Facebook Pixel

Помни имя свое. Трагедия Бабьего Яра

Современная технология дошла до уровня, который позволяет по фрагменту человеческой ткани, например, кости, даже пепла, найти ДНК и родных по всему миру. Можно ли использовать эту технологию, чтобы по-человечески похоронить погибших в Холокосте, начав с Бабьего Яра?

Современные технологии помогают найти своих родственников. Фото: Suzy Hazelwood / Pexels

Современные технологии помогают найти своих родственников. Фото: Suzy Hazelwood / Pexels

Моя подруга обратилась к одной из современных баз данных ДНК, чтобы найти своих еврейских родных. Сдав анализ, представляющий собой мазок слюны, она получила доступ к системе — своеобразной закрытой социальной сети, которая показала ее четвероюродных и пятиюродных братьев, сестер, тетей и дядей по всему миру. Так большая еврейская семья начала общаться, встречаться друг у друга в гостях на разных континентах.

В мире существует несколько проектов, которые за сравнительно небольшую сумму — до 100 долларов — делают ДНК-анализ происхождения по национальностям. Одни из самых активных пользователей таких баз — евреи и люди, которые пытаются таким путем подтвердить свое еврейское происхождение.

Telegram Logo

По данным MIT Technology Review, только за первый месяц 2019 года свои ДНК для определения происхождения или наследственных заболеваний сдали более 26 млн человек. В современных базах данных ДНК хранится информация о свыше 100 млн людей, часть из которых готовы открыть свои данные подтвержденным по ДНК родным.

Возможно, моя следующая мысль прозвучит горько или вызовет возмущение. Я понимаю, насколько болезненной является тема Бабьего Яра и Холокоста для душ и сердец, и заранее приношу извинения всем, кого эта идея может оскорбить. Позвольте, я скажу о себе. Увы, я не знаю моих прямых родных, погибших в Холокосте, но мой грузинский дедушка был зверски убит в 1993 году во время чисток в Сухуми, когда оттуда выгоняли грузинское население. Его, 63-летнего пенсионера, который всю жизнь делал людям только добро, пытали, а потом расстреляли. И мой папа в конце 1990-х под угрозой для жизни ездил в Сухуми только для того, чтобы по-человечески похоронить дедушку.

Я слышала разные мнения о том, нужно ли перезахоранивать тех, кто лежит в общих ямах по всей Европе, вернее, их пепел и фрагменты костей. Есть мнение, что их, погибших, не нужно тревожить, кроме случаев крайней необходимости. Например, даже раввины, противники перезахоронений, узнав о том, что на месте общей ямы планируется стройка, согласились на эксгумацию и перезахоронение по всем еврейским обрядам, насколько это возможно в данных страшных случаях.

В 2015-2016 годах почти все возможные серьезные награды в кинематографе — «Оскар», «Золотую пальмовую ветвь», «Сезар» и т. д. — получил фильм венгерского дебютанта Ласло Немеша «Сын Саула». Фильм рассказывает о человеке, который работает в Аушвице, помогая принимать приезжающих в этот ад евреев, а потом сжигать их тела в печах. Главный герой весь фильм прячет тело мальчика, которого принимает за своего сына. Он пытается договориться с находящимся в этом же лагере раввином, чтобы над телом прочитали заупокойную молитву и похоронили его согласно всем еврейским обрядам.

Я тоже спрашивала раввинов: если бы был достаточный бюджет, а технология уже есть, приемлемы ли с позиции еврейства реальная эксгумация и последующее захоронение убитых в Бабьем Яру. И получила положительные ответы.

Современные технологии позволяют уже сегодня как идентифицировать пепел в тех случаях, когда тела убитых были сожжены, так и найти фрагменты костей там, где они еще остались (при строительстве метро «Дорогожичи» находили именно кости погибших). Далее через базы ДНК можно найти живых родственников погибших в Бабьем Яру — это будут тысячи семей в США, Канаде, Израиле и Латинской Америке. Их можно спросить, хотят ли они перезахоронить своих родных? Наверняка найдутся тысячи семей, которые захотят перенести фрагменты своих родных из общей могилы с неопределенным будущим на кладбища США, Израиля и других стран. Тех же погибших, чьих родных найти не получится, можно перезахоронить по еврейском обряду, как это уже делалось.

Ходить по останкам запрещено. Строительство в Бабьем Яру продолжается прямо сейчас и, по всей видимости, вряд ли будет остановлено. Между тем еврейский закон разрешает эксгумацию в определенных случаях, и, мне кажется, что риск застройки Бабьего Яра может быть рассмотрен авторитетными раввинами как причина для разрешения эксгумации.

Я верю, что ситуацию с застройкой можно исправить. Перезахоронив останки погибших, мы как минимум избежим вопросов о том, гуманно ли ставить что-либо на территории расстрелов. Если десятки тысяч еврейских семей узнают, что в процессе эксгумации в Бабьем Яру найдены останки их погибших родных, и если им предложат принять эти останки для захоронения, а также если через базы данных ДНК подключить к процессу тысячи семей других национальностей, родные которых также лежат в Бабьем Яру. Считаю, что такой подход — это пример уважения к территории и тем, кто там погиб.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]
Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter Cmd + Enter Ctrl + Enter

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости