Facebook Pixel

Рынок газа — идеальный шторм. Что происходит с ценами и «Северным потоком — 2»

Фото: nord-stream2.com

Фото: nord-stream2.com

США видят в «Северном потоке — 2» угрозу для европейской безопасности, но страны ЕС ее пока «не наблюдают».

На рынке голубого топлива продолжается идеальный шторм — цена газа на споте TTF по контракту «на день вперед» по состоянию на начало сентября превысила $670 (это новый исторический максимум). Нужно понимать, что это спекулятивная цифра и стоимость долгосрочных контрактов должна отличаться в меньшую сторону, причем довольно сильно.

Но сейчас цену толкают вверх сразу несколько факторов.

Буйство стихии: «Ида» в США

Масштабный ураган «Ида» накрыл юг США. Вместе с рухнувшим энергоснабжением в 400-тысячном Новом Орлеане были остановлены 280 платформ для добычи нефти и газа в Мексиканском заливе — 90% мощностей парализованы. Удар стихии был настолько мощным, что вывел из строя транзитную платформу WD-143, которая использовалась как база подскока с вертолетной площадкой.

Telegram Logo

Сразу нескольким крупным заводам по сжижению газа в регионе после урагана необходимо провести ремонт, занимающий от 2 до 4 недель. Это означает значительное падение экспорта американского СПГ на рынки ЕС. Вместе с истощением месторождений в Нидерландах дефицит оказывает значительное влияние на рынок. Смогут ли США быстро восстановить добычу или перебросить часть СПГ из Азии танкерами, воспользовавшись ростом цены, покажет время.

Дефицит голубого топлива

Кроме того, стоит отметить действия «Газпрома»: он ведет игру по снижению потерь из-за высоких спотовых цен и достаточно низких по долгосрочным контрактам, искусственно уменьшая прокачку. Причем одновременно и по украинской трубе, и по польской, и через «Турецкий поток». Вилка между спекулятивной ценой европейских трейдеров ($670 за 1 тыс. кубов) и по заключенным ранее контрактам ($240) ощутима, поэтому россияне всеми силами создают дефицит, чтобы снять сливки с этой ситуации при перезаключении договоров.

«Газпром» уже выкатил прогноз, что с восстановлением экономики после ковидных ограничений и высокими тратами газа из хранилищ ввиду суровой зимы 2020 года спрос в странах ЕС достигнет 200 млрд кубов. А экспорт, вероятно, будет всего 184 млрд кубов. Причины (которые хотя и не озвучивались официально) — авария на заводе в Новом Уренгое и несколько аварий на газопроводах.

Поэтому несмотря на то, что за год рост прокачки достиг 6 млрд кубов, он все еще далек от насыщения спроса. При этом «Газпром» не бронирует дополнительные мощности ни через Польшу, ни через Болгарию, ни через Украину. И несмотря на подписание нового контракта с Будапештом это не вылилось в реальные кубометры.

Золотой шов «СП-2»

Сегодня утром россияне завершили укладку второй ветки «Северного потока — 2». Примерно до 13 сентября будет проводиться стыковка и сварка обеих частей трубы — так называемый «золотой шов». После этого начнется заполнение трубопровода техническим газом — процедура не быстрая и занимающая многие недели.

Параллельно идет тяжба: швейцарская дочка «Газпрома» Nord Stream 2 AG добивается юридического признания ее независимым оператором. Это позволит вывести компанию за рамки Третьего энергопакета Евросоюза и использовать магистраль на 100%. В общем непонятно, смогут ли россияне наверстать дефицит на рынке из-за «Северного потока — 2» в ближайшие месяцы, ведь только принятие решения регулятором может занять время до января.

И еще непонятно, как отразится на проекте и его сертификации выход из него норвежской Det Norske Veritas. Это также означает многие недели неопределенности, что тоже задирает цену вверх. Москва ведет игру на повышение ставок.

Украина пока наполняет подземные газовые хранилища объективно неплохо — по состоянию на 3 сентября у нас 18,16 млрд кубов, или чуть больше половины вместимости наших ПГХ.

С закачкой 30 млн кубов ежедневно уже очевидно, что мы войдем в зиму в лучшей форме, чем в 2016, 2017 и 2018 годах, однако это примерно на треть меньше объема прошлого года, когда мы готовились к противостоянию за новый контракт. Но тут сохраняется вопрос о будущем украинского транзита.

Геополитика

Относительно того, что Германия и США достигли консенсуса по «Северному потоку — 2»: Берлин продолжает настаивать, что ЕС нужна диверсификация поставок. Ибо чем больше газопроводов, операторов СПГ и маршрутов, тем лучше для цены и меньше шансов на то, что каждый из игроков будет использовать вентиль как экономический рычаг для решения политических вопросов.

Правда, о том, как это соотносится с тем фактом, что Москва прямо сейчас создает искусственный дефицит на рынке, немецкие чиновники пока помалкивают. США же озабочены выводом войск из Афганистана, усилением Китая в Тихоокеанском регионе и дефицитом торгового баланса с Пекином — устраивать полномасштабную войну санкций со своим основным союзником в Старом свете никто не будет.

Для Украины, конечно, остро стоит вопрос гарантий и компенсаций в случае утраты транзита. Все эти прожекты по европейскому водородному газопроводу и подключению к нему Киева, несомненно, интересны.

Например, между Бельгией и Францией действует 380-километровый провод, по которому идет смесь метана и водорода. Планируется строительство огромного хаба в Роттердаме. Но это вопрос сроков — между 2040 и 2050 годами. К тому же не совсем понятно, как у Киева через четверть века может сохраниться недорогой тариф на электричество — большинство АЭС уже превысили проектные сроки, а их модернизация — это десятки миллиардов долларов.

В свое время мы уже получали всяческие гарантии поддержки в случае закрытия Чернобыльской станции. Они вылились в помощь по возведению «Укрытия-2» и открытие в Славутиче фабрики по сборке лампочек. То, что США видят в «Северном потоке — 2» угрозу для европейской безопасности, — отлично, но, похоже, сами страны ЕС пока ее не наблюдают. И даже СМИ избегают называть действия РФ спекулятивными или шантажом.

Это означает, что рынок газа продолжит лихорадить, а попытки Москвы использовать газ в политических целях будут продолжаться. Слова же о фонде «зеленой трансформации» и использованию украинской ГТС под водородные проекты спустя четверть века остаются только словами.

Комментарии

Все новости