Судебный краш-тест корпоративного договора

Владимир Игонин
Партнер «Василь Кисиль и Партнеры»

Договор является законом для сторон, а закон надо добросовестно соблюдать. Если одна из сторон этого не делает, то договоренность можно выполнить судом. Чтобы суд мог эффективно это сделать, ему надо определить содержание договоренности.

Однако рассмотрение спора означает по меньшей мере две разные позиции – истца и ответчика по спорному вопросу. Это и мешает суду выполнить договоренность сторон, ведь сначала надо решить, чья позиция лучше обоснована.


Парадокс: чем менее четкий предмет договоренности, тем больше вероятности, что стороны не будут придавать своей договоренности юридической силы. Яркий пример – договоренности о совместном развитии бизнеса. Очень часто возникает непонимание того, как можно изложить на бумаге что-то абстрактное, чем является, например, бизнес-партнерство. На самом же деле сделать это можно и даже нужно.

Корпоративные договоры в Украине: гадкий утенок превращается в лебедя

В течение длительного времени корпоративные договоры были «гадким утенком» украинского права. Закон их не запрещал (следовательно, разрешал), но суды не были готовы их выполнять. В таких условиях бизнес отдавал предпочтение устным договоренностям, которые иногда закрепляли, как говорится, «на салфетке».

Полноценные корпоративные договоры были редким явлением. Если заключали, то делали это на уровне иностранной компании и согласно иностранному праву. Это требует существенных ресурсов, которые не все готовы тратить.

В 2018 году гадкий утенок начал превращаться в лебедя – парламент разрешил заключать корпоративные договоры в Украине. После «легализации» корпоративных договоров в Украине мы наблюдаем высокий интерес клиентов к новому (для украинского бизнеса) инструменту. Кое-кто уже «узаконил отношения» с партнерами в корпоративном договоре. Другие решили подождать, пока договоры пройдут испытания судами.

Судебная практика: первый блин не всегда комом

Поводом для написания этой статьи стало появившееся в ноябре 2019 года (дело № 916/1444/19) первое судебное решение, касающееся украинского корпоративного договора. Несмотря на то что это решение суда первой инстанции и его (возможно) ожидает пересмотр в апелляции, оно содержит полезный для анализа материал. Детали спора мы рассмотрим ниже, но главный вывод из него такой: корпоративный договор обязателен для сторон, и (не)исполнение его условий приводит к последствиям, которые стороны определили в договоре.

Два партнера (Т. и А.) поровну владеют несколькими обществами, которые предоставляют развлекательные услуги. Они заключили корпоративный договор, в котором, в частности, подтвердили наличие у обществ займов на сумму $3,69 млн. По договору Т. обязалась привлечь средства для возврата этой суммы, а также вернуть А. $200 тыс. – половину от $400 тыс., которые А. самостоятельно привлек для развития бизнеса. Стороны оценили бизнес в общую сумму обязательств Т., то есть в $3,89 млн.

Корпоративный договор предусматривал, что если в течение весны 2019 года Т. привлечет указанные $3,89 млн, то она получит доли А. в обществах и станет их единственным участником. Иначе доли переходят к А.

Цель сторон метко сформулировал суд: «То есть стороны Корпоративного договора от 21.02.2019 достигли договоренности, согласно которой корпоративные права, которые определены ими как Совместный бизнес Участников, вследствие выполнения его условий останутся лишь одному из них». Стороны договорились, что за доли не будет фактической оплаты, вместо этого доли перейдут в счет списания $200 тыс. долга Т. перед А.

Чтобы гарантировать исполнение взаимных обязанностей по передаче долей по корпоративным договором, стороны выдали друг другу безотзывные доверенности идентичного содержания. Это новый для украинского корпоративного права инструмент, который позволяет переоформить на себя доли в компании, если другая сторона договора уклоняется от необходимых действий.

Корпоративный договор делает отношения между бизнес-партнерами предсказуемыми, что существенно уменьшает риск корпоративных конфликтов.

В мае 2019 года Т. подала иск к А. и просила признать недействительными условия договора, которые обязывали Т. передать свои доли А. в случае невыплаты $3,89 млн. и выдать безотзывную доверенность.

Т. заявила, что А. ввел ее в заблуждение, что не было оснований для выдачи безотзывной доверенности и что передача долей не предусматривала оплаты. Все это, по мнению Т., свидетельствовало о незаконности сделки. Суд отклонил требования, подтвердил законность договора и указал, что Т. не доказала факт заблуждения и что за передачу долей существует оплата в виде $200 тыс. долга.

Корпоративный договор – весомый аргумент в споре

Из открытых данных мы узнали дополнительные обстоятельства этого интересного дела, которые проясняют развитие спора.

Корпоративный договор прошел первый «краш-тест» – проверка судом, чего ждали участники рынка.

Во-первых, весной 2019 года доли Т. почти во всех обществах (9 из 10) перешли к А., и он стал их единственным участником. Вероятно, это произошло на основании корпоративного договора, ведь Т. должна была привлечь деньги именно в это время. Однако в августе произошел обратный переход долей, и сейчас единственным участником почти всех обществ (8 из 10) является Т.

Во-вторых, между Т. и А. существует другой спор (дело № 924/1324/19). В нем Т. просит суд признать недействительными весь корпоративный договор, безотзывную доверенность (вероятно, ту, которую Т. выдала в пользу А.) и некоторые решения общего собрания. Также Т. просит отменить ряд записей в реестре – вероятно, тех, которые касаются перехода долей к А. в апреле 2019 года. Рассмотрение дела еще не началось.

В-третьих, значительную часть из $3,89 млн. должен получить один и тот же кредитор. Именно он подал несколько исков о взыскании долга с общества (основной заемщик), а также с Т. и А. (поручители). От некоторых исков кредитор отказался, однако одно дело (№ 522/19637/18) и до сих пор рассматривается. В ней Т. ссылается на корпоративный договор, чтобы не отвечать как поручитель перед кредитором. Она заявила, что по договору 100% в бизнесе получил А., поэтому именно он должен отвечать как поручитель.

Итак, в рассмотренном споре партнеры столкнулись с проблемой (долг), согласовали способ ее решения и решили дальнейшую судьбу своего партнерства. Они зафиксировали договоренность в договоре и теперь ссылаются на него в суде для защиты своих прав. А. настаивает на законности перехода к нему долей. В то же время Т. возражает против своей ответственности в качестве поручителя по долгам бизнеса.

Вывод

Корпоративный договор прошел первый «краш-тест» – проверка судом, чего ожидали участники рынка. Суд признал обязательность договора и возможность сторон воспользоваться на практике предусмотренными в договоре правами. Следовательно, корпоративный договор становится инструментом, который может дать бизнесу самое главное – устоявшиеся правила игры, которые можно защитить в суде.

Это делает отношения между бизнес-партнерами предсказуемыми, что существенно уменьшает риск корпоративных конфликтов. Однако если конфликт все же возникнет, то корпоративный договор поможет сторонам защитить свои права по согласованному в договоре сценарию, как это произошло в споре, приведенном в статье.


Авторы: Владимир Игонин, партнер ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры»; Артем Шматов, юрист ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры».

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: kolonka@thepage.ua

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости

Приватбанк обнаружил подделку в судебной тяжбе с Суркисами

Приватбанк засомневался в подлинности заявлений братьев Суркисов, которые касаются принудительного исполнения решения и разъяснения Печерского районного суда Киева о возмещении финучреждением в их пользу свыше $250 млн. В связи с этим банк потребовал у Государственной исполнительной службы вернуть исполнительные документы по этим заявлениям.

Виктор Ляшко отреагировал на идею с иммунологическим паспортом

Главный санитарный врач Украины Виктор Ляшко считает, что страны не будут вводить иммунологический паспорт, поскольку вопрос сохранения достоинства человека, сохранения универсального доступа к услугам, которые гарантированы Конституцией и международными соглашениями, для человека являются первоочередным. Об этом Ляшко рассказал в интервью The Page.

Гонтарева рассказала, как закрыть дыру в бюджете Украины на 298 млрд грн

$5 млрд от Международного валютного фонда (МВФ), $1,7 млрд от Европейского союза и $1,2 млрд от Всемирного банка помогут Украине справиться с дефицитом бюджета в размере 298 млрд грн. Если быстро получить первый транш от Фонда, то очень скоро страна сможет вернуться на международные рынки заимствований по нормальной цене.