Facebook Pixel
Русский военный корабль, иди нах*й.
Пожертвовать на армию
×

Мировая политика: Как вести себя с деспотами

Джо Байден и Мухаммед бин Салман

Джо Байден и Мухаммед бин Салман

В течение 15 лет после распада Советского Союза в 1991 году внешняя политика Запада, казалось, опиралась на прочный фундамент. Либеральные ценности: демократия, открытые рынки, права человека и верховенство закона – только что взяли верх над коммунизмом. США — единственная сверхдержава — имела влияние, чтобы навязать этот моральный кодекс террористам и тиранам. И эта жестокая любовь была оправдана, потому что история показала, что западные ценности были неоспоримой формулой мира, процветания и прогресса.

Об этом говорится в редакционной колонке, опубликованной британским журналом The Economist.

Сейчас, еще через 15 лет, внешняя политика Запада находится в беспорядке. Чтобы понять почему, колумнисты взяли Мухаммеда бин Салмана (МБС, как его часто называют в СМИ), наследного принца Саудовской Аравии. Отношения с ним иллюстрируют эрозию каждого из трех столпов внешней политики Запада: ценностей, власти и исторической судьбы.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

Наследный принц может быть жестоким и угнетать своих врагов. Он был признан виновным в убийстве оппозиционного журналиста. Но он также является модернизатором, который либерализировал саудовское общество, приручил священнослужителей и предоставил женщинам новые свободы. Даже если вы сомневаетесь в реформаторском рвении МБС, то Саудовская Аравия добывает нефть, которая может помочь США и их союзникам противостоять еще более опасному человеку — Путину. Является ли этичной политика избегать МБС или не ужинать с ним?

МБС также показывает, что американская мощь менее внушительна, чем это казалось 15 лет назад. Саудовская Аравия была близка к Америке с 1945 года, но МБС долгое время презирал Джо Байдена, отказываясь отвечать на его телефонные звонки, вместо этого сближаясь с Россией и Китаем. Саудовская Аравия является ключом к региону, который Америка пыталась «исправить», вторгшись в Ирак. И хотя Америка и ее союзники по-прежнему грозные, боевые действия истощили готовность избирателей видеть, как их войска действуют в качестве глобальной полицейской силы. Их нежелание понятно: войны в пустыне продемонстрировали, что нельзя превратить людей в либералов, стреляя в них.

Подписывайтесь на нас в Google News!

МБС считает, что может достичь западного уровня благосостояния без таких неудобств, как демократия или права человека. И он не одинок. Китай отстаивает достоинства «ориентированных на людей» прав человека, которые ставят мир и экономическое развитие выше права на выборы и свободу слова. Путин вторгся в Украину в ходе того, что можно рассматривать как войну против ценностей Просвещения, которую ведет режим, находящийся в рабстве у российского фашизма.

Когда западные лидеры умоляют глобальный Юг встать на защиту международной системы, осуждая Путина, многие в ответ говорят, что они потеряли терпение по отношению к проповедническим, лицемерным представителям Запада, которые сами с готовностью вторгаются в другие страны, когда им это удобно.

Авторы The Economist пишут, что они не утратили своей веры в институты, возникшие в эпоху Просвещения. Либеральные ценности универсальны. Тем не менее стратегия Запада по продвижению своего мировоззрения дает сбои, и США и их союзникам нужно быть более трезвыми. Они должны балансировать желаемое с возможным. В то же время они должны придерживаться принципов, которые спасают их от цинизма путинской пустынной зоны, свободной от правды.

Лучший способ для западных лидеров избежать обвинений в лицемерии – воздержаться от отстаивания моральных позиций, которых они не могут придерживаться. Во время предвыборной кампании Байден пообещал относиться к Саудовской Аравии как к изгою. Но в прошлом месяце он отправился в Джидду и общался с МБС, после чего его широко осудили за лицемерие и моральную трусость. На самом деле его ошибкой было дать приятное обещание толпе.

Западные лидеры должны быть честными в отношении того, какое влияние они действительно имеют. Утверждение, что остальные нуждаются в Западе больше, чем он в них, в наши дни не верное. В 1991 году на «большую семерку» приходилось 66% мирового производства, сегодня только 44%.

Оглядываясь назад, было высокомерием думать, что диктатуры могут быть излечены с помощью батальонов юристов-правозащитников и экономистов-рыночников. Лидеры должны четко понимать, что правильно, а что нет. Когда они взвешивают, налагать ли санкции на нарушителей, они должны оценивать вероятные результаты, а не демонстрировать видимость добродетели.

Другой принцип заключается в том, что разговаривать, общаться обычно полезно. Некоторые говорят, что это дает легитимность негодяям. На самом деле это дает понимание, дает возможность оказывать влияние и помогает решать проблемы, например, начать вывоз зерна из Украины или попросить «Аль-Шабаб», филиал «Аль-Каиды», помочь спасти Сомали от голода.

Байден был прав, разговаривая с МБС. Эмманюэль Макрон был прав, разговаривая с Путиным. Всем нужно говорить и с президентом Китая Си Цзиньпином.

Есть разные способы помочь вести честные переговоры. Например, на встрече можно высказать свое мнение о правах человека, как сделал Байден, общаясь с МБС. Можно ограничить контакты, как это сделал Макрон после того, как российские войска совершили военные преступления. Можно настаивать на том, чтобы поговорить с оппозицией и диссидентами. В этом западные лидеры должны координировать свои действия, чтобы снизить вероятность того, что они станут жертвами политики «разделяй и властвуй» из оппонентов.

Последний принцип заключается в том, чтобы признать, что внешняя политика, как и любое управление, требует компромиссов. Да, такие компромиссы не должны быть грязными. Более четкое внимание к результатам российской аннексии Крыма в 2014 году могло бы привести к более эффективным действиям стран НАТО, чем те слабые, спасительные для совести санкции, которые они ввели.

***

«Запад обнаружил, что попытка навязать свои ценности таким деспотам, как МБС, обречена на провал. Вместо этого следует сочетать давление с убеждением и откровенность с терпением. Это может быть не так приятно, как возмущаться и призывать к бойкоту и символическим санкциям. Но, скорее, именно это принесет реальную пользу», – делает вывод The Economist.

Комментарии

Все новости