Facebook Pixel
Русский военный корабль, иди нах*й.
Пожертвовать на армию
×

Россия заплатит. Как Украина считает убытки и потери экономики от войны

Дарья Марчак
Руководитель Центра анализа публичных финансов KSE Institute
Убытки экономики от войны: кто и как их считает. Фото: Reuters

Убытки экономики от войны: кто и как их считает. Фото: Reuters

С первого дня военной агрессии Россия методично уничтожает инфраструктуру Украины. По состоянию на 26 апреля общая сумма прямого задокументированного ущерба инфраструктуры только на основе публичных источников достигла $88 млрд или 2,6 трлн грн.

За время войны уже повреждены, разрушены или захвачены по меньшей мере 531 детский сад, 866 учебных заведений, 231 медучреждение, 173 завода и предприятия, 277 мостов и 95 религиозных сооружений.

Экономический ущерб от войны с первых дней вторжения в рамках проекта «Россия заплатит» фиксирует и оценивает группа аналитиков и волонтеров из KSE Institute (аналитическое подразделение Киевской школы экономики) при поддержке Офиса президента, Минэкономики, Минреинтеграции и Мининфраструктуры.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

Эти данные помогут через международные суды заставить агрессора заплатить за каждую уничтоженную больницу, школу, церковь или дом.

Вторжение России. Оценка потерь и ущерба

Сегодня проект «Россия заплатит» сосредоточен на оценке прямых потерь физической инфраструктуры. Речь идет о том, что мы считаем, сколько стоит разрушение конкретного дома, конкретного предприятия. На этом этапе пока не считаем общие экономические потери, значительно превышающие ущерб от разрушений инфраструктуры.

Подписывайтесь на нас в Google News!

По общим оценкам Минэкономики и KSE общие экономические потери (снижение ВВП, прекращение инвестиций, отток рабочей силы, дополнительные расходы на оборону и социальную поддержку и т.п.) колеблются от $564 млрд до $600 млрд.

Считать во время войны сложно. Есть несколько устоявшихся международных подходов, как можно это сделать даже не находясь в зоне боевых действий. Мы используем:

а) опосредованные методы оценки, когда пытаемся оценить, каков объем повреждений,

б) потери через понимание общего количества активов жилой недвижимости, которая находится в данном регионе, например, в Мариуполе, в Ирпене, в Харькове.

Мы работаем со сбором микроданных, когда мы знаем, что повреждено или разрушено конкретное предприятие, конкретное учреждение здравоохранения. Аналитики могут посмотреть финансовую отчетность, произвести определенные корректировки с учетом того, что не всегда финансовая отчетность дает наиболее актуальную информацию, и в целом выйти на так называемую восстановительную стоимость.

Что это такое – восстановительная стоимость?

Например, разрушена поликлиника в одном из районов или общин и она уже была довольно старая. Но восстанавливать вы ее не будете в устаревшем виде. Вы будете восстанавливать ее с учетом текущей стоимости материалов, оборудования. И это будет гораздо дороже того оборудования, которое было в этой поликлинике на момент разрушения.

В случае масштабных боевых действий мало шансов задокументировать каждое поврежденное здание. Один из золотых стандартов в этой сфере – спутниковые наблюдения. Команда проекта уже работает над возможностью использования спутниковых снимков для анализа повреждений.

Это подходит для анализа повреждений массовых объектов – жилой застройки, дорог, сельскохозяйственных активов. Современные изображения с высоким разрешением позволяют качественно определять даже частные дома или следы отдельных взрывов.

Сегодня наши эксперты работают над получением снимков от признанных лидеров в отрасли — Maxar и Airbus, а также сотрудничают с рядом отечественных и иностранных компаний по поиску оптимального технического решения по их привязке к геокоординатам и обработке. Это позволит иметь качественные данные для оценки объема и стоимости повреждений, необходимых для анализа.

Кто считает ущерб от войны

Проект начался с запроса от министра экономики Юлии Свириденко во второй день войны. С первых дней проекта мы заручились поддержкой Офиса Президента, тоже решившего работать над этим. Команда KSE Institute начала готовить информацию по нескольким направлениям: репарации, убытки, помощь партнеров, санкций, состояние экономики Украины. С маленького чата в Whatsap несколько человек волонтерская инициатива переросла в большой проект.

В тот момент еще никто не понимал объемов, масштабов, скорости развертывания военных операций. Ключевой идеей было собирать информацию в публичных источниках о том, какие повреждения и фиксировать убытки через сообщения отдельных граждан.

Мы запустили командой портал damaged.in.ua через две недели после начала проекта. С учетом интенсификации военных действий, поняли, что просто собирать публичную информацию недостаточно и нужно использовать многие другие методы для того, чтобы оценивать многие другие виды инфраструктурных потерь.

Сегодня работа команды сосредоточена на нескольких направлениях. Первая часть команды занимается анализом публичных сообщений, страниц органов власти, медиа. Вторая часть команды производит оценку напрямую.

Сначала это были только эксперты из KSE Institute и Центра экономической стратегии, затем присоединились еще Dragon Capital. Впоследствии мы начали собирать коалицию общественных организаций, которые могут работать с оценкой.

Сегодня со сбором и оценкой потерь помогают волонтеры из Антикоррупционного штаба, Института аналитики и адвокации, Трансперенси Интернешнл Украина, Прозорро.Продажи, Prozorro и Украинского совета торговых центров.

Третья часть команды занимается сайтом damaged.in.ua, анализом свидетельств, поступающих через портал, и построением сотрудничества с государственными органами власти. Еще одна группа занимается коммуникацией. Сегодня важно приблизить подходы к оценке, чтобы все мы все равно их понимали.

Для нас это впервые, надеюсь, что и последний раз, но мировая практика знает много таких примеров. Мы изучаем мировые подходы, консультируемся со специалистами Всемирного банка, чтобы использовать эти подходы в Украине.

Подсчет ущерба: зачем это государству и гражданам

Украина впервые в современной истории и, верим, последний раз столкнулась с такой полномасштабной агрессией России против нее.

Когда мы говорим об оценке ущерба, то вопрос репараций и компенсаций — это один из перечня тех, о которых нужно помнить. Зачем сейчас государству нужна оценка ущерба?

Во-первых, для понимания, какой объем экономики фактически выпадает из будущего. Без учета физического ущерба мы не можем сделать корректные прогнозы о функционировании экономики в будущем.

Это важно, чтобы планировать способность государства собирать налоги, платить пенсии. Кроме того, это оказывает большое влияние на понимание государством, сколько финансового ресурса, финпомощи нужно здесь и сейчас. Оценка потерь экономики, прежде всего, необходима для лучшего планирования и возможности обеспечивать себя, своих граждан ключевыми потребностями на будущее.

Вторая цель оценки потерь является ключевой для граждан. Это вопрос взыскания возмещений именно со стороны РФ. Действительно для каждого гражданина, потерявшего жилье, имущество получить компенсации со стороны РФ очень важно психологически, эмоционально и финансово.

Вопрос оценки именно для представления компенсаций — это уже другая сфера и фокус. Впрочем, они также нуждаются в фиксации и оценке потерь, которые проект делает сейчас.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Комментарии

Все новости