерновых. Вместе с тем особых оснований для оптимизма по отношению к другим секторам экономики нет. Поэтому по итогам года прогнозируется рост около 3%, что не восполняет спад на 4%, произошедший в 2020 году.

Восстановление спроса в глобальной экономике, засвидетельствовавшее ее постепенный выход из коронакризиса, оказало достаточно специфическое влияние на экономику Украины. Прирост экспорта в стоимостном измерении составил в январе — октябре 2021 года 37,5%, двигателями увеличения экспортных поступлений стали металлургия и экспорт минеральных полезных ископаемых. Вместе с тем львиная доля этого прироста отразила рост цен на международных рынках. В сопоставимых ценах экспорт товаров и услуг на протяжении 2021 года продолжал демонстрировать довольно стремительное сокращение (в частности, на 6,2% во втором и на 8,6% – в третьем кварталах). Следовательно, поступления от экспорта поддерживали рост внутреннего спроса, включая прирост оплаты труда в экспортных секторах экономики, однако не увеличивали показателей экономического роста. Увеличение предложения на валютном рынке приводило к относительному укреплению гривни по сравнению с темпами гривневой и долларовой инфляции, что способствовало активному росту импорта, дополнительно ограничивавшему экономический рост. Импорт товаров и услуг во втором квартале увеличился на 21,5%, в третьем – на 12,3%, причем товарный импорт в стоимостном измерении вырос за 10 месяцев на 32,1%.

Дальнейшая реализация потенциала экономического развития в Украине будет напрямую зависеть от возможности экономики адекватно ответить на вызовы посткризисного мира, которые заключаются в адаптации как непосредственно к функционированию в условиях повышенных пандемических рисков, так и к более глубоким системным изменениям, которые, возможно, только ускорились в пандемический период. Последние заключаются в изменении места и средств задействования человеческого капитала в экономических процессах, стремительном распространении цифровых и интеллектуальных технологий, основ ответственного устойчивого развития (Green Deal), перестройке глобальной и региональной логистики. Причем эта адаптация должна происходить в условиях турбулентности, вызванной обострением глобальных противостояний (одним из проявлений которой стала развернутая Россией на европейском пространстве гибридная газовая война), распространением климатических изменений, формированием новых финансовых пузырей в сфере информационных и сетевых технологий.

Первым звонком по поводу необходимости динамизации структурных изменений в отечественной экономике стало ускорение инфляционных тенденций в 2021 году, обусловленное сочетанием последствий отечественной проактивной бюджетной и денежно-кредитной политики, импорта глобальной инфляции, а во втором полугодии – и стремительного роста цен на рынках энергоресурсов. Индекс потребительских цен за 11 месяцев 2021 года составил в Украине 9,3 %, причем на самых чувствительных рынках этот показатель был значительно выше: стоимость пищевых продуктов увеличилась на 11,1%, горюче-смазочных материалов – на 24%, коммунальных услуг – на 24,6%. Выход за рамки целевого показателя инфляции побуждал НБУ к поэтапному повышению уровня учетной ставки, что перевело монетарную политику в режим торможения экономического роста.

Новый 2022 год создает возможности для продолжения посткризисного восстановления, однако никоим образом его не гарантирует. Перспективы глобальной конъюнктуры остаются довольно неуверенными, что не позволяет рассчитывать на стабильность спроса на экспортную продукцию украинских производителей – преимущественно низкого технологического уровня. Помочь может проактивная экспортная политика, требующая реализации планов поддержки экспорта, в том числе в рамках Экспортно-кредитного агентства. Заложенные в бюджет-2022 программы государственного строительства могут сработать как стимуляторы развития, однако их влияние должно быть усилено большей локализацией закупок и созданием целостных секторальных стратегий, которые позволят объединять государственные инвестиции с комплементарными частными проектами. Важна реализация потенциала разблокирования рынка аграрных земель. Для того чтобы уже в текущем году сработать на укрепление малых землевладельцев, которые пока преимущественно вовлечены в этот рынок, реформа должна быть дополнена программами соответствующей государственной секторальной поддержки. Малый и средний бизнес будет оставаться движущей силой экономического развития, однако увеличение его трансакционных расходов в условиях вынужденного усиления фискализации потребует дополнительных компенсаторов – в виде логистической поддержки, содействия интернационализации, государственной помощи в подготовке и переподготовке работников и т.д. Огромный потенциал заключается в реализации возможностей децентрализации – для этого должно распространяться стратегически ориентированное межмуниципальное и межрегиональное сотрудничество, углубляться секторальная децентрализация, укрепляться институциональная способность сообществ к содействию местному развитию.

Сейчас устойчивость экономического восстановления в посткоронакризисный период критически зависит от освоения инструментов экономической политики, учитывающих необходимость достижения структурной адаптивности национальной экономики в условиях динамических вызовов и прежде всего разрешающих извечное противоречие между макроэкономической стабилизацией и экономическим ростом. Эта задача имеет глобальное измерение и предстает также перед странами развитого мира. Период активного фискального стимулирования в мире меняется на попытки нейтрализации вызванных им инфляционных факторов. Страны снова втягиваются в монетарно-фискальные качели, тормозящие экономическое восстановление.

Выходить из режима качелей следует путем внедрения современных институциональных механизмов. Среди таких механизмов – усовершенствование контроля над направлением фискальных стимулов, что предотвращает деформирующую роль и проинфляционность фискального стимулирования через цифровые инструменты и средства общественного контроля (в том числе партисипативное бюджетирование). Еще один механизм – разблокирование возможностей монетарного стимулирования благодаря расширению антиинфляционных инструментов, дополняющих традиционное инфляционное таргетирование, учитывая затраты структурных изменений.

Сложность вышеизложенных задач экономики требует конструктивного взаимодействия главных стейкхолдеров этого процесса: государства, крупного, среднего и малого бизнеса. Это взаимодействие позволит преодолеть институционную инерцию упования на традиционные «простые решения» и выработать стратегию посткризисного восстановления, соответствующую современным глобальным вызовам.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости