Facebook Pixel

Между строк новой редакции Хартии стратегического партнерства Украина — США: обновление или обнуление?

Константин Елисеев
дипломатический советник Президента Украины (2015 — 2019), глава ОО «Центр новых решений»
Фото: google.com

Фото: google.com

Отношения между Киевом и Вашингтоном, их уровень и амбициозность, приоритеты и состояние здоровья относятся к фундаментальным элементам мирового позиционирования Украины. По американским «лекалам» в подходах к Украине и событиям вокруг нее оттачивают свои подходы и другие мировые столицы. Именно в этом контексте подписание 10 ноября в Вашингтоне «обновленной» Хартии стратегического партнерства имеет решающее значение на длительную перспективу. Это тот сигнал, о котором еще можно согласиться с представителями дипломатии Зеленского по поводу историчности события. Вот только на этот раз со знаком «минус».

Что не так?

Стратегическое партнерство со США обновленной Хартией не обновляется. Парадокс, но в тексте документа не нашлось места для договоренностей, над которыми долго работали как до, так и во времена Зеленского. Лишь мечтой так и остались перспективы действенного привлечения Вашингтона в нормандский формат, или высокотехнологичная помощь безопасности (и на земле, и в воздухе), или выход на зону свободной торговли со США (несмотря на анонсы после встречи с Байденом в сентябре), или либерализация визового режима с Соединенными Штатами. Не дает ответа новая Хартия и на вопрос о партнерстве в секторе безопасности (союзничество в или вне НАТО) между Украиной и США. Нет упоминания и о сотрудничестве в сфере ПВО/ПРО. И все это в перспективе на 10 лет! Как ни прискорбно констатировать, но по этим аспектам предыдущая Хартия дает языку документа образца 2021 года фору.

Дипломатия Зеленского не смогла разъяснить сущность и дальнейшие перспективы Крымской платформы. А заодно и стратегию деоккупации Крыма. Далее стандартных клише о непризнании аннексии полуострова поезд деоккупации при Зеленском не пошел, так и оставшись на рельсах пиара без содержания. Если главная идея платформы была «для координации международных усилий по преодолению гуманитарных и последствий российской оккупации Крыма» (как зафиксировано в новой Хартии), то, похоже, Крымская платформа изначально заблудилась во времени. Преодолеваются последствия оккупации после де(!)оккупации. Однако об этом и как туда добраться — ни слова.

Telegram Logo

Региональное лидерство Украины сужено до… Украины. Такой вывод напрашивается из-за отсутствия в пакете Хартии договоренностей о взаимодействии между Киевом и Вашингтоном в сфере региональной безопасности. Документ образца 2008 года фиксировал такие направления партнерства, как приднестровское урегулирование и взаимодействие в урегулировании других региональных конфликтов, стимулирование распространения демократии в Беларуси и Украину как лидера ГУАМ. Сейчас, похоже, эти темы — уже не темы с соответствующими последствиями для потенциала регионального лидерства Украины.

Обновленная Хартия не сохранила Украину как кандидата на членство в НАТО. Логика обновления основополагающего документа, прогресс на пути евроатлантической интеграции и опыт противостояния внешней агрессии, казалось бы, должны привести к более мощному сигналу поддержки перспектив членства Украины в НАТО со стороны Вашингтона. В то же время видим лишь готовность США поддерживать усилия Киева по «максимальному повышению статуса как партнера НАТО с расширенными возможностями», а не как кандидата. Это не нюанс, а весомая разница.

Среди других недостатков — отсутствие упоминаний о:

  • общей позиции по противодействию «Северному потоку — 2»;
  • перспективах ужесточения санкций против Кремля в случае дальнейшей эскалации агрессии;
  • исторической декларации Помпео относительно Крыма, отстаивании прав крымских татар;
  • поддержке международного признания и становления Православной церкви Украины;
  • программах научных, образовательных и культурно-гуманитарных обменов (как это было в предыдущей Хартии).

Как вывод: пока новая Хартия больше похожа не на обновление, а на обнуление — новый отсчет стратегического партнерства. С акцентом на внутренние реформы (противодействие коррупции, устойчивость и независимость институтов государства на основе сдержек и противовесов, корпоративное управление). Почему дипломатия Зеленского пошла по пути замены, а не изменений к или модернизации предыдущей Хартии (в ней отдельные формулировки действительно опережали время), — остается вопросом.

Текст опубликован при согласии автора.

Оригинал

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости