«Такого кризиса я не помню за все свои 20 лет в энергетике». Интервью с и.о. министра энергетики Ольгой Буславец

Фото: пресс-служба Минэнерго

Фото: пресс-служба Минэнерго

Ольга Буславец, исполняющая обязанности министра энергетики

Ситуация на энергорынке обещает желать лучшего. Это признают в правительстве. Чтобы хоть как-то ее улучшить, здесь подготовили законопроект о снижении «зеленых» тарифов. А Верховная Рада приняла закон, который поможет двум крупным национальным производителям вернуть долги через докапитализацию и выпуск специальных облигаций. К тому же Кабмин определил приоритетным использование угля для производства электроэнергии на украинских электростанциях. Все эти сложные на вид темы на самом деле указывают на одно: денег у энергетиков очень мало. Поэтому рано или поздно правительство будет поднимать цены на электроэнергию для населения. Собственно говоря, заодно подорожает и природный газ, ведь на этом рынке с июля должны отменить специальные цены. Подробнее обо всем, что происходит в энергетике, The Page расспросило исполняющую обязанности министра Ольгу Буславец.

- Энергетика в первом квартале сработала плохо: большие долги у «Энергоатома», «ДТЭК» и многих энергетических компаний. Как вы будете спасать ситуацию? Что будете делать?

Telegram Logo

- Решение проблем требует столько же времени, сколько и их создание. Я на посту два месяца, удалось немало, но заниматься есть чем. Такого кризиса, как сейчас, я не помню за все свои 20 лет в энергетике. Долги за текущий год являются сопоставимыми с долгами, которые накопились за весь период прошлой модели рынка, которая работала до 1 июля прошлого года.

Сегодняшние вызовы без преувеличения требуют срочных решений. Первое, что мы сделали, — обновили прогнозируемый энергобаланс, где выровняли генерацию в соответствии с потребностями потребителей. Как вы знаете, производство электроэнергии не может превышать потребление, а на фоне, в частности, пандемии были ощутимые спады, особенно со стороны промышленности. Поэтому надо было все это сбалансировать.

Google News Logo Подписывайтесь на нас в Google News!

Также мы разработали топливный баланс, чтобы понимать, какие перспективы у наших шахтеров и их продукции. Все это было сделано в рамках Антикризисного энергетического штаба, который возглавляет премьер-министр Украины. Мы разработали законопроекты, которые на прошлой неделе были зарегистрированы в ВР — они сразу решают ряд проблем. Мы надеемся, что народные избранники понимают всю серьезность ситуации в энергетике, поэтому безотлагательно поддержат эти законодательные инициативы.

На повестке дня сегодня также топливный баланс. Наш мониторинг показывает, что не все генерирующие компании его придерживаются. Речь идет, в частности, о «Центрэнерго», которое заместило украинский уголь газом, что несвойственно тепловой генерации в нашей стране. В «Центрэнерго» с 2016 года было переоборудовано 6 блоков с использованием антрацитовой марки угля, который не добывается сегодня на подконтрольной территории Украины, на газовую марку угля. Но предприятие выбрало стратегию замещения угля газом.

Как следствие, в шахтерских городках возникло социально-экономическое обострение из-за вынужденного простоя. Реагируя на это, мы инициировали, а Кабмин поддержал распоряжение, которым предусмотрена обязательность использования тепловой генерацией именно украинского угля как основного вида топлива. Это обеспечит работой и зарплатой наших горняков.

QuoteТариф для населения до конца года остается неизменным. Мы не готовим решений по его повышению.

- Очень много уточняющих вопросов. Первый такой: стоит ли ожидать людям увеличения платежек за электроэнергию из-за того, что происходит? Если да, то когда и на сколько?

- Если мы говорим о бытовых потребителях, то для них тариф на электроэнергию не менялся с 2017 года. И уже неоднократно, отвечая на вопросы журналистов и народных депутатов, премьер-министр отмечал, что тариф для населения до конца года останется неизменным. Мы не готовим решений по его повышению.

Относительно всех остальных – мы живем в рынке. У нас есть разные сегменты рынка: двусторонние договоры, рынок «на сутки вперед», который формирует индикативные цены. В связи с определенными изменениями правил игры на этом рынке, цены могут колебаться.

Мы делаем все для того, чтобы выпустить «Энергоатом» на рынок двусторонних договоров. 5% высвобожденных объемов производства «Энергоатома» уже может быть продано на Украинской энергетической бирже на специальных аукционах. Это нужно для того, чтобы конечный промышленный потребитель мог покупать электрическую энергию на длительный период, чтобы планировать свою финансовую и экономическую деятельность.

- Кстати, они жаловались, что это очень мало.

- Мы работаем поэтапно над тем, чтобы максимально выпустить «Энергоатом» на этот рынок. Потому что именно рынок двусторонних договоров присущ этому производителю. Мы подготовили изменения к закону о рынке электроэнергии, одной из норм которого является высвобождение дополнительных 10% «Энергоатома» для продажи по двусторонним договорам.

- По тепловой генерации. В «Энергоатоме» говорят о том, что они могут производить намного больше энергии — до 60-70%. Но отмечают: то, что сейчас происходит, делается в угоду «ДТЭК» Рината Ахметова. И что вообще не нужно поддерживать угольную генерацию, а было бы лучше закрыть некоторые шахты или даже все шахты. Считаете ли вы так же?

- Из вашего вопроса следует, что каждый производитель электрической энергии хочет производить больше. Но мы с вами начинали наш разговор с того, что производства должно быть столько, сколько может потребить потребитель. Главным потребителем атомной электроэнергии традиционно является промышленность, которая, вы сами знаете, переживает не лучшие времена. Как в Украине, так и во всем мире. «Энергоатом» до сих пор доминирует на рынке и занимает более 50% в общей структуре производства электроэнергии. Но должны быть разные балансирующие мощности. Это гидрогенерация, тепловая генерация, некоторые теплоэлектроцентрали также могут сбалансировать энергосистему.

- Многие украинцы не понимают, зачем давать работать угольной генерации, если она производит более дорогую электроэнергию? Для чего мы поддерживаем раз за разом эту генерацию, которая является нерентабельной. Возможно, лучше, чтобы работал «Энергоатом»?

- Они не являются взаимозаменяемыми. Потому что тепловая генерация является маневровой, а атомная — нет. «Энергоатом», например, 10 блоками работает с одинаковой нагрузкой в течение суток, в течение месяца. А мы с вами в разное время суток по-разному используем электроэнергию. Пик всегда приходится на вечер и утро, когда включаются бытовые приборы. Эти утренние и вечерние пики должны кем-то покрываться. «Энергоатом» не может этого сделать.

- Но в «Энергоатоме» говорят, что эти колебания занимают только треть рынка.

- И это немало. Среди маневровых генераций у нас ГЭС, ГАЭС и тепловая. Но, к сожалению, был маловодный год, и у нас очень снизилось производство на гидроэлектростанциях — почти на 40% в сравнении с предыдущими годами. Поэтому эту функцию регулирования осуществляет сегодня тепловая генерация.

Мы должны двигаться к новейшим технологиям, к использованию более модернизированных генерирующих мощностей и делаем для этого необходимые шаги.

- То есть вы утверждаете, что сейчас невозможно сократить долю тепловой генерации?

- Невозможно. Доля рассчитывается системным оператором, национальной компанией «Укрэнерго», которая отвечает за безопасную эксплуатацию всей энергосистемы. Они дают предложения, которые министерство рассматривает и принимает решения по балансу электроэнергии. Именно так формируется структура производителей.

- Готовы ли вы стать украинской Маргарет Тэтчер, которая решила проблему убыточных и неперспективных шахт через жесткие реформы и их закрытие? Что вы планируете здесь делать?

- Я, пожалуй, воздержусь от ответа относительно того, готова ли я стать Маргарет Тэтчер в Украине. Но я считаю, что нам нужно принимать решения, на которые не было политической воли в предыдущие годы. Нам необходимо очень тщательно проанализировать ситуацию и принять концепцию трансформации угольной отрасли.

У нас в государственной собственности остались 32 шахты. Они разные по своему наполнению, перспективности, там есть разные проблемы. Определенные шахты требуют вложений для того, чтобы быть самодостаточными, рентабельными и продолжить свою работу. И есть определенные проблемные шахты, которые нуждаются в реформировании. Мы хотим это сделать благодаря использованию международного опыта Германии, Британии, Польши, которые переживали такие же проблемы. Все должно решаться в комплексе: социальные, экономические, экологические вопросы, переориентация людей на другие направления работы, создание новых рабочих мест в городах, где так или иначе будет трансформироваться угольная отрасль. Все должно быть взвешенно, постепенно.

- Относительно зеленого тарифа и альтернативных ассоциаций зеленой энергетики, с которыми вы подписали меморандум. Что будет, если кто-то из этих ассоциаций начнет судиться с Украиной и будет недоволен снижением тарифа? Готовы ли вы к этому? Что тогда собираетесь делать?

- Была проведена очень нелегкая, кропотливая работа с инвесторами для того, чтобы найти компромисс относительно их пожеланий в тех условиях, которые сложились. Энергетическая система и государство сегодня технически не могут продолжать интегрировать возобновляемые источники энергии, национальная экономика не может платить слишком высокий «зеленый» тариф. Мы вели переговоры прежде всего с ассоциациями, которые объединяют почти всех инвесторов и производителей «зеленой» генерации, а также с крупными инвесторами направления. Были привлечены представители Секретариата Энергетического сообщества, чтобы найти лучшие компромиссные решения на основании международного опыта, который уже существует в этом направлении.

Нам удалось найти компромиссные решения. Из трех ассоциаций документ подписали две: одна, которая объединяет ветровую генерацию, другая — смешанная. Большинство инвесторов проголосовали за подписание этого меморандума. Третья ассоциация не подписала меморандум по двум причинам. Они хотели, чтобы остался очень высокий тариф для солнечных станций, которые построены еще в 2013 году. Мы к ним применили в меморандуме так называемый прайскеп, верхнюю планку, и ограничили некоторые тарифы, которые достигали 46 евроцентов, до 22.

QuoteБытовой потребитель покупает электроэнергию по 90 копеек – до 100 киловатт-часов и по 1,68 грн – свыше 100 киловатт-часов. Мы не можем объяснить людям, почему даже за чистую генерацию мы должны платить почти 14 гривен.

- Давайте скажем, по какой цене сейчас покупает электроэнергию физическое лицо?

- Бытовой потребитель покупает электроэнергию по установленному тарифу. Он единый для всех: 90 копеек – до 100 киловатт-часов; 1,68 грн. – свыше 100 киловатт-часов.

- А там было 46 евроцентов.

- 46 евроцентов — это почти 14 гривен. И было требование инвесторов — мол, оставьте нам, пожалуйста, этот тариф еще до 2030 года. Мы не можем объяснить людям, почему даже за чистую генерацию мы должны платить такой тариф. Я считаю, что с 2013 года, то есть за 7 лет, пока станция работала, она себя уже окупила. Поэтому мы уменьшили тариф.

И второе требование инвесторов – увеличить порог мощности станций, к которым не применяется снижение зеленого тарифа, с 1 МВт до 5 МВт. Мы считаем, что наше законодательство должно быть синхронизировано. И у нас в законе об аукционной поддержке возобновляемых источников был определен порог 1 МВт мощности. Если она выше, то инвестор должен идти на аукцион и соревноваться за цену, по которой они выиграют конкурс и будут строить дальше свою станцию. Мы не пошли на повышение этого порога. У нас предусмотрено, что после 1 МВт все станции должны пойти на добровольную реструктуризацию и уменьшение зеленого тарифа.

- А вы знаете о случаях, когда производители так называемой альтернативной энергии на самом деле покупали ее у производителей тепловой энергии или атомной, а затем перепродавали в систему намного дороже. Такие случаи были в 2005, 2010, 2011-м. Есть ли они сейчас?

- Я слышала достаточно давно, что были такие случаи, когда ночью солнечная генерация каким-то образом, видимо, от света луны, вырабатывала электрическую энергию. Когда об этом стало известно, пересматривали множество нормативных документов, проводили мониторинг производства такой генерации, чтобы подобных случаев быть не могло. Конечно, такого уже давно нет.

- По вашему личному мнению, вообще стоит ли отменять ПСО на газовом рынке и стоит ли проводить конкурс на поставщика последней надежды?

- Как вы знаете, было принято постановление Кабинета министров о переносе срока отмены ПСО для теплокоммунэнерго до 1 мая следующего года. А для населения было перенесено с 1 мая этого года на 1 июля. Мы взяли на себя обязательства, что для населения сделаем это раньше. Но мы должны сделать это прогнозируемым и безопасным способом, обеспечив бесперебойную поставку газа для населения. Для этого должен быть избран поставщик «последней надежды».

К сожалению, в последние годы на конкурс по отбору поставщика «последней надежды» не было предложений, и мы жили без него. Сейчас мы готовим документы для объявления конкурса в соответствии с законом о рынке газа. Сегодня эти документы находятся на согласовании в центральных органах исполнительной власти. Как только этот документ будет принят правительством, министерство будет готово собрать конкурсную комиссию, объявить конкурс и провести его. Поставщик «последней надежды» должен быть.

- Сколько вы лично платите за электроэнергию? И есть ли у вас долги?

- Долгов у меня не было никогда. Я всегда болела за энергетику и понимаю, что каждый товар должен быть оплачен. Потому что это и зарплата, и модернизация, и вообще стабильное функционирование предприятия, которое производит эту продукцию. Я плачу около 300 гривен. Я пользуюсь кондиционером, посудомоечной машиной, стиральной машиной. Но для того, чтобы оптимизировать свой счет, я использую двухзонный тариф. И я хочу сказать людям: использование двухзонного учета дает возможность уменьшить свой платеж. То есть если вы запускаете стиральную или посудомоечную машину, какие-то электрические приборы ночью, вы можете экономить 50% стоимости электрической энергии ночного потребления.

- Есть ли у вас какой-то бизнес, или был, или мечтаете открыть? Например, Иван Плачков открыл производство вина, и оно сейчас очень хорошо работает. Что у вас?

- Я 15 лет работаю в министерстве. До этого я работала в государственных энергетических компаниях. У меня государственное мышление. Возможно, когда-нибудь я решу пойти в какой-то бизнес или у меня будет вдохновение сделать что-то свое. Но сегодня я даже не могу вам сказать, в каком направлении мне было бы интересно этим заниматься. Я настроена делать государственнические вещи. Как бы это пафосно не звучало, но я была у истоков реформы рынка электрической энергии. Мне не стыдно за тот закон, который был принят. Он европейский, он правильный. Но, к сожалению, до открытия рынка не были решены ключевые проблемы: долги и перекрестное субсидирование, а после открытия рынка было принято много ошибочных решений. Принимались подзаконные акты, определенные нормы, которые испортили европейский подход.

Сегодня я стараюсь сделать все для того, чтобы, прежде всего, стабилизировать энергетическую систему, выровнять и сделать прозрачными правила игры на рынке электроэнергии. Конечно, мне больше хочется заниматься стратегическими вопросами развития, а не «пожары» тушить. Ведь именно министерство должно формировать политику в электроэнергетическом, топливном, ядерном комплексе, угольной отрасли. И эта стратегия должна определять долговременный вектор развития. Это моя цель, это моя мечта – сделать энергетику сильной, независимой, с равными возможностями для всех ее участников и для конкурентной цены для потребителя.

QuoteЯ плачу за электроэнергию около 300 гривен. Я пользуюсь кондиционером, посудомоечной машиной, стиральной машиной. Но использую двухзонный тариф.

- Какие решения разбалансировали рынок?

- Мне бы очень хотелось, чтобы регулятор занимал активную позицию на рынке электрической энергии и не допускал дисбаланса, который мы сегодня имеем. Еще одно звено – законодательное. Сегодня очень многое зависит от того, будет ли принят определенный перечень законопроектов, которые дадут возможность сбалансировать энергетическую систему. Нельзя сказать, что только от министра или министерства зависит ситуация в энергетической отрасли и в экономике. Это комплексные решения, которые требуют вмешательства всех ветвей власти на своем уровне. Каждый должен отвечать за свои полномочия и делать все от них зависящее.

- У читателей есть такой вопрос: каково ваше отношение к Андрею Герусу? Все ли он делает, что должен делать, как председатель комитета по топливу и энергетике Верховной Рады?

- Люди, которые приняли государственническую позицию, должны делать все, чтобы решения, которые являются необходимыми для государства, принимались. Невзирая на определенные личные взгляды или амбиции.

- То есть сейчас вы с ним не находите общего языка?

- Я человек, который находит общий язык со всеми, кто настроен на конструктивные практические решения. Я готова быть аргументированной и вести переговоры со всеми людьми, если это необходимо для того, чтобы достичь общего результата на благо прежде всего энергетики и страны.

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии

Все новости