Facebook Pixel

Отставка Разумкова или выбор Зеленского на 2022 год

Игорь Тышкевич
эксперт Украинского института будущего
Фото: pravda.com.ua

Фото: pravda.com.ua

Президент Зеленский впервые за свою каденцию получил ситуацию, при которой имеет рычаги влияния на практически все процессы в стране. Фундамент сложившейся ситуации — турборежим СНБО 2021 года, который восстановил рейтинги и поднял показатели легитимности принимаемых президентом решений. И, как второй результат, вывел в состояние ожидания основных политических противников президента.

Решения СНБО, естественно, нельзя воспринимать как постоянный и работающий механизм. Это, скорее, заплатки на системе, которые начнут «отваливаться» уже в 2022 году. НО пока они работают и создают фундамент усиления президента — безопасные показатели рейтингов и легитимность. НО легитимность не всегда тождественна понятию «легальность» (законность). И твоя легитимность, легитимность твоих решений не всегда способствует работе по созданию системы, построенной на принципах сдержек и противовесов. То есть тому, что называется демократией. Ведь при наличии поддержки можно выстраивать как равносильные независимые институции власти, взаимодействующие на равных, так и вертикально ориентированную систему. Кстати, любимое Александром Лукашенко слово «вертикаль власти» в последние месяцы очень часто звучит от людей из близкого окружения Зеленского.

Президент сегодня добился максимальной управляемости системы (возможной на данном этапе). И дальше он получает возможность действовать и возможность выбора.

Telegram Logo

Повторю тезис, который озвучил в начале текста — сегодня ещё не катастрофа. Всё зависит от выбора, который сделает президент. А варианта у него два.

1. Выстраивать институционально мощную систему государственной власти. С одной стороны, это принятие целого пакета законов, касающихся системы управления, выстраивания отношений центра и регионов, реализации реформ в экономике, завершения наконец трансформации судебной системы. Таким образом, парламент демонстрирует направление развития страны (законопроектами). Дальше слово вновь за президентом и его окружением. Для практической реализации законодательных норм нужны люди. И тут придётся менять систему приоритетов в кадровой работе. То есть слово «свои» вынуждено будет отойти как минимум на четвёртое место после слов «компетентный», «способный» (обучаемый), «самостоятельный».

Для реализации такого плана необходимый минимум есть — управляемость. Дальше необходимо критичное количество просто разумных людей в ядре группы, принимающей решения, и политическая воля. Если одного из двух параметров не хватает, тогда возможен второй вариант.

2. Стопами Александра Лукашенко. Но не сегодняшнего, и даже не образца 2014 года. Это, пусть, по сокращённой программе, но начиная от Лукашенко 1995. Действительно, очень многое в Украине напоминает процессы в Беларуси того периода. Президент с огромным кредитом доверия и высокими показателями легитимности на фоне кадрового голода и скепсиса ключевых групп беларуских элит. 1994-1996 год занял процесс получения полного контроля над процессами в стране. Лукашенко потратил два года. Надо отметить, что тот же процесс у Зеленского занял период с декабря 2020 года по сентябрь 2021 года. Быстрее. И там, и там система выстраивалась на основе «заплаток». В Беларуси — указы президента, в Украине — решения СНБО. Дальше та же вилка выбора: либо выстраивать работоспособную систему и решать проблему кадрового голода. Или выстраивать вертикаль собственной власти, ставя не всегда на «умных», но в 100% случаев на послушных.

Каким путём пойдёт Зеленский — покажет ближайшее время. У президента Украины для того, чтобы сделать выбор, есть от 4 до 10 месяцев — после этого срока «заплатки на системе» в виде решений СНБО перестанут работать, а попытки принять новые будут вызывать улыбку сочувствия у заинтересованных групп и у населения.

Признаком первого варианта будет появление самостоятельных и самодостаточных людей во власти. Например, на место спикера может прийти даже менее «послушный» политик, чем Разумков.

Что может стать признаком выбора варианта «Лукашенко 2.0»? Ответ на этот вопрос в слове «легитимность» — любые попытки искусственно поднять этот показатель. Публичная война с ветряными мельницами, когда президент «берёт на контроль» реализацию программ, к которым по закону не имеет никакого отношения. Либо любая красивая электоральная кампания. Можно не выборы, а, например, референдум, где как минимум один вопрос будет «приятен» для избирателя и даст результат, который можно интерпретировать как «поддержку президента». Кстати, это в Беларуси тоже было. 1995 и 1996 годы.

Текст опубликован с согласия автора

Оригинал

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости