Facebook Pixel

Как мировая экономика восстанавливается после пандемии: роль развивающихся рынков

Далия Марин
Профессор международной экономики в Школе менеджмента TUM при Техническом университете Мюнхена
Фото: Gerd Altmann/Pixabay

Фото: Gerd Altmann/Pixabay

У меня нет пессимизма относительно перспектив и устойчивости развивающихся экономик к нынешнему кризису из-за пандемии Covid-19.

Разговоры о том, что государственный долг является серьезной проблемой, по моему мнению, преувеличены. Вполне естественно, что во время пандемии правительства тратят много денег для компенсации потерь от сокращения экономик. Кроме того, правительство должно тратить средства на противодействие болезни, дает всем возможность вакцинироваться, предоставляет маски и т. д.

Все это требует дополнительных денег и задача правительств — выделять их.

Telegram Logo

Учетные ставки пока находятся на историческом минимуме, а финансирование государственных долгов является как никогда дешевым. Правительства только выиграют от больших расходов. Было бы очень опрометчиво не воспользоваться такой возможностью. В странах с высоким уровнем доходов государственные расходы возросли — обратите внимание на США и даже Германию.

Для меня проблема развивающихся стран лежит в другой плоскости. Ключевая тенденция после пандемии Covid-19 – снижение роли цепочек добавленной стоимости.

Начиная со времени падения Берлинской стены, крупные корпорации переносили производство в развивающиеся страны: КНР, страны Центрально-Восточной Европы, в частности в Россию и Украину. Базовая стратегия экономического развития этих стран строилась на том, чтобы стать частью этих цепей.

Но после пандемии на рынках царит неопределенность: инвесторы не уверены, получат ли они прибыль от производств в других странах. Очевидно, что цепи добавленной стоимости стали менее прибыльными, а компании задумываются о возврате производств из-за границы.

Всего за год стоимость доставки товаров из Китая в ЕС и США выросла в десять раз.

Кроме того, среди экономистов есть серьезные опасения, что срыв поставок приведет к росту инфляции. Эти факторы делают бизнес-модель, основанную на глобальных цепях, просто невыгодной. Именно поэтому развивающиеся экономики должны переосмыслить свое видение экономического развития и готовиться к новым условиям.

Регионализация is the new black

Очевидно, что с отказом от цепей добавленной стоимости мы будем наблюдать и отход от глобализма. Новые страны объединенной Европы все больше экспортируют ресурсы для производства товаров в пределах цепей добавленной стоимости внутри самого ЕС. Германия была хабом для этих операций, но что происходит сейчас?

Мой прогноз — сотрудничество в регионах будет только расти. И у стран глобально есть два основных пути противодействия вызовам кризиса.

Первый путь – ориентация на собственные рынки. Во времена кризиса страны могут производить эти ресурсы собственными силами или создать условия для того, чтобы их продуцировали национальные производители. Для этого правительства могут создавать преференции, завлекать внутренние инвестиции.

Так действует Китай, массово начавший возвращать производство из других азиатских стран обратно в Поднебесную.

Еще до пандемии власти КНР перешли к новой модели экономического развития: быть менее зависимыми от экспорта и активно стимулировать внутренний рынок. Китай старается быть все более независимым в своих технологиях, и они точно намерены продолжать и дальше.

Второй путь – диверсифицировать поставки необходимых ресурсов. Это путь стран Европейского Союза.

К примеру, немецкая компания может переориентироваться на поставки товаров или услуг из новых стран-членов ЕС. Причина тому — существенное снижение рисков невыполнения поставок. Развитые страны все больше возвращают цепи добавленной стоимости ближе к своим границам.

Будущие кризисы будут возникать не только из-за пандемии, но и из-за климатических рисков.

Например, невероятная засуха на Тайване может повлечь за собой мировой дефицит микрочипов из-за того, что именно там расположена ключевая компания-производитель этого оборудования. Закрытие тайваньских заводов приведет к серьезному кризису, от которого особенно пострадают технологические сектора экономики.

Для этого ЕС развивает собственную программу производства чипов и батарей, размещая новые производства в странах новой Европы.

Поиски богатыми странами новых путей для поставок ресурсов будут способствовать развитию развивающихся стран. Со временем эта тенденция будет только набирать обороты, именно поэтому я прогнозирую появление еще более мощного регионального хаба в Европе, чем раньше.

Технологии и роботизация

Нынешний кризис открыл новую проблему: с понижением роли цепей добавленной стоимости существенно возросла стоимость рабочей силы.

Выходом для богатых стран стало развитие робототехники и автоматизации. Так они меньше зависят от внешних действий, а цена продуктов и услуг остается постоянной. Следовательно, очень маловероятно, что обрыв цепей добавленной стоимости приведет к росту инфляции в средней и долгосрочной перспективе.

Развивающиеся страны должны действовать абсолютно аналогично — инвестировать в технологии и робототехнику.

На примере Словакии, Словении, Чехии и Польши, мы увидим, что все эти страны инвестировали в развитие роботов. Основная причина тому – отток рабочей силы. Из-за массовой трудовой миграции в страны Европы им не хватает рабочих рук. Именно поэтому они вынуждены были инвестировать в развитие робототехники.

По статистике, количество роботов на 1000 работников в этих странах выше, чем в Соединенных Штатах Америки.

Такой шаг позволяет избежать «ловушки средних доходов» — эти страны могут наконец стать богатыми странами. Инвестиции в робототехнику помогают повысить производительность, сохранить низкую стоимость рабочей силы и, следовательно, экономически расти. Страны новой Европы активно приглашают квалифицированных трудовых мигрантов.

Ситуация Украины

В течение долгого времени Украина и Россия являются государствами, с наиболее профессионально квалифицированным населением. Так, доля населения с математическим или техническим высшим образованием в Украине значительно выше, чем в Германии. И именно благодаря наличию талантов Украина была привлекательна для инвестиций.

Сейчас многие украинцы эмигрируют в Польшу, которая сейчас переживает экономический бум, но страдает от дефицита рабочей силы. Польское правительство даже создает специальные условия для привлечения украинцев к работе в своей стране. Но все это приводит к банальному оттоку мозгов из Украины.

Дальнейший отъезд талантов за границу действительно является серьезной угрозой будущему развитию Украины.

Чтобы преодолеть эту негативную тенденцию, государство и бизнес должны сфокусироваться на том, чтобы дать этим людям стимулы оставаться в Украине, создать необходимую инфраструктуру и достойные условия труда. Без этого Украине будет гораздо труднее двигаться вперед.


Колонка публикуется в рамках информационного партнерства с Киевским международным экономическим форумом. Далия Марин – спикер форума, участвовавшая в тематической панельной дискуссии «Роль развивающихся рынков в глобальном экономическом восстановлении», организованной совместно с Economist Impact.

Форум прошел 7 — 8 октября в КВЦ «Парковый». В ходе мероприятия состоялось 26 панельных дискуссий, посетивших более 1700 участников.

Киевский международный экономический форум (КМЭФ) – один из крупнейших в Восточной Европе международных форумов, объединяющий представителей бизнеса, власти и общества для обсуждения ключевых экономических вопросов и глобальных трендов.

The Page Logo
У вас есть интересная колонка для The Page?
Пишите нам: [email protected]

Редакция не несет ответственности за содержание материала и может не разделять мнение его автора

Комментарии

Все новости