Facebook Pixel
Русский военный корабль, иди нах*й.
Пожертвовать на армию
×

После того, как закончится война... Как в очередной раз не утратить шанс на развитие

Владимир Дубровский
старший экономист CASE Україна
Фото: Free-Photos / Pixabay

Фото: Free-Photos / Pixabay

Хотя до победы, скорее всего, еще далеко, и мы не можем сейчас однозначно сказать, как она будет выглядеть, но практически все, и в Украине, и в странах-партнерах, уверены в том, что агрессору не удастся достичь своей цели – ликвидации украинской государственности и нации как таковой. Иными словами, Украина как страна выстоит, останется суверенной, вопрос только — в каких границах. А это значит, что откроется новое, небывалое окно возможностей, и его нужно обязательно использовать в полной мере. Для этого нужно выучить уроки прошлых ошибок.

Первая, и самая очевидная ошибка – подготовка. Оранжевая коалиция в 2004-м, несмотря на то, что шла на выборы, не потрудилась написать сколько-нибудь последовательного и продуманного плана действий на случай победы. Все сводилось к «честному правительству», которое, мол, все сделает правильно. В результате, замечательный момент, когда все, кто представлял «старую систему», растерялись, испугались и были готовы принять что угодно, лишь бы сохранить жизнь и свободу, – был упущен и растрачен впустую на популистские попытки «реприватизации», пресечения контрабанды силами СБУ (что с сегодняшних позиций выглядит смешно), и т.д.

В Революцию Достоинства вошло уже зрелое гражданское общество со многими наработками, которые и были реализованы – там, конечно, где они были, например, в сфере силовой борьбы с коррупцией или госзакупок. К сожалению, во многих других сферах готовых планов действий не было – это одна из причин неудовлетворительных результатов реформ судебной системы и правоохранительных органов, налоговой системы, и многих других секторов.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

Сейчас, в большинстве случаев, наработки есть. Но они разрозненные, не объединены общей идеологией, отсутствует стратегия их внедрения, преодоления сопротивления «системы» и поддержки различными косвенными средствами. Поэтому может получиться, как с еще одним «окном возможностей», которое открылось со сменой власти в 2019 году, когда в «турборежиме» было принято, практически без обсуждения, пару сотен одних только законов. Из них часть были действительно прогрессивными, выстраданными и хорошо продуманными, хотя и не всегда хорошо согласованными между собой; но, к сожалению, другая часть оказалась лоббистскими хотелками (вроде тотальной фискализации) или просто сырыми, непродуманными и с сомнительным эффектом, как снятие парламентского иммунитета.

Так что первый вывод в том, что наряду с безусловно полезными отраслевыми проектами необходимо создать отдельный «стратегический» проект, который займется исследованием системных проблем, выработкой системного подхода, координацией отраслевых проектов ради выделения приоритетов на каждом этапе, а также формированием общественного сознания: развенчанием мифов и иллюзий, ломкой вредных стереотипов, в общем, как я это когда-то сформулировал, «просвещением ради свободы».

В частности, одна из типичных ошибок реформаторов – фокус на «непопулярных реформах». Этот вредный стереотип пошел из развитых стран, где типичный политический цикл состоит из социал-демократов, которые раздают безответственные социальные гарантии, выравнивают доходы, вмешиваются в работу рынков, печатают деньги, и таким образом доводят экономику до кризиса или застоя; и приходящих им на смену либералов, которым приходится сворачивать часть этих щедрот, чтобы ускорить рост благосостояния.

Подписывайтесь на нас в Google News!

К сожалению, «затягивание поясов» происходит здесь и сейчас, а последующий рост – когда-то потом, поэтому именно такие реформы действительно непопулярны, хотя и необходимы. Однако, большая часть тех реформ, которые необходимы Украине, – не из этого ряда. У нас на повестке дня справедливый суд, подлинные правоохранители, демонополизация, ликвидация возможностей для чиновничьего произвола (дискреции), вымогательства и рейдерства и, в гораздо меньшей степени, – «затягивание поясов». Это очень даже популярные реформы, особенно если их правильно коммуницировать, а не скатываться в клише «непопулярных».

Конечно, законопослушание тоже не всегда популярно, особенно когда доходит до таких необходимых, но неприятных вещей как уплата налогов или неотвратимость наказания (так, что «кум порешать» не может). Но здесь есть три момента, которые могут существенно облегчить дело. Во-первых, тот, кто пытается соблюдать закон там, где другие этого не делают, начинает проигрывать (например, как один адвокат, который после Майдана отказался давать взятки судьям). Поэтому большинство людей в странах со слабым верховенством права согласны соблюдать закон, но только если его будут соблюдать и остальные — и принципиально важно, чтобы это именно так и работало.

Однако для этого, во-вторых, закон, как правило, должен отражать не идеальные представления каких-то кабинетных теоретиков или идеологов-маргиналов, а реальные, сложившиеся в жизни, практики. Только тогда большинство будет соблюдать его добровольно, а то незначительное меньшинство нарушителей, которое останется, станет объектом не избирательного правоприменения, как сейчас, а неотвратимого наказания.

И, наконец, но не в последнюю очередь, законопослушание распространяется исключительно сверху вниз, и никак не наоборот. Все призывы «начни с себя», которые мы так часто слышали от власть предержащих, — это демагогия тех, кто на самом деле хочет оставаться выше закона и решать все либо «по понятиям», либо волей всемогущего начальника.

При этом, темп имеет значение. Много копий было сломано в свое время вокруг вопроса «шоковая терапия или градуализм?»: быстрые и решительные реформы — против медленных и постепенных. На самом деле, конечно, темп определяется объективными факторами, но там, где есть простор для выбора («окно возможностей» — именно такой момент), нужно стремиться к тому, чтобы те реформы, которые требуют смены какого-то слоя людей – например, «красных директоров» на рыночных менеджеров, или «перезагрузка» госорганов – делались как можно быстрее и решительнее, дабы противники не успели консолидироваться. А остальные, к которым необходимо приспособиться миллионам простых граждан, – постепенно, чтобы люди успели поменять привычки, сделать инвестиции (например, в утепление) и как можно меньше напрягались. Иначе есть огромный риск отката реформ в следующем политическом цикле.

Читатель может сам вспомнить многие реформы прошлых лет, оценить, насколько они отвечали этим принципам, и подумать, как могла бы пойти история, если бы их делали так, как описано выше.

А как же быть с главными врагами реформ – коррупцией и олигархами? По первому из них есть рецепт, сформулированный еще четыре года назад: воевать, прежде всего, с коррупционными возможностями, а не с самими коррупционерами. При этом, конечно, они будут сопротивляться? ОК, вот самых буйных и сажать, в пример остальным и на потеху публике. И чтобы таких активных было поменьше — обещать амнистию, даже с сохранением имущества, после завершения реформ, призванных обрубить источники его происхождения. Например, теперь такой точкой может быть вступление в ЕС. И вот после этого, когда основные корни коррупции будут выкорчеваны, клиентами антикоррупционных органов станут не сотни тысяч, а просто тысячи, так что неотвратимость наказания за коррупцию из пустого, невыполнимого лозунга станет практической реальностью. Раньше такое предложение трудно было «продать», гораздо легче и политически выгоднее было обещать пересажать всех коррупционеров, но учитывая то, сколько из них достойно выполняют свой долг по защите Родины, есть надежда, что после победы отношение станет другим.

С «олигархами» есть смысл поступить по тому же принципу. Они тоже, к слову, говорят, что готовы играть по общим и равным правилам при условии, что все будут в одинаковом положении. И конечный результат – переход к новому качеству государства и экономики – их тоже должен бы устроить: благодаря росту капитализации страны они получат гораздо более высокие места в списках «Форбса», смогут привлекать дешевые деньги, а их собственность будет надежно защищена (хотя и местами демонополизирована). Трудность в том, что обеспечить это всерьез и надолго может только верховенство права, а оно само рассматривается как часть этих самых «правил игры».

Поэтому, как ни прискорбно, на переходной период придется полагаться на персональные гарантии «арбитра», коим у нас традиционно должен быть президент. Но до сих пор только Кучма, при всей своей непопулярности, смог стать таким надежным арбитром, а он подобной цели перед собой не ставил. С тех пор многое поменялось: политический капитал победил административный ресурс еще в Оранжевую революцию, но не выдвинулся достаточно авторитетный лидер, способный на такой проект. И на Зеленском в этом плане, казалось бы, можно было уже ставить крест, однако с началом войны мы (и весь мир) увидели совсем другого президента, настоящего лидера, с огромным авторитетом. Если ему еще хватит мудрости не воевать с олигархами на потеху публике, а организовать их в союзники или нейтрализовать – Украина сможет превратить их в обычный крупный бизнес. Опять же, до войны это было бы крайне непопулярно, а сейчас, когда большинство из олигархов и их подчиненных проявили себя с лучшей стороны, стало политически возможно.

Ну и, наконец, о чисто экономических аспектах – которые, при всей их важности, второстепенны, потому что критически зависят от институциональных. Здесь есть большая неопределенность, потому что неизвестно, что случится с нашим врагом.

Если РФ в результате распадется, там начнется смута, и то, что останется на осколках империи, больше не будет представлять опасности (а Украина, тем временем, беспрепятственно вступит в НАТО и окажется под «зонтиком» 5 статьи), то все более-менее понятно: окном возможностей нужно воспользоваться для максимальной либерализации с тем, чтобы открыть шлюзы для предпринимательской инициативы и, с другой стороны, сократить до минимума дискрецию и прочие коррупционные возможности. Тогда послевоенное восстановление даст импульс для дальнейшего быстрого роста, «экономического чуда», по примеру послевоенных ФРГ, Италии и Японии. Причем не нужно торопиться со вступлением в ЕС: вначале нужны «европейские принципы» (прежде всего – верховенство права) в сочетании с европейским же качеством институтов, иначе очень непростые в применении и чреватые коррупционными возможностями «европейские нормы» будут извращаться и использоваться во зло на каждом шагу. А чтобы создать компетентную и некоррумпированную бюрократию, нужно начинать с очень простого и однозначного, очень либерального законодательства, и лишь потом постепенно увеличивать сложность и «взяткоемкость» стоящих перед ним задач – там, где это необходимо. Не говоря уже о том, что не все из «европейских норм» одинаково хороши.

Если же екзистенциальная угроза сохранится, то в обороне придется полагаться на сильно вооруженный нейтралитет, подкрепленный какими-то гарантиями дружественных стран. То есть наряду с либеральным общеэкономическим сектором придется воссоздавать полугосударственный оборонный, также держать под жестким контролем критическую инфраструктуру, обеспечение критическим импортом, и т.д. Это большой вызов для нашей государственной машины, чреватый коррупцией и неэффективным использованием ресурсов. Также, как это ни печально, но придется тратить на оборону значительную часть ВВП – возможно, даже не 3-5, а все 10% или даже больше, включая непрямые расходы, такие как общественная цена военных сборов (но не всеобщей воинской повинности – армия должна быть профессиональной). Наконец, о крупных инвестициях придется забыть (собственно, уже пришлось с 2014 года), и человеческий капитал, развитие постиндустриальных отраслей останется не просто приоритетным, а единственным источником роста. Но и в таком варианте «экономическое чудо» возможно, именно потому, что в современном мире этот источник – решающий и самый перспективный, в то время, как в области промышленности у Украины никаких стратегических преимуществ не было и не будет. Другое дело, что для бывшей империи такое развитие событий будет неприемлемо, и как бы она его не прервала снова…

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости