Дія City: какой из законопроектов определит цифровое будущее Украины?

спецпроект
Дія City в деталях

ІТ-индустрия — отрасль украинской экономики, растущая самыми быстрыми темпами. В ней заняты более 200 тыс. IT-специалистов, чья работа генерирует около 3% ВВП Украины. Но вопрос, как государство может простимулировать сектор для полного раскрытия его потенциала, до сих пор открыт. Вариант «не вмешиваться» рассматривать трудно, ведь с каждым годом схема работы «через ФОП, в тени и под угрозой обысков» все менее понятна иностранным инвесторам и партнерам.

И вот, государственное решение о системном подходе к созданию условий для развития ИТ-индустрии в конце концов созрело. Инструментом реализации такого подхода должен стать специальный правовой режим для ІТ-индустрии — Дія City.

На сегодняшний день есть три законопроекта: основной 4303 «О стимулировании цифровой экономики в Украине» и два альтернативных — 4303-1 «Об особенностях регулирования хозяйственной деятельности в сфере информационных технологий» и 4303-2 «О стимулировании развития сферы информационных технологий в Украине». В рамках спецпроекта «Дія City в деталях» мы попытались выяснить, какой же из законопроектов лучше всего отвечает потребностям отрасли и, соответственно, имеет наибольшие шансы быть поддержанным парламентариями. В качестве критерия возьмем то, как будущий закон улучшит жизнь самим ІТ-компаниям, занятым в ІТ специалистам, а также, конечно, государству.

Telegram Logo

Кого возьмут в резиденты?

Первый вопрос, который интересует ІТ-компании: как получить статус резидента спецрежима Дія City? Каждый из трех законопроектов определяет четкие требования к резидентам. Их можно разделить на общие требования и требования к стартапам.

В общих финансовых требованиях авторы основного и альтернативного 4303-2 сходятся: компания, зарегистрированная в Украине, должна иметь не менее 9 работников, гарантировать среднюю зарплату на уровне не меньше $1400, и 90% своих доходов получать от ІТ видов деятельности.

Google News Logo Подписывайтесь на нас в Google News!

Интересно, что в тексте альтернативного законопроекта 4303-2 содержится определение термина «деятельность в сфере ІТ». Это несколько контрастирует с самим принципом основания правового режима Дія City: 4303 определяет, какие сферы деятельности являются возможными в рамках Дія City, а не устанавливает, чью деятельность отнести к ІТ, а чью — нет.

Что касается стартапов, единственным сходством в законопроектах является то, что стартапом считаться компания, существующая не более 24 месяцев. Дальше — одни разногласия. Ключевое из них в том, что основной законопроект 4303 предлагает рассматривать бизнес-планы стартапов перед предоставлением им резидентства, в то время, как альтернативные 4303-1 и 4303-2 такой идеи не учитывают.

Риски нерассмотрения бизнес-планов состоят в том, что, фактически, тогда любую новосозданную ІТ-компанию (которая, само собой, еще не отвечает общим финансовым критериям членства) можно рассматривать как стартап. А это значительно искажает подход к развитию и масштабированию настоящих стартапов в рамках Дія City.

Из других разногласий следует указать следующие. Основной законопроект 4303 предусматривает, что общим финансовым требованиям (критериям) стартап должен отвечать только через некоторое время: $1400 средней зарплаты — через 6 месяцев с даты приобретения статуса резидента, 9+ работников — через 1 год с даты приобретения статуса резидента.

Альтернативный же законопроект 4303-2 предлагает ряд ограничений для стартапов: резидентами спецрежима станут лишь те, чей доход не превышает 7 млн грн и на 90% состоит из поступлений от доходов от ІТ видов деятельности. Регламентируется и уровень расходов: 60% расходов должны идти на оплату труда.


Контроль и основания для лишения статуса резидента

Альтернативный законопроект 4303-1 несет в себе определенные риски, в том числе, коррупционные, связанные с тем, что и регуляцию, и верификацию деятельности IT-компаний будет осуществлять налоговая служба. Никита Полатайко, ведущий юрист в сфере информационных технологий юридической компании AEQUO, считает, что, если бы налоговые органы пользовались доверием бизнеса, то никаких проблем с 4303-1, вероятно, не возникало бы. Но, по мнению юриста, «законопроект 4303-1 ничего, кроме специального налогового режима, и не предлагает. При этом и не уточняет, каким этот режим будет». Кроме того, в законопроекте не конкретизированы механизмы контроля над соблюдением правил компаниями и условия потери компанией статуса резидента. Совокупность этих факторов делает законопроект 4303-1 высокорисковым, а вероятность его принятия — очень низкой.

Авторы 4303 и 4303-2 сходятся на том, что соответствие критериям должны ежегодно проверять независимые аудиторы. Отличие в том, что 4303 предусматривает, что стартап обязан осуществлять деятельность в соответствии со своим бизнес-планом, который предварительно согласовывается Министерством цифровой трансформации при участии независимых экспертов.

Что углубляет различие подходов — так это предложение альтернативного 4303-2, чтобы ежегодная проверка содержала поквартальную разбивку информации. Это усиливает контроль и умножает бюрократию.

Вообще, 4303 и 4303-2 по-разному видят роль налоговой службы. 4303-2 наделяет налоговую полномочиями проводить проверки ІТ-компаний на соответствие критериям резидентства: Минцифры будет контролировать резидентов на основании не только отчетности компаний, но и результатов проверок налоговой. Более того, в случае утраты статуса резидента, согласно законопроекту 4303-2, компаниям доначислят налогов за весь период несоответствия критериям резидентства, независимо от причин такого несоответствия.

В противоположность этому, основной законопроект 4303 не наделяет налоговую контрольными полномочиями. То есть, риски злоупотребления статусом со стороны налоговой будут минимизированы. Доначисления налогов возможны лишь в случае, когда выяснится, что компания сознательно подала ложные сведения для получения статуса резидента.


Реформируем только ІТ-отрасль или имеем амбицию думать глобально?

Как видно из самого названия законопроектов, законодательные инициативы существенно отличаются. Если основной законопроект 4303 предлагает комплексный подход к трансформации украинской экономики в цифровую экономику, два альтернативных ему документа концентрируются исключительно на регулировании сферы информационных технологий.

Проще говоря, альтернативные законопроекты не предусматривают инструментов привлечения инвестиций в Украину, не детализируют условия специального налогового режима для резидентов Дія City и четко не прописывают условия ведения инновационного бизнеса в Украине. Тем более, не учитывают положений европейского законодательства по защите авторских прав.

Пройдемся подробнее по каждому из пунктов.

Инвестиции

Если мы хотим привлечь в отрасль инвесторов, необходимо предложить привычные для них инструменты иностранного права, которые сделали бы их деятельность в Украине более простой, прогнозируемой и защищенной.

Украине и украинцам понятная для иностранных инвесторов законодательная база принесла бы свои выгоды: к примеру, возможность заключать Договоры о неконкуренции, Договоры о непереманивании работников и Договоры о неразглашении информации будет стимулировать компании инвестировать в талантливых работников без риска их потерять. Возможность выбирать право, которое будет применяться к корпоративному договору; возможность заключать договоры опциона; возможность третьей стороны (кредитора, владельца опциона) становиться стороной корпоративного договора и другие инструменты «английского права» будут стимулировать венчурные инвестиции в Украину. Законодательная фиксация возможности оказывать сделки онлайн — «за клик» — простимулирует развитие отечественного цифрового рынка. Наконец, приемлемость английского языка как языка внешнеэкономического контракта — бесспорный аргумент ЗА выбор Украины как места для своих инвестиций.

Описание перечисленных инвестиционных инструментов содержит только один из законопроектов — основной 4303, в то время как два альтернативных не имеют их в фокусе. Более того, 4303 концентрируется на внедрении корпоративного управления, имеет большой вес для иностранного инвестора и получает большую поддержку и одобрение международных партнеров Украины.


Специальный режим налогообложения

Оба альтернативных законопроекта 4303-1 и 4303-2 вспоминают о специальном режиме налогообложения. Впрочем, нам не удалось найти детализированного описания того, что именно авторы этих законопроектов закладывают в понятие спецрежима. По состоянию на конец 2020 мы не смогли найти и соответствующего отдельного законопроекта о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины, или же услышать, что такая инициатива анонсирована на будущее.

Особенности налогообложения резидентов Дія City авторы 4303 обещают подробно описать в отдельном налоговом законопроекте. Будут прописаны налоговые стимулы как для бизнеса, так и для инвестиций. В частности, вместо налога на прибыль предлагают ввести налог на выведенный капитал в размере 9%. Налог на доходы физических лиц и GIG-работников (о них подробнее — ниже), планируется снизить с 18% до 5%. Базу для расчета ЕСВ резидентам предлагают выбирать самостоятельно, в том числе устанавливать ее на уровне минимальной заработной платы в Украине (с 1 января 2021 — это 6000 гривен).


Защита резидентов спецрежима

Кроме налоговых инструментов стимулирования IT-индустрии, законопроект 4303, в отличие от альтернативного 4303-2, предусматривает комплекс мер по защите бизнеса. В частности, в 4303 имплементированы положения Соглашения об ассоциации с ЕС и директив ЕС по защите авторских прав.

Одной из главных проблем безопасности украинских IT-компаний являются частые обыски, хорошо известные «маски-шоу», в ходе которых правоохранительные органы практически останавливают работу компании на длительное время, так как изымают компьютеры и серверное оборудование, чем наносят большой ущерб.

Чтобы обезопасить IT-индустрию, авторы основного законопроекта 4303 разработали еще один законопроект 4305 «О внесении изменений в уголовное законодательство по особому порядку проведения служебного расследования уголовных правонарушений с целью обеспечения надлежащих условий для развития цифровой экономики». Согласно ему, для проведения следственного действия понадобится санкция по меньшей мере прокурора области, а изымать материальные носители информации будет нельзя — разрешат только копирование.


GIG-работники — здоровая альтернатива ФОП: преимущества для украинского ІТ-специалиста

Больше всего разногласий законопроекты имеют относительно форм найма специалистов. И основной, и альтернативные законопроекты предлагают наряду с различными формами подряда (в том числе, ФОП), обычными трудовыми договорами и трудовым контрактом применять такой инструмент, как GIG-контракты. Но трактовка их различается.

GIG-контракты в трактовке законопроекта 4303-2 — это, фактически, стандартное соглашение о предоставлении услуг, которое не дает работнику никаких социальных гарантий. Никита Полатайко, за чьим профессиональным мнением мы обратились, считает, что 4303-2 приравнивает GIG-работников к поставщикам услуг, что дает еще большую гибкость в определении условий договора с такими поставщиками. Впрочем, социальные гарантии, возможность получить вид на жительство и другие преимущества первоначальной концепции GIG-работников этим законопроектом сведены на нет, — говорит юрист.

В то же время, в понимании законопроекта 4303 GIG-контракт — это инновационная форма найма, которая, в том числе, позволяет резидентам брать на работу иностранных специалистов. Сверх этого, она предоставляет каждому работнику социальные гарантии, не теряя гибкость фриланса.

Интересно, что альтернативный законопроект 4303-2 большое внимание уделяет детальному описанию ФОП-модели, что, конечно, изрядно резонирует с интересами ІТ-компаний, которые стремятся оптимизировать налоги такой формой трудовых отношений, но идет не совсем в русле интересов государства и занятых в ІТ специалистов. Причина проста: ФОПы приравниваются к подрядчикам или консультантам ІТ-компании, а не ее работникам. Соответственно, они не могут рассчитывать на права, гарантированные трудовым законодательством. Заработная плата, отпуска, нормирование рабочего времени, условия труда — все это зависит от компании, которая формально является их клиентом, а не работодателем. Исследование украинского ІТ-рынка свидетельствуют, что более 60% работников ІТ-компаний работают по ФОП-модели.

Анализируя оба законопроекта, можно сделать вывод, что 4303 хочет изменить такое положение дел, а 4303-2 — зацементировать его в законодательстве. Однако способ, предложенный в 4303-2, вряд ли сработает. Причина — принятие закона противоречит дискреции контролирующих органов (налоговой и трудовой инспекции) и суда. Фактически, в проект закона прописано готовое «судебное решение» в случае, если отношения IT-компании с ФОП будут признаны трудовыми, и на компанию наложен штраф. Это делает модель очень уязвимой.

Quote«4303-2 называет такую ситуацию особенностями ІТ-индустрии и ограничивает право государственных органов и суда переквалифицировать подрядчика в работника, даже если сам работник обратился за защитой своих нарушенных прав», — комментирует ведущий юрист в сфере ІТ Никита Полатайко. «Возможность получить защиту своих прав в суде должна остаться — это один из ключевых признаков правового государства».

К слову, GIG-контракт 4303 рассматривает как возможность отойти от отдельных норм КЗоТ. Зато 4303-2 предлагает форму сужения прав работников, в частности, из-за введения ненормированного рабочего дня без компенсации и ограничения действия коллективных договоров.


И последнее, но не по значению

Дія City — не просто спецрежим для облегчения жизни ІТ-компаниям. Режим задуман как инструмент цифровой трансформации страны и продвижения инновационных продуктов под украинским брендом.

Согласно положениям основного законопроекта 4303, за пользование преимуществами режима Дія City на его резидентов возлагается социальная ответственность развивать образование и продвигать украинский инновационный бизнес в мире.

В то время, как 4303-2 вскользь упоминает о праве резидентов создавать объединения, 4303 четко выписывает порядок создания и функционирования самоуправляющейся организации по инициативе резидентов, которая будет реализовывать вышеупомянутый долг.

Причина, как представляется, в том, что законопроект 4303-2 создан при существенном участии бизнес-ассоциаций. Нужно ли им создание еще одного конкурента, который, к тому же, имеет значительные полномочия? Но это может оказаться и перестраховкой. Очень большое количество компаний входит в нескольких бизнес-ассоциаций, поэтому вряд ли возникновение организации резидентов в Дія City повредит существованию других объединений.


Вместо выводов

Альтернативные законопроекты 4303-1 и 4303-2, по словам их авторов, взяли все лучшее из основного законопроекта и дополнили его своими идеями. Анализ показывает, что законопроекты 4303-1 и 4303-2 с самого начала написаны как «аддоны» к 4303, и вряд ли претендуют на самостоятельное принятие. Таким образом, эти законопроекты — это, фактически, обобщенные правки и пожелания области и других игроков рынка. Станут ли прислушиваться к таким поправкам в комитете цифровой трансформации? Авторы основного законопроекта 4303 подчеркивают готовность прислушиваться к мнению всех участников рынка и быть гибкими в пересмотре некоторых норм законопроекта ко второму чтению.

Будем следить за законодательной работой всех команд и ждать взвешенного решения народных депутатов относительно голосов в пользу лучшего из законопроектов, который сохранит внутреннюю целостность и реформаторский дух, но одновременно учтет пожелания IT-отрасли.

Другие материалы спецпроекта

Дополненный законопроект по Дія City: услышит ли власть бизнес?

Налоговое стимулирование IT-индустрии: мировой опыт

GIG-контракты: симбиоз мобильности ФОП и социальных гарантий штатного сотрудника

Дія City в деталях. Интервью с Егором Черневым