Война в энергетике. Что на самом деле происходит на рынке энергетики Украины

На украинском рынке электроэнергии кризис/ua-energy.org

На украинском рынке электроэнергии кризис/ua-energy.org

В апреле из-за карантина (а также ввиду других объективных причин) Министерство энергетики Украины заявило о кризисе в энергетической отрасли и о сокращении потребления электроэнергии. В связи с этим возникла необходимость установить новый, уменьшенный баланс на рынке потребления электроэнергии. The Page розбиралось с причинами и последствиями кризиса в энергетике.

Как только стало известно о проблемах, Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), Министерство энергетики, «Укрэнерго» и ряд ведущих специалистов в энергетике начали активно предлагать пути преодоления этого кризиса.

Предлагались всевозможные варианты: от уменьшения стоимости зеленого тарифа до майнинга криптовалют на мощностях АЭС.

Telegram Logo

Резкая перемена в сторону зеленой энергетики

Сразу стоит отметить, что предыдущий министр энергетики Украины Алексей Оржель еще в январе этого года, за три месяца до нынешнего кризиса, анонсировал концепцию «зеленого энергетического перехода», старт внедрения которой должен состояться уже в июне 2020 года.

Господин Оржель настаивал, что к 2050 году рост возобновляемых источников должен составлять примерно 70%. Он считал этот показатель экономически обоснованным.

Google News Logo Подписывайтесь на нас в Google News!

Не прошло и четырех месяцев, в течение которых, согласно данным НКРЭКУ, потребление электроэнергии в Украине упало на 8% (как, собственно, и производство), как в профильном министерстве изменили свое мнение: комиссия предложила запретить строительство новых возобновляемых источников энергии.

Неужели за четыре месяца все изменилось настолько существенно, что от увеличения до 70% мы вдруг перешли к полному запрету?

Что на самом деле произошло на энергетическом рынке

Вернемся к цифрам. Кроме уменьшения потребления на указанные 8%, существенно изменились только показатели. Производство электроэнергии на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ) в сравнении с прошлым годом за аналогичный период выросло в три раза. Электроэнергии с атомных электростанций (АЭС) в 2020 году получают в среднем на 17% меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

А остальные показатели по генерации электроэнергии остаются в пределах статистической погрешности неизменными. Эта ситуация четко иллюстрирует, что отсутствие баланса ощущается не только и не столько на энергорынке в целом, сколько именно между атомной и возобновляемой электроэнергией. И эти показатели важны еще и потому, что ВИЭ (так же, как и АЭС) являются неманевренными. То есть такими, где генерирующая мощность является постоянной и ее нельзя быстро менять.

В то же время гидроэлектростанции (ГЭС) можно быстро подключить и отключить. Тепловые электростанции (ТЭС) в так называемом «горячем резерве» тоже: турбина вращается, но к генератору не подключена. АЭС (украинские) так не могут — эксплуатационный режим не позволяет. А доля АЭС в структуре генерации большая. Чтобы избежать избытка мощности в ночной период, приходится уменьшать генерацию АЭС в целом, а дневные пики перекрывать за счет ТЭС.

И именно таким путем начал двигаться украинский монополист в этой отрасли – компания ДТЭК. Эксперты общественной организации SaveDnipro проанализировали, что большинство ТЭС этой корпорации в течение двух последних месяцев (то есть еще до официальных заявлений Минэнергетики), несмотря на снижение потребления, увеличили энергогенерацию на 100%, а то и на 200%.

Однако, как комментирует Алексей Кучеренко, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам энергетики и жилищно-коммунальных услуг, такая ситуация не является аномальной.

«Конечно, доля (в процентах) генерации на ТЭС и ТЭЦ в дальнейшем в летние месяцы объективно должна вырасти, поскольку это практически единственные маневренные мощности, которые остались в условиях катастрофической нехватки воды на ГЭС, ГАЭС (приток воды в Днепре, Десне и Днестре в этом году наименьший за последние 130 лет). А масла в огонь, кроме того, подливает и стремительный рост ВИЭ, который вытесняет базовую генерацию и требует дополнительной балансировки ТЭС. Например, в апреле 2020 года производство электроэнергии из возобновляемых источников увеличилось на 120% — до рекордных 1,07 млрд кВт-ч», — объясняет Кучеренко.

Правда, это отнюдь не объясняет необходимость останавливать атомные энергоблоки, не так ли?

Кто убивает атомную энергетику

На самом деле, команды на разгрузку энергоблоков АЭС диспетчеры «Укрэнерго» отдавали и в феврале, и в марте, а особенно – в апреле, то есть еще задолго до обновленного прогнозного баланса. И тогда на это не обращали внимания, хотя это были первые звоночки ситуации, в которой сегодня оказалась наша энергетическая отрасль.

«Оператор предоставляет конкретную цифру, что требует от нас остановки ряда наших энергоблоков. Мы можем поступить иначе, разгрузив все энергоблоки, но в таком состоянии глубокой разгрузки их работа будет неэффективной. Остановка нескольких энергоблоков позволит работать другим на уровне мощности, близкой к номинальной», — комментирует и. о. руководителя «Энергоатома» Петр Котин.

И хотя сейчас в «Энергоатоме» утверждают, что решение об остановке некоторых блоков поддерживают, однако ряд проблем все еще существует.

Неравномерная генерация и потребление привели не только к отсутствию баланса, но и к финансовым затруднениям: «Энергоатом» не может взыскать долги с госпредприятия «Гарантированный покупатель», которые за февраль-март 2020 года составляют 5 млрд грн (подтвержденный долг за февраль – 3 млрд грн). В то же время долг НЭК «Укрэнерго» перед «Энергоатомом» за урегулирование небалансов составляет 400 млн грн.

Кроме очевидных финансово-социальных проблем, это приводит к более глобальной проблеме: у «Энергоатома» нет возможности вывозить отработанное ядерное топливо. А это, в конце концов, является реальной угрозой не только для экологии, но и для национальной безопасности.

Интересно, что «Гарантированный покупатель» — это именно то предприятие, которое компенсирует ВИЭ разницу между фиксированным и реальным тарифом. На это деньги есть.

Зеленый тариф зеленый не для всех?

Возможно, учитывая то, что зеленая энергетика буквально захватывает рынок, стоит радикально уменьшать тариф? А что, если позиция НКРЭКУ относительно запрета строительства новых ВИЭ логичная?

Согласитесь, что в ситуации, когда Украина вынуждена сокращать производство электроэнергии на АЭС, нанося непоправимый ущерб стратегически важной отрасли, ситуация с ВИЭ выглядит немного странной.

Зеленый тариф до 14 гривен за кВт•час является едва ли не самым высоким в Европе. Правила, которые обязывают «Укрэнерго» отключать такие объекты в последнюю очередь (еще и платить компенсацию за такие отключения по зеленому тарифу), вызывают немало вопросов. Оказывается, что у нас – как всегда: все равны, но кто-то равнее.

Здесь в игру вступает уже законодательство.

Дело в том, что в последней редакции закона «Об альтернативных источниках энергии» остался определенный пробел: инвесторы, которые успели заключить договор купли-продажи по зеленому тарифу с ГП «Гарантированный покупатель» до 31 декабря 2019 года, могут ввести в действие свои объекты в течение двух лет с даты заключения договора.

Проще говоря, непосредственно перед введением аукционов по продаже электроэнергии ВИЭ нашли возможность зафиксировать зеленый тариф даже для тех компаний, которые еще фактически не построены: инвестор просто должен был подписать договор о выкупе своей э/э до ввода в эксплуатацию объекта по фиксированному тарифу в течение двух следующих лет. И все пять ключевых игроков на рынке так и сделали. Среди них – ДТЭК, Windcraft, CNBM, VRCapital и ВПУ.

Поэтому для всех, кто воспользовался этим пробелом, анонсированные НКРЭКУ существенные уменьшения зеленого тарифа ничем не угрожают: в случае финансовых потерь они легко выиграют любой суд, ибо тариф является утвержденным. А вот остальным придется несладко. То есть в течение ближайших двух лет другие игроки вне конкуренции.

Остается открытым и вопрос, где государство в лице ГП «Гарантированный покупатель» будет брать деньги для дальнейших искусственно завышенных компенсаций тем, кто успел «зафиксировать» себе зеленый тариф на нынешнем уровне.

Если раньше эти компенсации осуществлялись за счет разницы между себестоимостью электроэнергии «Энергоатома» и ценой для потребителя, то после уменьшения объемов генерации АЭС этой разницы просто не будет. А упомянутые выше ТЭЦ/ТЭС никогда не предоставят государству такую дешевую цену, которую давал «Энергоатом».

И хотя логика и экономические законы подсказывают, что с уменьшением зеленого тарифа цена для потребителя тоже должна бы уменьшиться, но не все так просто. Мы используем не только альтернативную энергию, но еще и альтернативную логику. Для потребителя это будет означать только одно: за свет придется платить больше.

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии

Все новости