Facebook Pixel
Русский военный корабль, иди нах*й.
Пожертвовать на армию
×

Как рынкам капитала избежать искусственного контроля со стороны РФ

Александр Кошевой
эксперт по функционированию рынков капитала, экономист, аналитик, адвокат
Фото: google.com

Фото: google.com

Настоящим экспортом из РФ являются финансово-сырьевые ловушки. И вот почему.

Как рыночный институт фондовый рынок РФ пал в неожиданной схватке со здравым смыслом. Его больше нет. Ценообразование утратило рыночное измерение. Искусственный контроль цен всех денежных инструментов является единственно возможной практикой. Доверие – уничтожено, восстановление является фантасмагорическим и вызывает улыбку. Любая стоимость финансовых инструментов, происхождением из РФ или запятнанных РФ, – подлежит сомнению априори. И это как минимум.

Та же история, и с не менее самоликвидационной составляющей, с рынками энергоносителей. Впрочем, они изначально были нацелены стать камикадзе. Удивительно, что западные регуляторы не придавали эффективного значения манипулированию ценами накануне войны. Все организованные рынки должны быть защищены от искусственного контроля цен.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

Тем не менее. Поскольку все эти рынки в РФ, к сожалению, были неплохо институциализированы, интегрированы вовне, то конвульсии усопших (ну или живых мутаций – здесь как кому удобнее представлять), кроме постепенного разложения, могут доставить беспокойство глобальным финансовым рынкам. И вот почему.

Так, например, директива 2014/57/ЕС от 16 апреля 2014 года об уголовных санкциях в отношении рыночных злоупотреблений относит к манипулированию, в частности, «заключение сделки, размещение заказа на торговлю или любую другую деятельность или поведение, влияющее на цену одного или нескольких финансовых инструментов или товарного контракта спот, использующего фиктивный метод или любую другую форму обмана».

Подписывайтесь на нас в Google News!

Говорят, что если оставить один квашеный огурец в банке со свежими, то прокиснут все. Финансовые инструменты происхождением из РФ сегодня полностью являются такими «квашеными огурцами».

Отныне по отношению к финансовым рынкам манипулирование является главным оружием РФ. В то же время, способы манипулирования чрезвычайно разнообразны и не всегда вербализованы в запретных нормах. Местами обозначены пространно. Упомянутая директива – это базовый документ. Есть конкретизирующий регламент 596/2014, далее – уголовные, административные и финансовые санкции в законодательстве каждого государства-члена. А каждый конкретный случай, подпадающий под признаки злоупотребления, требует доказывания по соответствующей процедуре. Противодействием злоупотреблениям рынком является многоуровневый процесс с применением средств программного обеспечения для выявления признаков и, в дальнейшем, в ручном режиме, их изучения, получения объяснений, расчетов, раскрытия информации и т.д. Обычно цивилизованный мир защищает рынок от искусственного контроля и мошенничества, имеющих целью получение выгоды, но не терроризм, потому что мошенники обычно желают заработать на этом, но не самоликвидироваться. В РФ же главная цель – вызвать хаос на рынках, пользуясь неповоротливостью процедур. И только производная – «собрать сливки».

Итак, инструмент взяли на вооружение для «работы» с ценами активов и инструментов, иностранных эмитентов с капиталом российского происхождения и местных, тех эмитентов, бумаги которых находятся в листинге Мосбиржи – всех, до которых пока дотягиваются. Далее следуют портфели, производные бумаги, сделки, расчеты, etc.etc. Не разберетесь, где «потерялись» справедливые цены. Ну ладно, сейчас Мосбиржа теряет свой рыночный статус де-факто и де юре. А порядочные инвесторы просто списывают вдребезги бумаги российского происхождения со своего баланса, как об этом заявила одна из крупнейших компаний, инвестирующая в технологии – нидерландская Prosus. Это касается доли в VK Group стоимостью 700 млн. дол. США. Эта, нерыночная теперь стоимость, не будет искажать баланс и производные показатели Prosus. После того, как бумагам компаний русского происхождения приостановили обращение на цивилизованных биржах, осталось «котировать» их инструменты в Москве, где к тому же запрещен их делистинг. В то же время недостаточно знать, будет ли признаваться, например, Мосбиржа в Великобритании рыночной структурой (уже, как известно, нет). Важно, насколько перекрыты финансовые коммуникации, какие-либо транзакции с использованием российских фининструментов.

Эта стратегия РФ по отношению к глобальным финансовым рынкам предполагает сначала «экспорт» пузырей, с одной стороны, и если афера срабатывает, то импорт уже модифицированной и необходимой в РФ ликвидности, а если не срабатывает, то максимальное нанесение ущерба существующему финансовому укладу. Это как удар невысокоточным оружием – не попадет в цель, так хоть что-то испортит рядом. Относительно рубля более широкие «чаяния» — торгуют соблазном неплохо заработать на спекуляциях – а он велик, и используют как вспомогательный инструмент искусственного контроля цен фининструментов. Да – о конъюнктуре мы все в курсе – действительно, тратить россияне стали меньше, импорт снизился. Ну и что – это тоже вызвано не рыночными факторами. Их останавливает только потеря доходов бюджета – иначе мы бы увидели завтра доллар по цене: «рубль за штуку». Таким образом, инструменты влияния применяются в сочетании. Но очевидно по предварительному сговору центробанка, правительства, эмитентов. Так, например, отчаянное распространение источниками Кремля лживой и вводящей в заблуждение информации о поставках газа в сочетании с попыткой внедрения через «Газпром» системы расчетов за газ с применением рубля (курс которого сформирован внутри РФ нерыночно) – является наглядным примером комплексного искусственного влияния на спотовый и валютный рынки. В общем – на финансовые рынки и биржевое ценообразование. В то же время инструментальное доказывание преступлений — дело методологии и фиксации путем экспертизы. В ESMA, конечно, предоставили рекомендации что делать (обеспокоиться и мониторить), но не поздно ли? А пока работают (по крайней мере, должны работать) регуляторы, эксперты и детективы, спотовые цены демонстрируют даже не волатильность — не являются ли они пузырями?

Кстати о курсах. Да, они в РФ существуют. Это верно. Более того, в практику вошла их множественность. Как решит в ручном режиме «специальная правительственная комиссия». Это отчаянное и, разумеется, преступное манипулирование. В свое время в фашистской Германии главный банкир Шахт, осуществляя мобилизационную экономику, «проворачивал махинации с валютой так ловко, что, как подсчитали иностранные экономисты, немецкая марка в свое время имела 237 разных курсов сразу» (Уильям Ширер «Взлет и падение третьего рейха»). С началом горячей фазы войны главный банкир фашистов, якобы, успел опомниться, критиковал режим Гитлера, принял участие в заговоре и успел побывать в концлагерях. На Нюрнберге был оправдан, позже снова арестован и подвергнут денацификации. Его судьба должна быть интересна Э.Набиуллиной, всяким миллерам и грефам. Документировать их действия следует и европейским, и украинским следователям, детективам. В отдельной папке. Ну, а, возможно, помощница режима опомнится и после денацификации будет отправлена управлять сберкассой (вариант для Миллера – бурить скважины) в Якутию.

Пока же в России, поскольку с ней продолжается торговля и ее объем не мал, бумаги, в которые уже инвестированы средства, не исключены из обращения полностью, еще остается возможность пакостить повсеместно: манипулировать и злоупотреблять рынком отчаянно, надувать финансовые пузыри и впускать их в финансовые рынки — в целом заражать финансовую среду своими пещерными вирусами.

Поэтому ответ цивилизации должен быть максимально релевантным: вышвырнуть манипулятора из IOSCO, МВФ, ФАТФ, признать страной-спонсором терроризма (просьба к США), отключение от всех финансовых коммуникаций, максимальный запрет всех инструментов, максимальное прекращение любых транзакций, санкции и эмбарго как способ защитить весь цивилизованный финансовый мир, не только Украину как его часть.

Кроме того, необходимо применять санкции не только в осовремененном понимании этого понятия, но и в более традиционном – в качестве уголовных. Привлечение к уголовной ответственности виновных в злоупотреблении рынком лиц РФ является сложным делом, однако возможным. Зачем тогда создавался институт противодействия злоупотреблениям рынком? Надеемся, не для того, чтобы им пренебрегать, по крайней мере, таким циничным способом, как поступает РФ. Европа – это не только ценности, это институции и верховенство права. И тот факт, что финансовая война разрушительна для рыночных институций в РФ, не лишает необходимости привлечь к ответственности конкретных людей, умышленно наносящих вред всей цивилизованной финансовой инфраструктуре.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости