Facebook Pixel

Чего боится Лукашенко и ждать ли Киеву нападения российских войск через Беларусь

Фото: president.gov.by

Фото: president.gov.by

О любом диктаторе и тиране, как о подвешенном вверх ногами деревянном Буратино, трудно сказать, «жив пациент или нет». Физиологически якобы да, но личность такого тирана давно умерла. Впрочем, если без софистики, то речь идет об Александре Лукашенко — лице, именующем себя президентом Беларуси, хотя его победа на последних выборах цивилизованными странами не признана. Лукашенко решил перестраховаться и ввести определенные превентивные меры — на тот случай, если со своего нынешнего мертвого состояния он перейдет в еще мертвее.


Что случилось?

Если конкретнее, то речь вот о чем — 9 мая был подписан, а 10-го опубликован документ, который сам Лукашенко анонсировал как венец своего многолетнего правления. Этот документ регламентирует действия власти в случае насильственной смерти главы государства.

Называется опус коротко, но пафосно: «О защите суверенитета и конституционного строя». В преамбуле сказано, что Лукашенко подписал документ, осознавая ответственность перед «нынешним и будущими поколениями граждан страны за сохранение суверенитета Республики Беларусь, обеспечения ее национальной безопасности и территориальной целостности, мира и спокойствия, защиты жизни и здоровья людей в условиях глобальных вызовов и угроз».

Telegram Logo

В соответствии с декретом Лукашенко, в случае гибели президента республики в результате покушения на его жизнь, совершения теракта, в результате внешней агрессии или других действий насильственного характера «немедленно на основании решения Совета безопасности» в стране вводится чрезвычайное или военное положение.

После этого все госорганы, организации и граждане действуют в соответствии с решениями Совбеза. А тех руководителей, которые не подчинятся этому решению, Совет безопасности имеет право уволить и заменить другими. Свои решения этот орган принимает путем тайного голосования большинством, но не менее чем двумя третями голосов постоянных членов. Председательствует на заседаниях Совбеза премьер-министр.

Интересно, что первое упоминание о декрете прозвучало 17 апреля. Лукашенко, анонсируя документ, назвал его «одним из самых принципиальных решений за четверть века президентства». Декрет должен определить, «как будет выстроена власть в Беларуси», если Александра Лукашенко вдруг не станет. «Главная цель — чтобы «они» не получили власть даже в этом случае», — отметил Лукашенко. Но самого интересного не рассказал и кто такие «они», не конкретизировал.

Поскольку у Лукашенко — не только семь пятниц, но и семь врагов в неделю. В начале его последней избирательной кампании на суверенитет Беларуси, согласно версии властей, зарилась Россия, которая отправила сюда вагнеровцев. Затем захватить Белоруссию хотела Польша при поддержке сил НАТО. Еще позже террористами были объявлены лидеры протестов Светлана Тихановская и Павел Латушко.

Наконец, по последней на данный момент версии, убить Лукашенко распорядился лично президент США Джо Байден и нанял для этого литературоведа и публициста, бывшего соратника Лукашенко Александра Федута, а еще Юрия Зенковича (адвоката, который сейчас проживает в США), лидера оппозиционной партии «Белорусский народный фронт» Григория Костусева и нескольких белорусских эмигрантов.

Реагируя на декрет, белорусские эксперты говорили о том, что он противоречит Конституции страны, статья 89 которой гласит, что в случае невозможности выполнения президентом своих обязанностей власть переходит к премьер-министру. Так, например, кандидат в президенты Светлана Тихановская утверждала, что появление декрета — результат протестов, которые заставили Лукашенко задуматься об уходе.

Примем версию Тихановской как рабочую (хотя и маловероятную) и посмотрим, что думают по этому поводу украинские политологи, с которыми пообщалось The Page.

«Бацькины» фобии, проход «между капельками» и надувание щек

Заместитель директора Украинского института исследования экстремизма Богдан Петренко считает, что Лукашенко просто набивает себе цену. А еще — давит на жалость, что очень характерно и для нашего истеблишмента, который любит иногда появляться на людях в инвалидной коляске и под клетчатым одеялом.

«Лукашенко навязывает обществу мысль о своей важности. Потому что весь алгоритм передачи власти должен быть прописан в Конституции Беларуси еще на этапе становления института президентства (собственно, он там и есть). Это во-первых. А во-вторых, Лукашенко хочет подчеркнуть, что все покушения на него — реальны. И что те белорусы, которые поддерживают Лукашенко (а есть и искренние его сторонники), должны бояться потерять его и стабильность в стране».

Богдан Петренко

Богдан Петренко

Политолог

А на уточняющий вопрос о том, как на этот спектакль реагируют в Кремле, отвечает так: Россия подыгрывает Лукашенко. Даже несмотря на то, что он не идет на то полный и глубокий контакт, который хотелось бы Москве, он является давним, понятным, удобным и вполне прогнозируемым партнером, объясняет эксперт.

«Чего не скажешь о преемнике Лукашенко, кто бы им не стал. Хотя понятно, что и этот человек тоже будет ориентироваться на Россию, но, возможно, не в той мере, как нынешний президент. После принесения присяги новым президентом не исключены неприятные для Кремля сюрпризы».

Богдан Петренко

Богдан Петренко

Политолог

Несколько иначе видит ситуацию директор Института мировой политики Евгений Магда.

«Лукашенко с августа прошлого года, с президентских выборов, где его объявили победителем с результатом, слишком далеким от реального, чувствует себя в неприятной ситуации. С одной стороны, Запад продемонстрировал, что не будет иметь с ним дела. А с другой стороны, вряд ли ему хочется быть полностью подчиненным Путину. Он ищет возможности (в меру своих способностей) остаться формально независимым, но при этом идти в кильватере России».

Евгений Магда

Евгений Магда

Директор Института мировой политики

Что же, в переводе на украинский это называется «пройти между капельками». Хотя автор этого известного выражения, первый президент Украины Леонид Кравчук, был, конечно, куда как более тонким и гибким политиком, чем прямолинейный «бацька» белорусов.

«Вспомним, что Путин в своем послании вспомнил о якобы покушении на Лукашенко. И теперь Лукашенко действует в этом русле. Он якобы раскрыл покушение, о чем можно долго говорить, но понятно, что речь идет об операции спецслужб, то есть здесь ничего нового. Лукашенко пытается защищаться, но он слишком глубоко увяз в зависимости от России. Проблема же для Украины в том, что кто бы ни сменил Лукашенко на посту, новый президент также будет пророссийским. Даже если он пройдет как кандидат от демократической оппозиции».

Евгений Магда

Евгений Магда

Директор Института мировой политики

Впрочем, ситуацию, «что будет в том случае, если Лукашенко таки исчезнет», мы смоделируем чуть позже. А пока — третья и последняя версия происходящего, от политолога Кирилла Сазонова.

«Лукашенко боится того, что ему помогут умереть. А сделают это его русские друзья, которые после этого помогут передать власть премьер-министру — более лояльному, чем Лукашенко, для быстрой и успешной интеграции Беларуси в Россию. Поэтому Лукашенко пытается сложить пазлы таким образом, чтобы в случае его смерти никто из бенефициаров этого события не получил свою порцию преференций. Чтобы живым он был выгоднее, чем мертвым».

Кирилл Сазонов

Кирилл Сазонов

политолог

Он добавляет, что для Запада, то после того, как там белорусские выборы не признали, Лукашенко стал полностью неприемлемой фигурой. Более того, он стал неприемлемой фигурой не только для Европы, но и для соседей, в частности, Украины.

«У себя в стране он еще удерживает власть, и очень хочет ее закрепить, не отдавая всю ее в жертву Кремлю. А Кремль тем временем стремится уже сейчас получить определенные бонусы, особенно перед выборами в Госдуму. Для этого Лукашенко максимально запутывает ситуацию, вспоминая и СНБО, и чрезвычайное положение».

Кирилл Сазонов

Кирилл Сазонов

политолог

О профите Кремля и опасности для Украины

Упомянутые выборы в Госдуму России состоятся в сентябре 2021-го. На момент их проведения Кремлю крайне важно укрепить имидж «собирателя земель». Поэтому, как сообщают российские СМИ, в ОРДЛО для «новых русских», то бишь для жителей оккупированных территорий, тоже откроют участки.

Другая «скрепа» предназначается для Беларуси. Это государство до осени должно упасть в объятия Путина и завершить процесс создания совместной с РФ конфедерации. А если Лукашенко окажется на это не способным, его заменят на другого пешку, более договороспособную.

«О совместном союзном государстве снова будут говорить осенью, во время выборов в Госдуму. Кремлю понадобятся доказательства того, что Россия способна проводить подобные объединения и возрождать СССР хотя бы в составе двух участников. Но на самом деле есть большие сомнения, что этот проект будет реализован».

Евгений Магда

Евгений Магда

Директор Института мировой политики

Впрочем, если найдется человек, который захочет осуществить прихоть Путина в обмен на возможность стать российским наместником в Минске, то почему бы и нет? — парирует Сазонов.

«Понятно, что в Беларуси все политики являются лояльными к Кремлю, но в то же время каждый может захотеть играть в свою игру. Следовательно человеку, который станет и.о. президента Республики Беларусь, можно пообещать любую поддержку — медийную, организационную и т.д., и он обменяет любые уступки, выгодные России, на возможность встать у руля пожизненно».

Кирилл Сазонов

Кирилл Сазонов

политолог

Тем более, что на ход выборов и на установление результата непосредственное влияние окажут «люди в погонах». В случае, если Лукашенко не станет, возникнет интересная коллизия, говорит Сазонов: по закону власть должна перейти к главе правительства, а по декрету Лукашенко — в местный аналог нашего СНБО.

Так возникнет два центра власти, но, по большому счету, решение будут принимать силовые структуры — МВД, КГБ и армия.

Quote«На кого они поставят, тот и станет президентом. А мнение народа здесь, конечно же, никакой роли не будет играть», — уверен эксперт.

Но даже если бы vox populi что-то и весил, выбирать в Беларуси не из кого.

«Даже нынешняя демократическая оппозиция Беларуси все равно держит курс на Россию. Или в лучшем случае на то, чтобы быть неким мостиком между Беларусью и Западом. Та же Тихановская опирается на Запад вполне вынужденно».

Богдан Петренко

Богдан Петренко

Политолог

Ход президентских выборов в Беларуси был бы сложным, отмечает Магда.

«Нет партийной системы, нет частного капитала (в привычном для Украины виде), но на предприятиях есть заместители по идеологии и тому подобное. Это скорее будет напоминать выборы в Советском Союзе времен перестройки».

Евгений Магда

Евгений Магда

Директор Института мировой политики

Но для Украины проблема не в том, что в Беларуси отсутствует политическая конкуренция. Просто Беларусь для нас в значительной степени теряется. Если до 2020 года все разговоры о возможной агрессии и со стороны Беларуси также выглядели скорее «пугалками», то сейчас не исключено, что Лукашенко может поддаться давлению и уступить в этом отношении интересам России, добавляет эксперт.

Здесь в виду имеется рост вероятности нападения российских войск на Украину и страны Балтии через территорию Беларуси — по крайней мере, в начале весны такую возможность в экспертных кругах активно обсуждали, ссылаясь, в частности, на службу внешней разведки Эстонии.

Так что с соседями Украине не повезло дважды. Но это уже другая история.

Комментарии

Все новости