Террор, обыски и вымогательства. Почему силовики приходят в IT-компании

Фото: УНИАН

Фото: УНИАН

Украинский IT-сектор растет невероятными темпами. По итогам 2019 года IT-экспорт из Украины увеличился до $4,2 млрд, что на 30% больше, чем в 2018-м. Об этом свидетельствуют данные платежного баланса Украины, сообщили в Ассоциации IT Ukraine.

Рост выручки всегда привлекал внимание силовых органов, которые частенько использовали самые прибыльные отрасли для собственного обогащения. Похоже, что IT по этому показателю стабильно выходит на первое место в стране.

The Page совместно с компанией MGID разбирались в том, что стоит за обысками в крупнейших IT-компаниях страны.

Telegram Logo

Что произошло

27 февраля киберполиция неожиданно нагрянула с обысками в продуктовую IT-компанию MGID — одну из крупнейших в Украине технологических платформ по размещению рекламы в интернете. У компании изъяли серверное оборудование, компьютеры и документы. Также забрали деньги, которые могли быть платой за рекламу. Обыск проводился грубо, со множество нарушений законодательства. Сотрудников компании положили лицом в пол, остальных — выстроили шеренгами вдоль стен в коридоре и держали в таком положении некоторое время. Избили охранника, ломали, крушили все, что попадалось на пути, и все, что им не нравилось.

В самой MGID расценили произошедшее как попытку парализовать деятельность компании.

«Мы не можем наверняка утверждать, кто является заказчиком. При этом допускаем, что есть пару основных вариантов. Первым и самым вероятным мы считаем ситуативное совпадение интересов какой-то части медиабизнеса, которая медленно, но уверенно теряет бюджеты рекламных клиентов и пытается оправдаться перед менеджментом или заработать на подобных мероприятиях, – рассказывают в компании. – А также интересов правоохранительных органов, которые уже не раз были замечены в стандартной для них практике грабежа IT-компаний с последующей торговлей за выкуп».

«Обыски нарочно проходят максимально брутально. Чем больше силы правоохранители показывают, тем больше «бабок» они смогут потом потребовать в качестве взятки. Если бы пришел интеллигентный мальчик с бабочкой или галстуком и портфельчиком и попросил бы дать флешку, ему бы точно ее дали, – поясняет ситуацию генеральный директор инвесткомпании Concorde Capital Игорь Мазепа. – Но только в этом случае он не может вымогать миллионы или десятки миллионов гривен взяток. А это пришли менты в бронежилетах, в касках, с автоматами. Боишься? Конечно, боюсь. Тогда с тебя больше бабок, если ты больше боишься. Вот и вся их логика».

Случай с MGID далеко не единственный. Вот пять примеров обысков в IT-компаниях, которые имели место за последние три года.


Январь 2018 года

Сотрудники СБУ провели обыск в офисе партнерской компании Lucky Labs «Софт Солюшнз ЛТД». Как сообщила пресс-служба компании, речь шла о заказной атаке со стороны СБУ. Это подтверждает и то, что решение об обыске, предъявленное силовиками, касалось компании ООО «Айти-Солюшнс», не имеющей никакого отношения ни к «Софт Солюшнз ЛТД», ни к компании Lucky Labs.

Провокации в адрес Lucky Labs со стороны правоохранительных органов имели место и ранее. В 2015-м в их офисе провела обыск налоговая полиция. Тогда было изъято 111 единиц техники. В 2016-м в компанию с еще одним обыском наведались сотрудники СБУ. Тогда действия оперативников парализовали работу компании на полгода.

В компании действия силовиков связывали с корпоративным конфликтом.


Март 2018 года

СБУ провела обыски с изъятием оборудования в трех IT-компаниях в Виннице: Pillar, iPan, Vinconet. Все – на основе постановления Шевченковского районного суда Киева с целью изъятия электронных носителей информации, используемых для функционирования и администрирования четырех сайтов. Обыски проводились по подозрению в разработке игрового ПО.

«В офисе находятся три различных IT-компании. Сотрудники СБУ об этом просто не хотели слышать. Приехали руководители предприятий, подали все документы, подтверждающие их пребывание в данном помещении, а также подтверждение, что никакого отношения к данным сайтам они не имеют. Но это никого не интересовало. Как не интересовало и то, что, забрав технику, они остановят работу ни в чем не повинных компаний, тем самым сорвав исполнение иностранных контрактов», — рассказал юрист Pillar Роман Корченюк.


Ноябрь 2018 года

В Виннице нагрянули в одну из крупнейших местных IT-компаний Letyshops. Обыски прошли одновременно в офисе, а также в квартире владельца компании.

«Представители СБУ закрыли директора и собственника Letyshops Игоря Гнатовского в его же личной квартире», — сообщил тогда глава Винницкой IT-ассоциации Дмитрий Софина.

По словам Софины, понятых и свидетелей на обыске не было.


Апрель 2019 года

В редакцию Finance.ua пришли с обыском представители полиции и прокуратуры. В результате 11-часового обыска у сотрудников компании забрали рабочие компьютеры, а из серверной вынесли все серверы.

«К неожиданностям в виде обысков мы начали готовиться еще во времена Януковича, — говорил директор Finance.ua Сергей Виндерских. — Поэтому сайт продолжает работать, даже если выносят наши серверы в Украине».


Сентябрь 2019 года

НАБУ провело обыски в IT-компании SAP Ukraine. Это украинское подразделение немецкой IT-корпорации SAP — одного из крупнейших производителей корпоративного ПО с оборотом в 24,7 млрд евро. Как заявил руководитель SAP Ukraine Максим Матяш, работа компании была заблокирована на месяц. Тогда он призвал премьер-министра Украины Алексея Гончарука обратить внимание на обыски и проконтролировать работу правоохранителей. Гончарук в свою очередь посоветовал директору SAP Ukraine передать информацию в Кабмин.


Чем опасны обыски

Компьютеры и серверное оборудование – это рабочие инструменты айтишников. И потеря средств производства, особенно при повторных проверках и выемках восстановленного оборудования, приводит к полной остановке бизнеса.

Поэтому обыски часто проводятся не с целью забрать то, что можно использовать для получения информации, а больше для того, чтобы нанести максимальный материальный и моральный ущерб. Например, при обыске в MGID были украдены мониторы, личные телефоны сотрудников, деньги, райтеры, практически все ценные вещи; сломаны двери, вырвано «с мясом» оборудование; а людей выстроили в коридоре под дулами автоматов.

«Все это свидетельствует о том, что компанию по какой-то причине хотят запугать. Это может быть как вытеснение успешного бизнеса с целью занять нишу, так и дальнейший торг по поводу его продажи», – полагает учредитель и CEO Creative States Илья Кенигштейн.


Последствия для государства

То, что происходит на рынке ІТ-услуг, воспринимается бизнес-сообществом исключительно как рейдерство.

«Это элемент дестабилизации работы компании и тревожный сигнал для всей отрасли. IT-компании не понимают, к чему готовиться и как планировать свою деятельность, учитывая то, что эти атаки не имеют под собой реальной подоплеки», – говорит исполнительный директор Европейской Бизнес Ассоциации Анна Деревянко.

The Page выделило последствия проводимых атак.

  • Отрицательное влияние на инвестиционный имидж страны: любой инвестор изучает не только положение дел в стране в целом, но и в интересующей его индустрии. Команда президента Владимира Зеленского декларирует $50 млрд. новых инвестиций, но пока не справляется с задачей сохранения текущих. Если посмотреть на оффшорность стран с прямыми инвестициями в Украину, то становится понятно: большинство этих денег – то, что было украдено раньше, и что заводят под те или иные цели в страну.
  • Ease of doing business index: защита прав инверторов является одним из основных критериев, которые принимаются во внимание при расчете этого индекса. Украина находится на 71-м месте, хотя Россия – на 31-м, а соседняя Польша – на 33-м. Причем война прямо не влияет на этот индекс и, соответственно, не может приниматься за отговорку. Безусловно, обыски в IT-компаниях крайне отрицательны для рейтинга Украины.
  • Прямой экспорт IT-услуг приносит экономике Украины около $8 млрд, тогда как, например, транзит газа – $3 млрд. Правда, в отличие от экспортеров газа либо стали, IT-компании находятся под постоянным прессингом правоохранителей. Но это лишь вершина айсберга. Сейчас Украина – это просто рынок «гребцов», т. е. больших аутсорсинговых компаний, которые приносят сюда работу и доходы, но при этом не создают здесь сам продукт с добавленной стоимостью, который и должен приносить максимальную прибыль.
  • В последнее время очень сильно выросла конкуренция за IT-специалистов с соседними странами и Прибалтикой. Украина теряет тысячи специалистов в год, которые уже переезжают в более защищенную и для них лично, и для самого бизнеса среду.

Выводы

Пока что в Украине не так много успешных IT-компаний, которые известны на зарубежных рынках, но все равно есть достаточно большое количество положительных примеров. Но, с другой стороны, у большинства мелких и средних продуктовых IT-компаний нет ресурсов для борьбы с репрессивной государственной машиной. Поэтому многие выбирают метод договориться и выплатить мзду вместо того, чтобы защищать интересы в неработающих судах.

Самое главное, что за все время нет ни одного обвинительного вердикта в результате проведения таких следственных действий. Соответственно, все обыски либо были неудачно инициированы непрофессиональными органами, либо (и об этом говорят все) просто являются методом систематического давления на бизнес с целью наживы.

«Мы работаем по всему миру и иногда получаем запросы от соответствующих органов власти в разных странах, но нигде нам не ломали дверь в офис и не забирали все оборудование. Мы всегда сотрудничаем как с правообладателями, так и с контролирующими органами и судебной властью, – рассказали The Page в MGID. – MGID не является собственником, не администрирует, не финансирует и любым другим способом не влияет на работу более 30 000 сайтов-партнеров, зарегистрированных в сети согласно нашим TOS. А тем более будто бы пиратских сайтов, перечень которых нам даже не сообщили. Более того, мы ни разу не получали никаких претензий от правообладателей о нарушении их прав».


Возможное решение

Попыткой остановить непрекращающиеся атаки силовиков является внесенный в середине января в Верховную Раду законопроект «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс (УПК) Украины и Уголовный кодекс (УК) Украины (относительно совершенствования порядка применения отдельных мер обеспечения уголовного производства)».

Авторами законопроекта выступили более двух десятков депутатов. Среди них – и бывший председатель правления Интернет Ассоциации Украины Александр Федиенко из партии «Слуга народа», и Кира Рудик из «Голоса», работавшая в IT-сфере.

Документ предусматривает ограничения и ответственность силовиков за излишне рьяные действия. Например, народные избранники предложили дополнить статью 167 УПК еще одним, третьим пунктом, в котором запрещается изымать устройства для обработки, передачи и хранения электронной информации или их составляющие. А также нарушать работу компьютерных и других сетей, если орудием, средством или предметом уголовного преступления выступает информация, которая в них содержится.

В Криминальном кодексе появились статьи об ответственности правоохранителей за попытки незаконных обысков. В частности, если они умышленно нарушат порядок доступа, изъятия или ареста имущества, им грозит до пяти лет лишения свободы. Если же правоохранители своими действиями или бездействием нанесут большой вред – от пяти до восьми лет тюрьмы.

Для особо «отличившихся» силовиков в законопроекте есть наказание в виде лишения свободы от семи до двенадцати лет. Это за ущерб в особо крупных размерах – на сумму, которая в 600 и более раз превышает необлагаемый минимум доходов граждан (17 грн.) – при умножении получается 10,2 тыс. грн.

«В принципе без усиления ответственности силовиков остановить шквал обысков будет невозможно. Принятие документа – единственный шанс решить проблему сразу и кардинально», – уверен Илья Кенигштейн.

Анна Деревянко

Анна Деревянко — Исполнительный директор Европейской бизнес ассоциации (ЕБА)

Такие атаки для государства могут быть опасны тем, что ІТ-индустрия просто прекратит развиваться, участники рынка сменят свою дислокацию, переедут в другие страны. ІТ-бизнесу необходима стабильная, предсказуемая бизнес-среда, предсказуемая экосистема. И если она постоянно в таком турбулентном режиме, это не стимулирует желание компаний спокойно развиваться и инвестировать. Государство должно обеспечить гарантии стабильной работы IT-компаний, чтобы они не сидели как на пороховой бочке каждый раз и думали, придет к ним проверка или нет, а могли спокойно работать. Для ІТ-индустрии же часто наезды являются основанием просто пересмотреть свои бизнес-планы. Государство, безусловно, только проигрывает от подобных вещей.

Илья Кенигштейн

Илья Кенигштейн — учредитель & CEO Creative States

У нас крайне печальная общая статистика обысков IT-компаний. Она говорит о том, что в большинстве случаев правоохранители просто занимаются рейдерскими атаками. Они коррумпированы до мозга костей, причем на среднем уровне. Безусловно, маски-шоу, по сути, являются поводом для вымогательства и шантажа. Причем эпидемия такого рода обысков распространяется сильнее, чем коронавирус. Пока не появится неотвратимость наказания для правоохранителей, силовики будут и дальше не защитниками, а вымогателями. И, конечно, они будут смотреть в сторону ІТ-компаний, потому что те зарабатывают хорошие деньги. Обыски – это порочная практика родом из «совка», когда государство является репрессивным элементом, занимающимся фактически подавлением какого-либо инакомыслия. Силовики не понимают, что представляет собой ІТ-отрасль. Ведь айтишники могут совершенно спокойно вычеркнуть Украину, переехав в любую другую страну. И так уже риски слишком высокие почти по всех отраслях.

Игорь Мазепа

Игорь Мазепа — Гендиректор инвесткомпании Concorde Capital

Практически все наезды на IT-компании закончились тем, что правоохранители взяли мзду и исчезли. Я так понимаю, что мздоимство – это основная цель этих атак. Иначе кого-то засудили бы. А так есть десятки случаев, которые имели место. Государство не получило ни копейки денег от этих наездов, но понесло репутационный ущерб. В результате обозлены все, а айтишники в первую очередь.

Андрей Колодюк

Андрей Колодюк — Основатель и управляющий партнер венчурного фонда AVentures Capital

Обыски и рейдерство против IT-компаний применяют с единственной целью – взять их под «крышу». Рейдерство – это изъятие ресурсов в обмен на определенные услуги со стороны правоохранителей. Неуверенность в системе приводит к тому, что многие подумывают о переводе своего бизнеса за пределы Украины. В данном случае Украина теряет с точки зрения инвестиций, уплаты налогов, рабочих мест. Каждый обыск уменьшает шансы страны привлечь инвестиции. Зачем выносить серверы, зачем останавливать работу предприятия, если вы можете всю необходимую информацию скопировать? До сегодняшнего дня механизм копирования информации вместо выноса непосредственно носителей не сдвинулся с мертвой точки. Когда органы закупят оборудование, начнут копировать информацию, а не выносить серверы, у нас все изменится. Почему до сих пор не покупают серверы для копирования информации – это отдельный вопрос, который надо задать киберполиции. Но если это сделать, работать будет намного проще. Пришли, скопировали, пошли дальше. И нет масок-шоу, нет напрягов. Это будет плюс для страны, инвестиций и собственников.


Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии

Все новости

В КГГА прокомментировали обвинения прокуратуры в растрате денег при строительстве Большой Окружной

Прокуратура города Киева обратилась в суд с иском о признании недействительным договора, который уже заключен, на осуществление дополнительных работ по строительству части Большой Окружной дороги (от проспекта Маршала Рокоссовского до улицы Богатырской) на сумму свыше 354 млн грн. Однако на данный момент финансирование этого договора не происходило.

К дому Смолия привезли гроб и венки. Реакция НБУ

Вечером 8 июня на въезде в поселок, где живет бывший глава Национального банка Яков Смолий, неизвестные оставили похоронные венки, гроб и плакаты с различными обвинениями, сообщил он на своей странице в Twitter.

«Укрзализныце» отсрочат выплату дивидендов в госбюджет

Кабинет министров поддержал законопроект Министерства инфраструктуры о переносе выплаты «Укрзализныцей» дивидендов за 2018-2019 годы до 31 декабря 2020 года.