Facebook Pixel

«Мы начинали как три программиста». Основатель украинской высокотехнологичной компании IMESC о том, как покорить Европу

Максим Кетько, основатель компании IMESC. Фото: пресс-служба IMESC

Максим Кетько, основатель компании IMESC. Фото: пресс-служба IMESC

IMESC – редкий пример того, как украинская компания производит сложные современные медицинские продукты для стран Европы. О том, что позволило тройке украинских программистов построить бизнес, стать лидерами Украины в области медицинской техники для функциональной диагностики и выйти на европейский рынок, The Page рассказал основатель компании Максим Кетько.

Бизнес, выпускающий инновационные продукты на одном из самых консервативных рынков – медицинском, Максиму удалось построить за 20 лет. Этот кейс опровергает распространенный тезис о том, что в Украине нельзя реализовать технологичные проекты, не являясь частью международной корпорации или бренда. О том, как компании удалось занять свою нишу и как будет развиваться рынок медицинского оборудования – в нашем интервью.

– Расскажите о вашей компании? Какова ее история?

– Нашей компании уже 20 лет. Начинали как маленькая команда инженеров-айтишников в 2001 году. Тогда была очередная волна трудовой IT-миграции. У меня до сих пор лежит контракт, оставленный на память, – мне предложили работать в Германии. Но к тому времени у нас уже были интересные наработки и контакты за рубежом. И мы решили, что сделаем лучший в мире софт для холтеровского мониторирования (метод функциональной диагностики сердца – The Page). Поэтому я остался в Украине и создал IMESC.

Telegram Logo

К 2006 году нам удалось построить партнерские отношения и заключить стратегическое соглашение с немецкой компанией, сделав первый шаг к европейскому рынку. Мы сертифицировали и начали продавать свою систему в ЕС, получая хорошие отзывы. В 2008 году зарегистрировали ее и в Украине. На этом не остановились — сделали еще несколько собственных продуктов и стали дистрибьютором ряда зарубежных компаний, благодаря чему представляем инновационные продукты в области функциональной диагностики и респираторной поддержки. Одна из таких компаний – это Philips Respironics, которая производит аппараты искусственной вентиляции легких, кислородные концентраторы, аппараты для лечения апноэ и многое другое.

Мы остаемся небольшой сплоченной командой, хотя в компании есть отдел разработки, продаж, техподдержки и даже медицинский центр, в котором наши разработки ежедневно используются для диагностики «реальных» пациентов. Медицинский центр дает нам непрерывную обратную связь, и мы постоянно совершенствуем свои продукты. Важная часть нашей работы – сотрудничество с ведущими медицинскими учреждениями: НИСCХ им. Н. М. Амосова, Институтом кардиологии им. Н. Д. Стражеско, Институтом сердца, кафедрой функциональной диагностики Академии последипломного образования им. П. Л. Шупика, возглавляемой главным функциональным диагностом МОЗ Украины О. И. Жариновым. IMESC – регулярный участник научно-практических конференций, которые проводятся на базе этой кафедры.

QuoteВ 1950-x основным способом диагностики аритмии сердца была короткая кардиограмма продолжительностью до 10 сек. Биофизик Норман Холтер сравнивал качество подобной диагностики с точностью анализа геологического состава горы по одному камешку. Он утверждал, что необходимо записывать кардиограмму человека непрерывно на протяжении нескольких суток. Однако создание мобильного ЭКГ-регистратора для 1960-х было нетривиальной задачей. Первый прибор весил впечатляющие 38 кг! Сохранились фотографии, изображающие обвешанных проводами людей с огромными ранцами за плечами. Сейчас, спустя полвека, регистратор весит не более 50 г.

– Какие именно продукты вы представляете на украинском рынке?

– Наш основной продукт – холтеровская система ECGpro, предназначенная для длительного амбулаторного мониторирования ЭКГ. Этот метод был предложен в 1961 году биофизиком Норманом Холтером. В 1950-x основным способом диагностики аритмии сердца была короткая кардиограмма продолжительностью до 10 сек. Холтер сравнивал качество подобной диагностики с точностью анализа геологического состава горы по одному камешку. Он утверждал, что необходимо записывать кардиограмму человека непрерывно на протяжении нескольких суток. Однако создание мобильного ЭКГ-регистратора для 1960-х было нетривиальной задачей. Первый прибор весил впечатляющие 38 кг! Сохранились фотографии, изображающие обвешанных проводами людей с огромными ранцами за плечами. Сейчас, спустя полвека, регистратор весит не более 50 г.

Другой большой проблемой был анализ записанной кардиограммы. За сутки человеческое сердце в среднем сокращается около ста тысяч раз. Эпизод, указывающий на угрозу здоровью пациента, может длиться всего пару секунд, поэтому проанализировать необходимо каждое сокращение. Вручную сделать это практически невозможно, ведь если распечатать холтеровскую кардиограмму на традиционной миллиметровке, ее длина превысит 6 км. Возникла необходимость в разработке алгоритмов автоматического анализа ЭКГ. Сейчас это неотъемлемая и важнейшая часть любой холтеровской системы. Считаю, что система ECGpro – наш крупнейший успех. Совместно с немецкими партнерами нам удалось создать целый комплекс, представленный в десятках стран мира, включая ЕС и Украину.

Метод длительного амбулаторного мониторирования применим и к артериальному давлению – это так называемый СМАД (суточный мониторинг артериального давления). Пациент длительное время носит на себе небольшой прибор, периодически измеряющий давление. Такой подход позволяет значительно увеличить точность диагностики гипертензии и правильно подобрать медикаментозную терапию. Для анализа и обработки данных СМАД мы разработали систему ABPpro. Ее интерфейс прост, интуитивно понятен и позволяет получить результат буквально в несколько кликов, что выгодно отличает ее от систем конкурентов. Это сравнительно молодой, но успешный продукт.

Один из последних реализованных проектов – сервис Kind Heart Cloud. Это облачное решение, упрощающее проведение холтеровского мониторирования. KHC избавляет от необходимости иметь полноценную холтеровскую систему и грамотного специалиста, способного расшифровать ЭКГ. Пользователю нужен лишь выход в интернет и небольшой кардиорегистратор. Сейчас сервис поддерживает несколько моделей регистраторов, но уже скоро сможет анализировать ЭКГ, записанные с помощью широкого круга wearable-устройств, таких как, например, Apple Watch.

Сегодня отовсюду звучат реляции об очередных успехах искусственного интеллекта. ИИ побеждает людей в шахматах, предсказывает структуру белка, помогает управлять автомобилем. Однако до сих пор не существует «классического» алгоритма анализа ЭКГ, позволяющего обойтись без участия специалиста. Потенциал использования ИИ для решения этой проблемы очень высок. Но искусственный интеллект – вещь довольно элитарная, ведь для получения предсказаний высокой точности вам нужна огромная обучающая выборка. За 20 лет мы накопили солидную базу ЭКГ-записей, и я рассчитываю, что она поможет нам в ближайшее время выпустить полностью автоматизированную холтеровскую систему. Прототип такой системы, использующий ИИ, уже разработан и встроен в Kind Heart Cloud. Он проводит анализ и обработку кардиограмм автоматически, вмешательство специалистов необходимо лишь для верификации результатов. В ближайшее время мы планируем довести точность анализа до уровня, когда участие человека не потребуется вовсе.

QuoteПроблемой был анализ записанной кардиограммы. За сутки человеческое сердце в среднем сокращается около ста тысяч раз. Эпизод, указывающий на угрозу здоровью пациента, может длиться всего пару секунд, поэтому проанализировать необходимо каждое сокращение. Вручную сделать это практически невозможно, ведь если распечатать холтеровскую кардиограмму на традиционной миллиметровке, ее длина превысит 6 км. Один из последних реализованных проектов – сервис Kind Heart Cloud. Это облачное решение, упрощающее проведение холтеровского мониторирования. KHC избавляет от необходимости иметь полноценную холтеровскую систему и грамотного специалиста, способного расшифровать ЭКГ. Пользователю нужен лишь выход в интернет и небольшой кардиорегистратор.

– Где вы учились?

– Я окончил механический факультет УДУХТ, а затем аспирантуру на кафедре медицинской радиофизики в КНУ им. Т. Шевченко, после чего решил связать свою жизнь с медицинской биофизикой. Помимо официальной учебы, я занимался программированием. В 80-х это началось как детское увлечение, а в 90-х стало профессией.

– Сколько людей у вас сейчас работает?

– Нас уже 17. Мы расширяемся. Но для меня ориентиром всегда были небольшие компании, создающие масштабные продукты. Например, в Instagram, когда его купил Facebook, было 13 сотрудников. И таких примеров много. У нас новая постиндустриальная экономика. Прошли те времена, когда тебе нужно было иметь 40 тысяч работников, чтобы делать что-то по-настоящему стоящее.

– Какую долю вы занимаете на рынке Украины?

– Если смотреть по публичным закупкам, то мы на первом месте, но мы не монополисты и не доминируем на рынке. Приходится соперничать как с украинскими, так и с зарубежными разработками. Еще с 90-х годов на рынке есть китайские, венгерские системы. Конкуренция очень высокая. Мне это нравится, ведь конкуренция – это движущая сила развития общества.

– На кого на европейском рынке вы хотели бы равняться?

– Один из лидеров, вызывающих у меня большое уважение, – швейцарская компания Schiller. Мы конкурируем с ними на наших основных европейских рынках. Уверен, что мы не хуже. В любом случае наличие такого соперника только сильнее нас мотивирует. Чтобы выиграть конкуренцию, нам нужна полностью автоматическая система, которую, как я уже говорил, мы собираемся выкатить в ближайшем будущем. Сейчас холтеровская система – это софт с большим количеством настроек и инструментов, позволяющих проводить сложное редактирование ЭКГ. Ее можно сравнить с навороченным текстовым или аудиоредактором. Но врачу нужно не обилие инструментов, а результат, и весь этот сложный софт необходим лишь для гарантии его достоверности. Когда мы полностью автоматизируем анализ и исключим участие специалиста, это станет прорывом.

QuoteВ Instagram, когда его купил Facebook, было 13 сотрудников. И таких примеров много. У нас новая постиндустриальная экономика. Прошли те времена, когда тебе нужно было иметь 40 тысяч работников, чтобы делать что-то по-настоящему стоящее.

– Как вы оцениваете ситуацию в Украине с сердечно-сосудистыми заболеваниями?

– Нужно понимать, что сердечно-сосудистые заболевания – причина смерти №1 во всем мире. В Украине ситуация, увы, традиционно хуже, чем в развитых странах. Сердечно-сосудистые заболевания являются причиной 67% всех смертей в стране, тогда как для США, Франции и Японии этот показатель равен примерно 30%. Ежегодно от этих болезней в Украине умирают более 400 тысяч человек, причем 70 тысяч – в результате внезапной остановки сердца на догоспитальном этапе, из них около половины – это наши сограждане трудоспособного возраста. Такие цифры держатся уже много лет, и позитивной динамики нет. Причин тому несколько, включая социальные.

Если говорить о медицинских факторах, то это и поздняя или неточная диагностика, и недостаточная оснащенность клиник современной медицинской техникой, и дефицит высококлассных специалистов. Последнее вызвано трудовой миграцией и низким качеством медицинского образования. В Украине делали попытку улучшить качество медицинского образования, реформировали систему экзаменов. Это правильный шаг. Для любой отрасли возможность сдать экзамен за деньги неприемлема. Но если человек идет в медицину, где от его ошибки зависит жизнь пациента, то это неприемлемо вдвойне. Поэтому нужно повышать и качество обучения, и качество последипломного образования.

– Как вы оцениваете ситуацию с COVID-19? Готова ли Украина к новой волне?

– Я вижу, что предпринимаются определенные шаги, было закуплено довольно большое количество кислородных концентраторов. Власть рапортует, что коек с кислородом достаточно. Но портативные концентраторы, на которые было направлено основное количество бюджетных денег, – простое, но не лучшее решение для больницы. Правильное решение, применяемое во всем мире, – это централизованные кислородные станции. Чаще всего портативный концентратор рассчитан на поток от 5 до 10 л/мин, а человеку в тяжелом состоянии такого количества кислорода может не хватить. Если же у вас кислород в больнице централизованный, вы можете регулировать его подачу каждому пациенту в довольно широком диапазоне. Мне кажется, что средства нужно было направить именно сюда.

Второй момент. Возьмем, например, благотворительный фонд «Свои», с которым мы сотрудничаем. Эти люди спасают многих пациентов, которых выписывают с серьезными проблемами органов дыхания. Им бы очень пригодились эти портативные концентраторы, предназначенные для индивидуального использования. Насколько я слышал, у предыдущего министра была инициатива сформировать фонд кислородных концентраторов, которые семейные врачи могли бы раздавать постковидным больным, нуждающимся в кислородной поддержке. Но это до сих пор не реализовано.

Третья проблема – это низкие темпы вакцинации. Вполне вероятно, что COVID с нами надолго. Пока человечество не придумало иного пути, кроме массовой вакцинации. Процент привитого населения у нас на порядок ниже, чем в странах-лидерах. С текущей скоростью для достижения коллективного иммунитета нам понадобится еще несколько лет. Это значит, что нам нужно ускоряться.

QuoteМы хотим, чтобы у пациента всегда был быстрый доступ к устройству холтеровского мониторирования, а у врача – возможность наблюдать за кардиограммой в режиме онлайн. Хотим сделать этот сервис доступным за счет автоматических алгоритмов; осуществлять мгновенную диагностику за счет отказа от вмешательства специалистов в процесс анализа. Сейчас мы работаем над внедрением одноразовых холтеровских рекордеров, которые можно будет купить в аптеке или разослать курьерской службой.

– Какой вы видите свою компанию через 4 — 5 лет? Чего бы вы хотели добиться?

– Я бы хотел, чтобы IMESC стала компанией, преобразующей медицину. Еще не все наши инновационные продукты широко известны в Украине, но они могут в корне изменить ваше взаимодействие с медицинской системой. Сейчас, если у вас есть проблемы с сердцем, вы записываетесь на прием к врачу, приходите, он вас обследует и назначает холтеровское мониторирование. Затем вы еще раз приходите для того, чтобы отдать регистратор, после чего кардиограмма обрабатывается с человеческим участием, и вы получаете результат в течение суток. Все это отнимает много сил, времени и средств.

Мы хотим это изменить. Мы хотим, чтобы у пациента всегда был быстрый доступ к устройству холтеровского мониторирования, а у врача – возможность наблюдать за кардиограммой в режиме онлайн. Мы хотим сделать этот сервис доступным за счет автоматических алгоритмов. Мы хотим осуществлять мгновенную диагностику за счет отказа от вмешательства специалистов в процесс анализа. Сейчас мы работаем над внедрением одноразовых холтеровских рекордеров, которые можно будет купить в аптеке или разослать курьерской службой. Я ожидаю, что через несколько лет наша компания вырастет до уровня, когда она будет в состоянии менять паттерны медицинской помощи на более удобные, надежные, точные и дешевые.

Комментарии

Все новости

Classic Picnic продолжает музыкальный сезон!

style
партнерский материал