Украине угрожает энергетический кризис

Станислав Игнатьев
основатель «Харьковского энергетического кластера»

Запуск рынка электрической энергии происходит в рамках Третьего энергопакета ЕС. Это одно из условий сотрудничества Украины и МВФ для получения макрофинансовой помощи от ЕС в размере €500 млн в 2019 году. Для игроков рынка – это новое «окно возможностей» и огромные вызовы. Но что ожидает конечного потребителя? Возможен ли очередной энергетический кризис в стране?

Согласно прогнозу, цены на электрическую энергию для небытовых потребителей с введением новой модели рынка уже в ближайшем месяце вырастут на 5 – 6%. Это подтверждает и официальное заявление министра энергетики и угольной промышленности, который апеллирует к тому, что в Украине тариф как для населения, так и для промышленности в 2−2,7 раза ниже, чем в соседних Белоруссии и РФ.

«Мины замедленного действия», скрытые в тарифе

Кабинет Министров Украины на предпоследнем заседании пытался временно урегулировать тариф для населения, который уже на сегодня является значительно заниженным в сравнении с рыночным. В первую очередь, удержание тарифа для населения имеет политический генезис и связан с выборами в Верховную Раду, которые состоятся уже в этом месяце. Для населения тариф (при условии его «отпуска в свободное плавание») может вырасти на 40%. Но политически тариф будет содержать как действующее правительство, так и (потенциально) новое после избрания парламента.

Вместе с тем, при поднятии хотя бы на 5% стоимости электрической энергии количество субсидиантов в стране вырастет минимум на 150 – 200 тыс. человек, что пропорционально населению всего Тернополя или Луцка. Представьте нагрузку на бюджет от того, что целый областной центр перевели на жилищно-коммунальные субсидии.

Пока что возложение специальных обязанностей по компенсации низких цен для населения Кабинет Министров заложил в тариф ГП «НЭК «Укрэнерго» на передачу электрической энергии. Но казус в том, что такое решение приведет к распределению дополнительной нагрузки между потребителями, а не производителями электроэнергии, поскольку производители электроэнергии не платят тариф на передачу – этот тариф оплачивает исключительно покупатель. По утверждению руководителя «Укрэнерго», и согласно с расчетами НКРЕКП, такая модель компенсации приведет к росту цен для промышленности на 42%. По официальной информации НКРЕКП, дополнительная нагрузка на промышленность (следовательно, и на население в конечном варианте) и бюджет в результате реализации такой модели компенсации составит 37 млрд грн в год. Это вдвое превышает макрофинансовую помощь, которую ожидает Украина в 2019.

Следовательно, рост тарифа для промышленности – неизбежное явление. И это отразится, в первую очередь, на росте стоимости минимум на 13 «продуктовой корзине» (таких электроемких продуктов питания как хлеб, молоко, колбаса) и стоимости услуг коммунального электротранспорта, разницу между себестоимостью и ценой для пассажира которого муниципалитеты не способны покрывать, поскольку бюджеты уже спланированы, а новые существенные поступления не ожидаются.

Кризисы, которые кроются в угольной генерации электроэнергии

Три прошедшие недели в Украине наблюдалась аномальная жара, из-за увеличения количества производства холода (промышленные генераторы холода, офисные и бытовые системы кондиционирования) привели к существенному риску разбалансировка энергосистемы, что в конечном итоге привело к «веерным» и непрогнозируемым отключениям потребителей. Теплогенерация как основа для балансировки энергосистемы потенциально могла не справиться с поставленной задачей, поскольку вне резерва из-за отсутствия угля оказались 7 блоков ТЭС (3 – ДТЭК и 4 – «Центрэнерго», суммарной мощностью 2,8 тыс. МВт). За 10 дней жары на складах запасы угля уменьшились на 10%. Ситуация осложнилась из-за вывода в аварийный ремонт еще 8 блоков ТЭС (6 – «Центрэнерго», 1 – «Донбассэнерго», 1 – ДТЭК на 2,3 тыс. МВт). Погодные условия и вводы блоков Змиевской и Трипольской ТЭС позволили миновать кризис, но это лишь начало.

Украинские ТЭС как основа для балансировки энергосистемы сегодня не являются образцом технического прогресса. Поэтому ТЭС страны из года в год постепенно уменьшают производство электроэнергии. Модернизация энергоблоков ТЭС является процессом затратным и долговременным. Так, например, переход одного из четырех энергоблоков Змиевской ТЭС ПАО «Центрэнерго» (Харьковская область) от угля антрацитовой группы на газовый уголь стоило $50 млн. Это финансирование на данный момент возложено на плечи украинских налогоплательщиков, поскольку ПАО таких средств для инвестирования в собственном энергодивизионе не имеет, а европейские финансовые институты не кредитуют проекты, противоречащие последним енергопакетам ЕС. Поэтому весьма прогнозируемо, что генерация электрической энергии на ТЭС будет постепенно снижаться. И необходимо найти альтернативу для маневрирования в пиковые часы нагрузки на энергосеть. Лучше ситуация выглядит в области гидроэнергетики.

Во-первых, ПАО «Укргидроэнерго» активно кредитуется от Европейского Инвестиционного банка на реконструкцию оборудования и турбин. Так, только в феврале был получен очередной транш кредита на €22 млн. С сохранением тенденций развития, которые заложены сегодня ПАО «Укргидроэнерго», украинские ГЭС могут сохранить уровень производства электроэнергии как за счет обслуживания установок, так и за счет введения в действие новой Каневской гидроаккумулирующей электростанции (ГАЭС) и новых агрегатов Ташлыкской ГАЭС.

Вероятный конец «мирного атома»

Оптимистичнее ситуация, на первый взгляд, выглядит в атомной энергетике. АЭС – это базовая генерация, которая является постоянной и призвана обеспечить удовлетворение необходимого минимума потребностей. Общая генерирующая мощность украинской атомной энергетики составляет чуть более 13 ГВт. Это много, но недостаточно для удовлетворения всех нужд государства. Тем более что АЭС не в состоянии оперативно увеличивать/уменьшать производство электроэнергии. ГП НАЭК «Энергоатом» избавилась от зависимости от российского топлива, перейдя на замену ТВЭЛов от американской Westinghouse. И здесь можно было бы сохранять спокойствие, рассчитывая на этот базовый вид электрогенерации, но 12 из 15 действующих энергоблоков практически отработали свой ресурс (по данным МАГАТЭ и ГП НАЭК «Энергоатом»), хотя работают, согласно решению о продлении срока эксплуатации. Вместе с тем, это не паническое явление, поскольку каждый из реакторов имеет запроектированный запас прочности, и требует капитального ремонта корпуса реактора.

Однако такие действия не могут быть безграничными, и по данным МАГАТЭ, первым остановится 2-ой реактор южно-украинской АЭС в 2025 году. Для энергосистемы это будет значить минус 1 ГВт генерирующих мощностей. За период 2030 – 2035 годов начнется волна остановки реакторов, и в 2036 году с 13 ГВт генерирующих мощностей, останется всего 3 ГВт. И это при условии качественного и профессионального обслуживания энергоблоков АЭС, что обеспечить достаточно сложно, поскольку, по данным ГП НАЭК «Энергоатом», энергоблоки украинских атомных электростанций в первом полугодии 2016 аварийно останавливались 9 раз.

Привычная классика – дорого, но проверено

Учитывая факты, приведенные выше, к 2035 году генерация электроэнергии в Украине, по пессимистическому сценарию развития, сократится втрое. И это означает приход безвозвратного энергетического голода, спасением от которого будет попадание в энергетическую зависимость от другого государства. Вероятнее всего, избавившись от многолетней газовой иглы северного соседа, страна вынуждена будет получить новый исторический виток зависимости от энергоресурсов, теперь уже – электрической энергии. По сценарию наименьшего сопротивления развития энергетики, необходимо увеличивать генерирующие мощности тепло- и гидроэнергетики.

Однако стахановские темпы здесь не сработают. Во-первых, гидроэнергетический ресурс рек ограничен. Экономически эффективный гидроэнергетический потенциал в Украине использован лишь на 60%, поэтому для освоения доступны 4 ГВт (что эквивалентно 4 энергоблоков АЭС). Вместе с тем, эта цифра является реалистичной, поскольку на сегодня объединенные энергосети Украины способны принять 5,4 ГВт электроэнергии (по данным ГП «НЭК «Укрэнерго»). Во-вторых, развитие ТЭС требует использования дополнительных ресурсов топливных полезных ископаемых (дефицитных угля или газа) или экологически опасного мазута.

Существенным препятствием развития теплогенерации является невозможность кредитования строительства новых генерирующих мощностей за счет международных (в первую очередь, европейских) финансовых институтов (из – за экологических ограничений). Поэтому такие проекты или войдут в тариф на электрическую энергию как инвестиционная составляющая, или же могут быть реализованы за счет средств государственного бюджета и внутренних инвестиций. Последнее является достаточно ограниченным ресурсом и позволит построить не более 2,3−3 ГВт в ближайшие 7 – 8 лет.

По технократическому сценарию, украинская энергетическая система должна обогатиться за счет строительства новых реакторов АЭС. В среднем сооружения энергоблока в 1 ГВт стоит $5 млрд. Мировая практика показывает, что возведение одного энергоблока займет 10 – 12 лет (это среднемировые значения). Однако такой проект кредитуют страны, которые уменьшают ядерную зависимость, но имеют потребность в электрической энергии. Валютная выручка 1 ГВт энергоблока АЭС от экспорта электроэнергии в ЕС составляет до $2 млрд. Поэтому возврат такого кредита не превышает 8 – 10 лет и является удачной государственной инвестицией. Но возникают общественные и экологические риски в зоне возведения новых реакторов.

Вместе с тем, для восстановления 10 ГВт энергоблоков АЭС необходима инвестиция в $50 млрд, которая для украинской кредитной истории является крайне «тяжелой» для получения международного займа. К тому же есть проблема с проектированием и строительством реакторов, в чем значительный успех имеет РФ, но в геополитическом отношении является крайне невыгодным партнером. Есть разработки и реализованные проекты в Китае и Чехии, но возникают риски эксплуатации. Американская школа атомной энергетики готова предоставить Украине проекты с полным циклом возведения, но это увеличит инвестиционную смету строительства почти вдвое.

Зеленое спасение украинской энергетики

По всему миру активно распространяется «зеленая» (альтернативная) энергетика. В ряде стран, например, в Германии, Исландии, Швеции, Дании, она вытесняет (а в некоторых случаях и заменяет) атомную и теплоэнергетику. Преимуществ здесь очень много – от высокого уровня экологической безопасности до простоты строительства (особенно солнечных электростанций) и быстрой окупаемости.

Приведем простой расчет экономической эффективности альтернативной энергетики. Модернизация одного энергоблока Змиевской ТЭС ПАО «Центрэнерго» стоит $50 млн, что позволит повысить производство электроэнергии на 10 – 15 МВт (проект займет 2 года). Используя инвестицию в $50 млн, за полгода можно возвести и подключить к сети 55 – 60 МВт мощностей солнечных электростанций.

Однако для этого проекта понадобятся 110 – 115 га земель, что в Украине (при наибольшем в Европе коэффициенте распаханности площади) крайне трудно. Итак, вопросы продвижения земельной реформы, введение открытого и прозрачного рынка земель являются одним из важнейших препятствий развития альтернативной энергетики.

С другой стороны, препятствия для развития формируют отсутствия зеленого света для «дешевых» кредитов с целью развития украинской альтернативной энергетики. Следует отметить, что экономические расчеты для определения срока окупаемости «зеленой» энергетики делаются на основе продажи энергии государству по «зеленому тарифу», который сегодня в стране колеблется (устанавливается для каждого продавца отдельно) от 15 до 19,5 евроцентов за 1 кВт/час. В пересчете на гривны получаем стоимость «зеленой» энергии на оптовом рынке примерно 5 гривен 63 копейки.

Для потребителя (с учетом стоимости транспортировки, потерь и надбавки организации-продавца) цена возрастает уже примерно до 7,5 гривен за кВт/час. Понятно, что конечные потребители не платят такую цену – компенсация различных тарифов осуществляется за счет дешевой энергии от АЭС, где себестоимость кВт/час составляет приблизительно 42 – 45 копеек – в 13 раз ниже, чем «зеленый тариф». Если АЭС исчезают и их мощности замещаются станциями, которые работают на «зеленом тарифе», то украинцы (как бытовые потребители, так и промышленность) вынуждены будут платить за электроэнергию как минимум в 5 – 7 раз дороже (учитывая заявленные планы правительства относительно постепенного уменьшения «зеленого тарифа»).

Однако новеллы украинского законодательства относительно «зеленых аукционов» для генерирующих мощностей солнечных электростанций от 1 МВт приведут к существенному замедлению рынка солнечной энергетики и сократят приход внешних инвестиций.

Потребляем разумно

На 1991 год, когда Украина получила в свое распоряжение энергосистему УССР (с того момента она не очень изменилась) бытовое потребление не превышало 30% от общих объемов. Сегодня, с учетом увеличения в разы количества приборов домашней бытовой техники, разрастание жилищного фонда страны на 38% привело к поглощению бытовым потреблением до половины общей производимой электрической энергии. И здесь возникает проблема пиковой нагрузки на энергосеть, которая возникает в вечерние часы. С одной стороны, промышленные объекты продолжают работать, увеличивается количество единиц городского электротранспорта, а в домах включаются приборы нагрева воды и теплоносителя, освещение, электроплиты и телевизоры.

Именно для преодоления этих пиков увеличивается генерация электрической энергии за счет сжигания большего объема угля на украинских ТЭС. Следует отметить, что в такой культуре, точнее ее отсутствия, энергопотребление, вопрос энергонезависимости страны и угрозы энергетического голода стоит не только перед правительством, но и перед каждым гражданином. Так, например, если заменить 10 ламп накаливания в 15 млн украинских домохозяйств на энергосберегающие, то можно экономить в часы пиковой нагрузки 2,2 тыс. – 2,5 тыс. МВт электроэнергии – ровно столько, сколько генерирует Змиевская ТЭС.

А такой проект с его комплексным финансированием даст очень быстрый эффект. Вместе с этим, Украина имеет одну из самых высоких долей энергопотребления в $100 ВВП – аж 42, при чем в Китае – 14, а в Германии – всего 4. Поэтому, параллельно с модернизацией энергогенерирующих мощностей, Украина должна стать европейским лидером по тенденциям внедрения энергосберегающих технологий как в промышленности, так и в быту, формируя культуру рационального использования электрической энергии. А это уже название целой правительственной программы.

Следовательно, от стремительного роста цен на электрическую энергию из-за введения нового рынка Украина «придет в себя», вероятно, благодаря уменьшению в первую очередь энергозатрат на бытовом уровне и политике энергосбережения. Правда, впереди большой энергетический кризис, связанный с устарелостью технологий и генерирующего оборудования, которое уже в ближайшие 10 лет более чем на 50% может быть выведено из эксплуатации. И это вызов, который стоит перед энергетической отраслью и всем населением страны.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: kolonka@thepage.ua

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии

Все новости

В Израиле впервые начался суд над действующим премьер-министром страны

Контекст. Суданская комиссия по борьбе с коррупцией решила конфисковать активы бывшего президента Омара аль-Башира и близких к нему людей на $4 млрд. Омар аль-Башир, руководивший Суданом в течение 30 лет, был отстранен от власти в апреле 2019 года после многомесячных акций протеста. Власти конфисковали у него 6,9 млн евро, $351,7 тыс. и 5,7 млн суданских фунтов (около $130 тыс.). Он хранил деньги в секретной комнате, которую нашли во время обыска в президентском дворце. В декабре 2019 года 75-летний Омар аль-Башир был приговорен к двум годам лишения свободы по делу о коррупции. Из-за достижения преклонного возраста он отбывает наказание не в тюрьме, а в социальном учреждении.

Одесский стадион «Черноморец» продали с 17-й попытки. Цена упала на миллиард

Правоохранители взялись за преследование бывших собственников обанкротившихся банков. Олега Бахматюка, экс-владельца «VAB банка», объявили в розыск в конце ноября. А в начале декабря – экс-владельца банка «Финансы и кредит» Константина Жеваго. Подобными преследованиями рассчитывают добиться возврата денег. В интервью The Page Светлана Рекрут, руководитель Фонда гарантирования вкладов, сказала, что несмотря на большое количество уголовных производств, пока бывшие владельцы банков не вернули ни копейки.

Активы 25 богатейших людей мира с марта выросли на $255 млрд – Forbes

Состояние 25 богатейших людей мира за два месяца пандемии COVID-19, после 23 марта, увеличилось на $255 млрд, сообщил Forbes. Суммарно оно достигло почти $1,5 трлн – это около 16% состояния всех миллиардеров в мире.