Пошлины на нефтепродукты: давайте без эмоций

Неля Привалова
президент Нефтегазовой Ассоциации Украины

Не успел отгреметь бюджетный процесс с его попытками пересмотреть акцизные сборы на моторные топлива, как рынок погрузился в новую инициативу – обращение нефтеперерабатывающих компаний к правительству с просьбой по поводу пошлин на импорт.


Эти попытки происходят так часто, что есть стойкое ощущение непрерывности этого процесса. По моим наблюдениям, во всех отраслях подобные обращения происходят весьма эмоционально. Я же предпочитаю детально разбираться в любой ситуации, что в конечном итоге позволяет найти правильное решение. Давайте сделаем такой анализ и сейчас.

Итак, главный вопрос: есть ли предпосылки для ограничений импорта нефтепродуктов? Нефтепереработчики говорят о неконкурентных ценовых преимуществах у российских коллег, которые позволяют им наращивать рыночную долю за счет низких цен. Посмотрим на цифры. А они показывают, что таможенные цены на российское дизтопливо были выше мировых котировок на этот же товар в Средиземноморье: в 2017 году на $23/т, в 2018 – на $29/т, в 2019-м – на $21/т (см. рис. 1). Как видим, демпинга не только нет, наоборот, есть премия к мировому рынку.

znimok-ekrana-2020-02-20-o-132855.png

Проведем другое сравнение: как соотносилась таможенная цена на российское дизтопливо с ценами на другие поставки, например, из Беларуси и Литвы. Как видим на рисунке, эти цены фактически равны (рис. 2).

А теперь наложим еще цены Кременчугского НПЗ. Они ощутимо выше цен импорта. И это говорит о том, что завод продает свой товар по очень выгодной цене, которая выше цен импорта, содержащих премию к мировому рынку (см. рис. 2).

znimok-ekrana-2020-02-20-o-132908.png


Вывод: неестественной ценовой картины нет.

Сюрприз поджидал к концу года: все зарубежные поставщики подняли цены в контрактах на 2020 год.

Мне часто задают вопрос: каковы будут последствия введения пошлин? Лучшей иллюстрацией действия налогов на импорт я считаю введенную с 1 августа 2019 года специальную пошлину на российское дизтопливо, поставляемое по трубопроводам. Первое: поставка продукта сразу же остановилась. И это при том, что пошлина составила всего 3,75%, или 25$/т (сейчас НПЗ предлагают 8,46%, или 55$/т).

Второе: произошел транспортный коллапс. Рынок начал искать замену «трубопроводным» объемам и столкнулся с большими проблемами. Резко возросшие поставки белорусских НПЗ отвлекли на себя весь подвижной железнодорожный состав, лишив возможностей перевалочный терминал в Гомеле (сюда по трубе приходит ДТ из России). Аналогичная ситуация сложилась на юге страны, куда начали приходить танкеры. Здесь «Укрзализныця» полностью расписалась в своей неспособности обеспечить вывоз сколь-нибудь значимых объемов. Это было время грустных рекордов: вагоны по стране шли по 30-40 дней.

И третье: в сентябре оптовые цены на ДТ устремились вверх, что было явно не вовремя — как раз в разгар сельхозработ. Бензовозные партии подорожали на 3 грн/л. Владельцам АЗС удалось удержать ценники на колонках, но пришлось пожертвовать маржой. Затем рынок освоился и привык к новым реалиям. Сюрприз поджидал к концу года: все зарубежные поставщики подняли цены в контрактах на 2020 год. В среднем на $10/т. Много это или мало? Оцените сами: при потреблении 7 млн тонн ДТ в год это 70 млн долл. или 1,75 млрд грн. Разумеется, выросли цены и на украинские нефтепродукты — они жестко привязаны к импортному паритету.

Еще одна показательная деталь: в результате указанных мер доля российского импорта во втором полугодии 2019 года снизилась до 28% рынка в сравнении с 44% в первом полугодии. По итогам года она снизилась почти на 8% — до 35% в балансе рынка. А доля украинских производителей осталась на отметке 11%, как и в 2017-2018 годах. Вывод: цены выросли, доля украинских НПЗ – нет. Что же говорят переработчики: пошлины не приведут к росту цен и повысят загрузку НПЗ. Добавлю к этому расхожую нынче фразу «но это не точно».

Опыт говорит о другом. Если в конце февраля будет принято решение ввести пошлины, это спровоцирует панику и неконтролируемый рост цен. Украинским трейдерам предстоит найти на рынке более 200 тыс. тонн дизтоплива, чтобы закрыть 35%-ю «дыру» в балансе. Это при том, что минувшей осенью дискомфорт чувствовался даже при задержке в оформлении 30-тысячных танкеров. Динамику роста цен прогнозировать не берусь — в условиях ажиотажа, который неизбежно возникнет, это невозможно.

Зачем ставить с ног на голову сбалансированный рынок и с трендом на снижение цен? В декабре-январе и правительство, и президент показали, насколько важным для них является вопрос цен на топливо. Пошлины перечеркнут все усилия и развернут рынок в непрогнозируемом направлении.

В сложившейся ситуации необходимы пересмотр налоговой нагрузки по оси бензин – сжиженный газ, а также обильные инвестиции в модернизацию производства.

Но что же делать с НПЗ? Я и мои коллеги по Нефтегазовой ассоциации считаем, что для начала нужно правильно диагностировать источник проблем, а затем назначить «лечение».

Проблема лежит на поверхности: наши заводы производят не то, что потребляет рынок. НПЗ делают из нефти более 30% бензина, но на него приходится всего 15% потребления. А еще более 20% мазута – он не используется вообще. Потребитель перешел на сжиженный газ — на него приходится 30% розничных продаж, но его отбор на НПЗ – 5-7%. В общем потреблении моторных топлив в Украине 70%, или 7 млн тонн, приходится на дизтопливо, а его отбор на «Укртатнафте» — 30%.

В сложившейся ситуации необходимы другие шаги: пересмотр налоговой нагрузки по оси бензин – сжиженный газ, а также обильные инвестиции в модернизацию производства, направленные в том числе на увеличение глубины переработки сырья. Государство в свою очередь должно сделать ряд давно назревших шагов: снизить портовые сборы для удешевления сырья, дать налоговые льготы при поставке технологического оборудования для модернизации НПЗ, пересмотреть ставки на другие платежи для НПЗ.

Думаю, развитие украинской промышленности поддержат все. Но проблемы отдельной отрасли не могут решаться ценой ликвидации свободного конкурентного рынка, рисков для энергобезопасности страны и, в конце концов, исключительно за счет потребителей. Это даст обратный эффект — в «теплой ванне» еще никто не развивался. Доказано пятью украинскими НПЗ в Дрогобыче, Надворной, Херсоне, Одессе и Лисичанске, которые уже вряд ли когда-то запустятся.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: kolonka@thepage.ua

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости

Названы «убийцы» ресторанов в Украине

Многие рестораны в Украине перестали работать, потому что арендодатели смотрели на ситуацию с карантином, не как партнеры, в связи с чем «убили» рестораны. Об этом заявила владелица кафе «Вино и люди» Виола Ким в рамках спецпроекта Five o'clock.

Гонтарева разочаровалась в министре финансов Марченко

Бывшая глава Нацбанка Валерия Гонтарева выразила недовольство правлением Министерства финансов. В частности речь идет об экс-министре финансов Игоре Уманском и нынешнем Сергее Марченко. Об этом она рассказала в интервью liga.net.

Путин остался без вышиванки от Зеленского

Президент Украины Владимир Зеленский не стал дарить украинскую вышиванку президенту России Владимиру Путину.