Facebook Pixel
Русский военный корабль, иди нах*й.
Пожертвовать на армию
×

Ирпень и Буча. Как на месте руин построить европейские города

Юлиан Чаплинский
Архитектор-урбанист
Человекоцентричность и комфорт: восстановление разрушенных украинских городов должно происходить на европейской основе. Фото: André Vaxelaire

Человекоцентричность и комфорт: восстановление разрушенных украинских городов должно происходить на европейской основе. Фото: André Vaxelaire

После всего пережитого во время войны украинское общество и власть должны понять, что восстановление пригорода Киева и других городов, разрушенных российскими оккупантами, должно происходить по новым правилам городской политики.

Мы должны покончить с лоббированием интересов депутатов, застройщиков, а в первую очередь подумать о людях и новой городской комфортной среде.

Пример Бучи или Ирпеня, пострадавших от оккупантов, может стать показательным. Они должны стать городами для людей, а не для застройщиков.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

До войны развитие этих городков, всего пригорода столицы основывалось не на стратегическом видении этих территорий, а на спекулятивном жилье. Давайте говорить откровенно: власть, местные депутаты паразитировали на земле, бездумно распоряжаясь самым дорогим ресурсом своих общин.

Что Буча, что Ирпень очень часто были в списках скандалов о незаконной вырубке сосен, лесов, зеленого полотна. Несмотря на прекрасные виды и рекреационную зону, люди в таких городках не могли жить полноценно. Их превращали в обычные анклавы – спальные районы, где нет ни работы, ни сервисов, ни комфортных условий жизни. Из-за отсутствия городского планирования и городской политики жителей просто вынуждали ехать в столицу, где развит бизнес, сервисы, сформированы места приложения труда.

Подписывайтесь на нас в Google News!

Жизнь этих людей — настоящая катастрофа. Они тратят по 2-3 часа утром и вечером в пробках, чтобы добраться до большого города, вместо того, чтобы провести эти часы в комфорте, занять себя утренней пробежкой или проехаться на велосипеде, прогуляться с детьми по парку.

Такие подходы приводят к экстенсивному развитию столицы – когда в Киеве также не хотят проводить современную городскую политику, а расширяют его за счет банального создания жилых анклавов с превышенной плотностью застройки.

Вывод из этой истории один: если в основе строительства квадратные метры, а не жизненное пространство для людей – это проблема планирования, городской политики, которой у нас нет ни в столице, ни в пригороде.

Как менять устаревшие правила градостроительства

После войны украинцам нужно забыть об устаревшем экстенсивном подходе развития городов, а начать создавать комфортные города с местами приложения труда, всем набором сервисов.

Что для этого нужно: изменить законодательство и ввести европейское городское планирование.

Если мы не хотим снова ставать на старые советские грабли, закон нужно принимать с простыми правилами градостроительства, а не спекулятивными ДБН и строительными схемами.

До войны у нас были попытки провести реформу градостроительства, но она была о том, как облегчить жизнь застройщикам, а не жителям городов. Глава партии «Слуга народа» Елена Шуляк везде рассказывала, что главной проблемой в Украине является коррупция в ГАСИ и на местах. Поэтому достаточно создать электронную систему, где все будет прозрачно, и застройщики не будут контактировать с чиновниками. Но что меняет это для людей? Ничего.

Такой подход ведет не только к еще большей высокоплотной застройке, но и к массе злоупотреблений, которые откатать назад после строительства будет нереально. Депутаты повторяют мантру «надо активизировать строительную отрасль», чтобы зарплаты были и рабочие места. Но это совсем не о регулировке пространства. И совсем не о людях, которые здесь будут жить десятки лет в ужасных условиях.

На кучу вопросов, которые задают архитекторы, просят доработать закон, депутаты отвечают: вы ненастоящие эксперты, поэтому мы вас слушать не будем. А то, что мы не допишем в законе, мы делаем на уровне нормативных актов, постановлений Кабинета Министров.

С таким подходом после войны появятся популисты, которые будут говорить: «Смотрите, какой хороший застройщик. Мы ему земли дадим – здесь было 7 этажей, ну, он построит сейчас 16. Зато он решит вопрос жилья для переселенцев, вернет людей обратно". Нас должно беспокоить то, что это приведет к еще большему дискомфорту, еще большим запаркованным улицам, еще большему уничтожению зеленых зон.

Другая проблема, что многие архитекторы старшего возраста уповают на то, что требуется исчерпывающая градостроительная документация, считая, что она спасет города от ошибок.

На самом деле это тоже не соответствует действительности. Потому что генпланы любое планирование может работать тогда, когда главным девелопером выступает государство – как это было во времена СССР. В то время государство, труд, земля, люди, деньги – все было в одних руках. Есть плановая экономика и девелопер (государство), у которого есть невероятный ресурс: он может и воду и газ подвести, нарезать под школу землю. В таких авторитарных условиях генпланы работают. А в наших условиях – нет.

Да и советские города, заложенные по таким принципам, тоже не были ориентированы на человека. Пятилетки, Ленин, съезды КПСС, заводы... Эти города имели модернистскую модель с безответственным отношением к городскому пространству: нарезали заводы и магистрали, а человеку негде приютиться.

Города — это в первую очередь не о погоне за экономическими показателями, а о человекоцентричности.

Какими должны быть новые города?

Отойти от этих устаревших подходов помогут простые инструменты, давно работающие в европейских странах. Они называются по-разному: динамический мастер план или стратегическая концепция развития ландшафта или концепции развития.

Суть состоит в принципах городской политики. Власть собирает ключевые ценности людей по развитию города, позже на их основе формирует правила градостроительства, которые вмещаются в реферат на 50 страниц. Он должен быть доступен и понятен как для мэра города, так и для обычного продавца в супермаркете или школьнике.

Речь о приоритетах как принципах развития города — базовые потребности в инфраструктуре, доступности, социоцентрическом девелопменте, о сохранении зеленого ресурсного города и исторической среды, о другом профиле улиц, о том, чтобы договориться не возводить дома выше четырех этажей. О плотности 200-250 человек на 1 кв. км по квадратному километру, а не 600–700. Эти принципы дают правильный подход, который все меняет. Любой проектант водоканала или архитектор понимают и соблюдают их. В конце концов, это создает порядок у изголовья.

Когда-то я видел правила застройки в Тироле или швейцарских кантонах – они размещаются на двух страницах формата А3. Поэтому здесь выходят из ландшафта и строят по 4 этажа, как написано в правилах, а не подминают под себя зонинг, чтобы среди застройки 2-3-этажных влупить 9-этажку, а затем подстроить документацию и процедуры под себя.

Украинский закон градостроительства нужно упростить и переписать под людей. Сегодня он состоит из 500 страниц – там черт ногу сломает.

Среди этих 500 страниц нет ни слова о том, что города не имеют права ничего строить, не имея интегрированной стратегии развития. А это очень важный вопрос.

Что такое город для людей? Это когда горожане между собой договариваются, как будет развиваться город: как город-курорт, или для жилья, или как город у предприятия. Также определяют важные места, которые нельзя застраивать, что самое ценное для города – чтобы все об этом знали. Только после этого следует объявлять конкурсы на новые кварталы, на комплексную застройку, соблюдая правила смешанной функции — чтобы на первых этажах всегда были сервисы и активности, не отдавать предпочтение автомобильному движению и т.д.

Также обязательно должно работать правило 15-минутной доступности от дома к главным сервисам: продуктовые магазины, ЦНАП, школа, сад и т.д.

Следует подумать об эффективном сообщении с Киевом – идеально будет трамвайное сообщение. Трамвай имеет транспортную способность в десятки раз выше, чем автомобиль или маршрутку.

Эти правила легко извлечь из опыта европейских стран и их имплементировать. Основное в этих правилах – работающие принципы, а не регуляции. У нас Минрегион хочет архитекторов зарегулировать – определить им размер окон и размер двери, и плотность. Но это не способствует развитию творчества архитекторов, не мотивирует инновации в зодчестве.

Городская политика – это изменения не только в законе о градостроительстве, но и изменения в налоговый кодекс. На местах нужно оставить больше денег. Чтобы не все доезжали каждый день в областной центр. Чтобы городок мог продать землю предприятию, оно платило налоги на месте и чтобы в городе была работа.

Я понимаю, что застройщики – это важно, это ВВП. Но города строятся для людей и как минимум на 50-100 лет. Впоследствии вносятся изменения, но принципы остаются неизменными — это не о застройщиках, а о комфортных условиях жизни.

Поэтому если сейчас снова будет объявлена коммунистическая «пятилетка», обещания за пять стран отстроить – мы получим в результате плохие города, которые не для людей.

Восстановление городов: опыт второй мировой

Есть разный опыт Второй мировой войны. С одной стороны, мы видели советские города, когда государство поручало целым институтам писать генплан, под это выделяли средства и строились города. Это тот самый случай, когда государство девелопер и само все решает.

С другой стороны, есть опыт восстановления Варшавы, когда 9 лет длилась дискуссия: разобрать все обломки и построить новый модернистский город, или по камню отстроить старый город, как они называют «старувка», которая является гордостью варшавян.

Опыт восстановленной Варшавы, Нюрнберга, Дрездена показывает, что они все же сделали правильно, когда воспроизвели старые кварталы и оставив дух старого города. История города, если она есть, много значит.

Например, я бы воспроизвел в Мариуполе улицы с казацкими усадьбами, создающими ауру города. Сложно сказать, что реально можно будет сделать, но в некоторых местах предстоит восстановить уникальную старину. Здесь мэр города должен стать модератором – организовать десятки круглых столов, пригласить экспертов и из Украины, Европы, вовлечь людей в разработку плана развития города – важный эмоциональный компонент. На примере обновления Варшавы объединились не только жители столицы, но и вся страна.

Буча, Ирпень, Бородянка. С чего начать?

Для Бучи, Ирпеня, всех пострадавших городов надо бы провести анализ состояния разрушения. Понять, что потеряно безвозвратно, когда кварталы нужно просто разобрать. Очевидно, нужно анализировать данные о потерях, кому-то компенсировать деньгами – потому что не факт, что все вернутся жить в Бучу. Некоторые, в которых погибли родственники, просто не захотят там жить.

Мне кажется, что государство не должно регулировать, что мы отстроим вам в том же месте квартиру или дом. Государство должно дать программу софинансирования. Возможно, кто-то хочет переехать во Львов или Черновцы или даже в Европу.

После анализа разрушения нужно собрать вместе экспертов, общественные советы и наработать совместно стратегию развития города, найти финансирование.

Конечно будут новые сооружения, проложены новые сети. Но есть возможность сделать более уютные улицы, новые площади. Необходимо спроектировать мемориалы погибшим. Оставить горожанам много зеленых зон. Это первичный мастер-план – что нужно строить и в каких формах. А дальше уже двигаться к проектированию.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Комментарии

Все новости