Вакцина против COVID: кроха на миллиарды долларов и деньги в асфальте

Фото: Ali Raza/Pixabay

Фото: Ali Raza/Pixabay

Украина фактически закатала в асфальт шанс на свою вакцину против COVID

Украина не сможет разработать свой препарат, пока финансирование будет таким, как сейчас.

Примерно год назад, когда коронавирус только надвигался на Украину, президент Зеленский пообещал миллион долларов тому (или тем), кто создаст вакцину против COVID. А вот британско-шведская компания AstraZeneca только от структур США получила в сто раз больше и вскоре похвасталась результатом. В Украине же за президентским миллионом так никто и не появился. Почему так и будет ли у нас своя вакцина — об этом дальше.


Три этапа для вакцины

Прежде всего уточним один момент. В лаборатории вакцина создается в, так сказать, единичном экземпляре. Его еще называют словом «прототип». Чтобы прототип стал, собственно, вакциной, его нужно растиражировать. Но еще до тиражирования, то есть до промышленного выпуска, препарат необходимо проверить и испытать.

Telegram Logo

Этот процесс можно сравнить с изобретением чего-либо другого, любого механизма. Сначала происходит брейнсторм, и идея, которая родилась, воплощается в проектном изделии, затем оно проходит испытания, затем идет в массовое производство. С вакциной — то же. Единственное отличие заключается в ответственности. Если вы разработали новый пылесос, и изобретение вышло неудачным, вы не поставите под удар миллион жизней.

Поэтому обеспечить клинические исследования — не менее важно, чем найти светлые головы, способные создать спасительный препарат. И это также задача не из дешевых. Известный во всем медицинском мире журнал The Lancet оценил цикл производства вакцины в сумму от $1,2 до 8,4 млрд.

Google News Logo Подписывайтесь на нас в Google News!

Заметим сразу, в качестве спойлера: у украинских ученых таких денег нет и вряд ли когда-нибудь будут. Поэтому пройти весь цикл Украине не удастся, сколько бы профильный министр Степанов ни утверждал обратное. Но отечественные биологи и биохимики способны, по крайней мере, обеспечить первый этап создания вакцины: изобретение прототипа. И в этом действительно преуспели.

Наш прототип

В Украине уже создан прототип вакцины, рассказывал «Главкому» председатель комиссии по биобезопасности и биозащиты при СНБО, директор Института биохимии им. А. В. Палладина НАН Украины Сергей Комиссаренко. Следующим этапом должно было бы быть тестирование. Но на это нет средств.

В Китае была другая проблема: денег хватало, однако не хватало испытуемых. По словам Комиссаренко, поэтому CoronaVac исследовали в других странах — Бразилии, Индонезии, арабских странах и Турции.

Проблема с тестированием еще не решена, но за ней уже просматривается следующая. В частности, комиссия при СНБО проводила анализ предприятий, и в Украине пока нет адаптированных именно к выпуску вакцин. Однако те, что есть, могли бы перестроиться, — хотя дешево это не будет.

Между тем Институт биохимии занимается очень важными исследованиями, которые могли бы принести большую пользу.

Речь идет вот о чем: коронавирус, который состоит из РНК, при создании вакцины должен быть во что-то «упакован».

Фирмы Moderna i Pfizer используют для этого капсулу из липидов. Но, как разъясняет Комиссаренко, липиды сами по себе могут быть иммуногенными, то есть вызвать имунный ответ организма.

Поэтому украинские ученые пока определяют, какие липиды можно было бы использовать с наибольшим эффектом и наименьшим вредом.

«Сами собрали средства»

Но липидные исследования мало волнуют украинскую власть. Средств нет даже на генетическое секвенирование коронавируса. Секвенирование — это, примитивно говоря, разложение вируса на составляющие, поиск его отличий (мутаций) от уже описанных штаммов.

Доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Института молекулярной биологии и генетики НАН Украины Анна Геращенко сказала The Page, что программа секвенирования была утверждена и СНБО, и Минздравом, но так и не получила финансирования.

«Мы подавали заявку на исследование 500 образцов, общей стоимостью примерно 9 млн грн, и были готовы проводить первые секвенирования еще летом при наличии финансирования. У нас современное оборудование, мы — государственная профильная организация генетических исследований, у нас есть квалифицированные специалисты. Но правительство решило отправлять образцы для исследований за границу: в Германию, которая работает на базе клиники «Шарите», и в специализированную лабораторию в Великобритании».

Анна Геращенко

Анна Геращенко

Ведущий научный сотрудник Института молекулярной биологии и генетики НАН Украины

По ее словам, на эти лаборатории идет сейчас очень большая нагрузка из-за быстрых мутаций коронавируса, поэтому быстро получить оттуда результаты секвенирования невозможно.

Quote«По меньшей мере месяц-полтора надо ждать. Мы об этом говорили и предлагали сделать быстрее. Но нас тогда никто не услышал», — говорит Геращенко.

Шло время, мир говорил о новых штаммах коронавируса, но Институт молекулярной биологии так и продолжал ждать финансирования. В конце концов, сотрудники сами собрали примерно 1 млн грн на закупку необходимых реактивов. Это случилось, когда началась вспышка болезни в Ивано-Франковске.

«Хотя было очень трудно, но директору нашего института удалось аккумулировать эту сумму и закупить реагенты и материалы», — отмечает доктор наук.

Миллион долларов от президента Зеленского был бы очень кстати в этой ситуации, но, понятно, что ученым его никто не дал.

Где деньги?

Собственно, если исходить из суммы, определенной «Ланцет» как необходимый минимум ($1,2 млрд ), то такие деньги в Украине были. Ведь весной 2020-го наполнение фонда по борьбе с коронавирусом составило 64,7 млрд грн. Все это — средства, перечисленные из госбюджета, а были еще и поступления от многочисленных международных организаций и иностранных спонсоров.

Разделим 64,7 на 28 («средний по палате» курс доллара) и получим почти $2,3 млрд. Имея на руках такую смету, можно было бы приступать к разработке вакцины. Или как минимум профинансировать секвенирование генетического материала новых штаммов коронавируса. Но нет. Деньги эти разошлись неизвестно куда.

Точнее, как раз известно. 18 июня 2020 года парламентом был принят законопроект №3509, который расширил перечень направлений расходования средств коронавирусного фонда. Средства пошли на «улучшение транспортного сообщения, строительство, реконструкцию, капитальный и текущий средний ремонт автомобильных дорог общего пользования государственного значения». Цена вопроса составила 35 млрд грн. То есть большую часть расходов на COVID просто закатали в асфальт.

Были и другие, тоже отнюдь не касающиеся эпидемии, расходы. В частности, МВД выбило себе дополнительные средства в размере 2,7 млрд грн. Они пошли на нужды полицейских, спасателей, пограничников и нацгвардейцев, которые работали во время карантина.

А что с зарубежными поступлениями? — спросите вы. В прошлом году они были и обильными, и щедрыми. Например, от Международного банка реконструкции и развития поступил заем в размере $150 млн, из которых на борьбу с коронавирусом пошло лишь $50 млн (а куда делись еще 100 млн — об этом история умалчивает). Но это был только первый транш от МБРР. Со следующего — в 135 млн — в фонд борьбы с коронавирусом также поступила только часть займа, а именно 35 млн.

Были и другие жертвователи. Скажем, Европейский союз. Европейская комиссия выделила Украине «бесплатной и безвозвратной помощи» на общую сумму в 190 млн евро. Еще $165 млн нам перечислила ООН, $40 млн — ВОЗ. Вопрос, куда испарились все эти суммы, отнесем к риторическим. Проверить расходы на борьбу с коронавирусом намерен МВФ, поэтому не будем делать чужую работу.

И напоследок

Но если Украина не может производить собственную вакцину, варианты остаются доступными для нашего государства? Их всего два. Первый: аутсорсинг, второй — расфасовка готовой вакцины.

Под аутсорсингом в данном случае имеется в виду использование имеющихся технологий, в фасовкой — использование готовых лекарственных форм. Путем фасовки пошла, например, Албания. Эта страна подписала контракт с компаниями Pfizer и BioNTech, начав массовую вакцинацию в начале января текущего года.

Что же касается аутсорсинга, то в начале года харьковская фармацевтическая компания «Лекхим» сообщила, что в первом квартале 2022 года она на собственных мощностях запускает производство вакцины против коронавируса компании Sinovac Biotech. А тем временем «Лекхим» занимается поставкой в Украину 5 млн доз готовой вакцины CoronaVac — во исполнение договора с ГП «Медзакупивли Украины».

Старт производственной линии обойдется «Лекхиму» в сотни миллионов долларов, однако у компании — большие планы на будущее. Совместно с Sinovac Biotech она собирается организовать полный цикл производства других вакцин — против вируса гриппа и полиомиелита. И это прекрасно, однако вакцину против коронавируса ждать придется долго.

Поэтому наше государство идет привычным для нее, то есть нерациональным путем: закупает готовые препараты за рубежом. На очереди — продукт американской фармацевтической корпорации Pfizer, о поставках которого сообщает Офис президента. Впрочем, эту информацию ставит под сомнение госпредприятие «Медицинские закупки».

По словам руководителя ГП Арсена Жумадилова, речь идет о рамочном соглашении, то есть о намерении договариваться дальше. По таким сделкам не была закуплена ни одна вакцина в мире, утверждает Жумадилов.

Поэтому украинцам остается одно из двух: либо подставлять плечо под имеющийся в стране CoviShield (лицензионное производство которого AstraZeneca передала индийскому Институту крови) или ждать, когда «Лекхим» начнет производство CoronaVac. Третий вариант — с Pfizer — следует, видимо, отнести к утопическим.

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии

Все новости