Почему наступает гиперинфляция и чем она опасна

Андрей Боренков
руководитель консалтингового направления BDO Украина

Продолжая тему инфляции, которую мы начали в прошлой колонке, перейдем к первой и очень опасной для экономики крайности – гиперинфляции.

Гиперинфляция – это очень быстрый рост цен. Определений гиперинфляции много, но, согласно международным стандартам, речь идет об удвоении цен за три года или быстрее. Украина проходила через гиперинфляцию в 1990-х, когда, например, за 1993 год цены увеличились более чем в 100 раз. На самом деле, формально гиперинфляционным можно назвать и период с 2014 по 2016 год, когда за три года цены на фоне резкого падения курса гривны удвоились, однако уже в 2016 году ситуацию удалось взять под контроль. Гиперинфляция крайне губительна для экономики и происходит из-за серьёзного кризиса в стране, в результате которого денег в государстве становится стремительно больше, чем товаров и услуг, которые можно приобрести.

Предположим, случилось такое: некая страна вышла из состава империи, производственные цепочки разорвались, уровень производства в стране резко упал (как и налоговые платежи). Или, например, недалекий диктатор начинает бороться с ростом цен, вводя армию в магазины, национализируя бизнес и отбирая у предпринимателей елочные игрушки, чтобы на праздники украсить улицы столицы. Или погрязший в коррупции правитель довел бизнес-климат в стране до такого состояния, что значительно проще обмениваться товарами напрямую, чем строить бизнес и использовать постоянно обесценивающуюся валюту.

Telegram Logo

Вы наверняка узнаете все эти страны, но их имена не так и важны. Важно то, что правительства в таких странах сталкиваются с достаточно типичной проблемой: резкое снижение бизнес-активности и налоговых поступлений в бюджет на фоне практически полной невозможности привлечь долг на рынке.

Армия бюджетников и пенсионеров меньше не стала, задолженность перед ними уже возникла, скоро будут (или уже начались) забастовки.

Google News Logo Подписывайтесь на нас в Google News!

Но ведь у нас под контролем национальный банк, а значит – можно «печатать» деньги. Как только такое решение принято – начинается очень скользкая тропинка, остановиться на которой может быть сложно. Национальный банк печатает деньги, которые попадают в бюджет и тратятся, наполняя экономику новыми и новыми деньгами, которые никак не подкреплены новыми товарами и услугами.

Экономику не обманешь, и баланс будет достигнут всегда: если денежная масса растет существенно быстрее экономики – цены тут же вырастут, чтобы сбалансировать спрос и предложение. В прошлый раз мы рассматривали пример, когда экономика производила 10 булочек, за которыми пришли 11 покупателей. В этом примере небольшое превышение спроса немного подняло цены и простимулировало экономику в следующем году произвести 11 или даже 12 булочек.

В текущем примере за 10 булочками неожиданно пришло 40 покупателей, которые готовы купить булочки по текущим ценам. Экономика просто не смогла ответить на такой спрос, и цены очень быстро выросли в несколько раз, пока из 40 покупателей не остались все те же 10.

Только на этом история не заканчивается. Оставшиеся 30 покупателей прекрасно понимают, что их зарплаты обесценились и уровень жизни упал, а правительство понимает, что денег теперь нужно платить еще больше. Если снова будет принято решение «печатать» деньги, чтобы срочно расплатиться по долгам, то начнется новый виток гиперинфляции.

Гиперинфляция может продолжаться годами, пока национальная денежная система не будет разрушена (население переходит на бартер или пользуется иностранной валютой, как, например, в Зимбабве) или же пока не начнется выход из гиперинфляционной спирали. Последнее – единственный путь для экономики на выход из кризиса, но этот путь связан с отказом от «печати» денег, а значит, он часто сопровождается проблемами в выплатах, дефолтом по обязательствам (пусть и временным), деноминацией (когда мы отбрасываем с новой купюры несколько нулей) или же полным переходом к новой валюте (например, от карбованца к гривне).

Украина, которую мы вспомнили в самом начале, отнюдь не рекордсмен в гиперинфляции. Один из настоящих рекордов принадлежит Венгрии после Второй мировой войны, когда в июле 1946 года цены удваивались каждые 15 часов, а максимальный номинал купюры составил миллиард триллионов или секстиллион (куда там украинским миллионам карбованцев в 1990-х!).

К 2009 году, когда Зимбабве отказалась от использования собственной валюты в пользу доллара США и фунта стерлингов, гиперинфляцию в этой стране уже было сложно оценить: даже после трех (!) деноминаций приводились примеры, когда в течение часа банка пива увеличивалась в стоимости со 100 млрд до 150 млрд зимбабвийских долларов (собственно, с точки зрения населения, смысла в такой валюте уже давно не было).

В Украине формально сделали выводы из гиперинфляции 1990‑х: было запрещено финансировать дефицит бюджета за счет эмиссии (той самой «печати» денег), однако, если нельзя, но очень хочется…

С 2005 года началась новая практика: когда правительству не хватало денег, то облигации внутреннего займа выкупали государственные банки (давали деньги правительству), а под эти облигации Национальный банк давал государственным банкам кредиты (эмиссия). Если сократить дробь – бюджет профинансировали эмиссией через госбанки, но вроде бы все по закону.

Особенно интенсивно схема использовалась во время кризиса 2014‑2015 годов (что тоже тогда сделало свой немалый вклад в инфляцию), и лишь в 2016 году схема была полностью остановлена.

Вывод будет достаточно коротким: независимость и профессионализм Национального банка – одна из основных гарантий, что будет сделано все возможное, чтобы гиперинфляция в Украине не повторилась. Кроме того, следует очень осторожно относиться к предложениям напечатать денег и выдать дешевые кредиты, чтобы увеличить спрос и подтолкнуть экономику к росту. Обычно люди очень сильно переоценивают эффект роста и сильно недооценивают эффект роста цен.

Вместо послесловия: слово «печать» все время пишется в кавычках именно потому, что немало людей уверены, что Национальный банк физически печатает деньги, разгоняя инфляцию. Все обстоит намного проще: банки имеют счета в Национальном банке, который может практически в любой момент дать какому-то банку рефинансирование, просто добавив на счет банку денег (запасов гривны у НБУ нет – он просто может в любой момент эту гривну выпустить или ликвидировать). Поэтому основной рост денежной массы происходит как раз в безналичной форме. Наличные же заказываются банками по необходимости (отдавая при этом эквивалентную сумму со своего счета), и непосредственно к инфляции они не имеют такого уж большого отношения.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии

Все новости