Украине грозит экономическая катастрофа. Что правительство и Зеленский делают неправильно

В понедельник 13 апреля Верховная Рада будет рассматривать правки в госбюджет-2020. Если депутаты допустят ошибки, то мы все будем страдать еще больше.

Кабинет министров предложил внести правки еще в марте. Но депутаты их отклонили. На этот раз предполагается сокращение «Фонда противодействия коронавирусу» на 30 млрд грн, а также других затрат.

А надо ли сокращать расходы? Может, наоборот, увеличить их? Этим и другим вопросам посвящена дискуссия с одними из лучших знатоков экономики и финансов в Украине – Иваном Компаном, преподавателем Эдинбургской бизнес-школы, и Владимиром Дубровским, старшим экономистом Центра социально-экономических исследований CASE Украина. Дискуссию показали в программе «Перша шпальта» на канале «UA: Перший».

АЮ: Насколько я понимаю, главная задача заключается в том, чтобы что-то сократить, а что-то – добавить. На ваш взгляд, правильно ли депутаты это делают?

ВД: У нас точно не будет дефицита 2%, как это планировалось. И я очень боюсь, что это не последний пересмотр в этом году. Но каким именно способом это делать – здесь есть проблемы.

ИК: Я считаю, что никто в мире не знает наверняка, насколько глубоким будет кризис и падение. И мы видим, что прогнозы крупных инвестиционных банков, королей Уолл-стрит, различаются не на один-два, а на 5, 7, 10 процентов. Сейчас люди что-то прогнозируют, что-то предполагают, а реальность оказывается намного хуже. Например, на прошлой неделе прогнозировали, что в США будет 5,6 миллионов новых заявок по безработице. После подсчета получилось 6,6%, еще и говорят, что это далеко не все.

АЮ: Я читаю Financial Times, и там пишут, что сейчас правительства, несмотря на то, что они очень сильно закредитованы, должны увеличить свой долг, чтобы смягчить экономический удар.

ИК: Развитые страны сейчас печатают деньги, они уменьшили процентные ставки.

QuoteУже есть около 80 обращений от 80 стран. Они просят порядка $2,5 трлн. Поэтому я считаю, что для развивающихся стран, к которым относится и Украина, спасением будет не безумное печатание денег, а выполнение условий МВФ и получение финансирования фонда.

Когда мы говорим об Украине, то мы – развивающаяся страна. Все развивающиеся страны сейчас наперебой обращаются к МВФ. Уже есть около 80 обращений от 80 стран. Они просят порядка $2,5 трлн. Поэтому я считаю, что для развивающихся стран, к которым относится и Украина, спасением будет не безумное печатание денег, а выполнение условий МВФ и получение финансирования фонда.

АЮ: Как вы считаете, собрать деньги, а потом поддержать бизнес, поддержать людей (например, людям пожилого возраста, кому 80 лет и больше, выдать по 500 гривен, чтобы им легче жилось), – это хорошая стратегия?

ВД: Нет, я считаю, что это неудачная идея. Потому что те люди, которым они дают эти 500 гривен, просто потратят их на еду. Они не будут покупать себе маски, не будут заказывать доставку домой. И это не лучшее расходование денег в этой ситуации. Им надо было бы на эти деньги организовать адресную доставку. Люди будут покупать продукты в тех же магазинах, куда будут заходить и больные COVID-19.

АЮ: Но ведь Трамп дает по тысяче. Почему Зеленский не может дать по 500 гривен?

ИК: В США действительно раздают людям, кажется, $1,2 тыс., с намерением поднять это до $2 тыс. Это адресная помощь тем, у кого нет денег. В Европе это делается путем уменьшения фискальной нагрузки. Но везде каким-то образом государство пытается помогать своему народу. Но для того, чтобы помогать, одних намерений мало. Надо иметь еще и ресурс.

АЮ: А у нас помогают бизнесу?

ВД: Немножко помогают. Некоторое уменьшение, некоторое послабление... И это хорошо.

Есть каникулы уплаты ЕСВ. Это где-то тысяча гривен в месяц. ФОПы, которые пострадали от карантина, могут обратиться за помощью по безработице. Но этого всего очень мало.

QuoteИ государство должно им помочь, чтобы они не упали, потому что этот бизнес будет очень трудно возрождать. Взамен государство продолжает выплачивать субсидии тем, кто успешно ведет бизнес, кто вообще не должен бы их получать.

Потому что на самом деле происходит страшная вещь. Малые и микропредприятия, которые были эффективными, которые совсем не должны были бы пострадать от экономического кризиса, сейчас почти убиты карантином. И государство должно им помочь, чтобы они не упали, потому что этот бизнес будет очень трудно возрождать. Взамен государство продолжает выплачивать субсидии тем, кто успешно ведет бизнес, кто вообще не должен бы их получать. Например, на животноводство, птицеводство.

ИК: Лоббизм существует во всем мире, везде крупные корпорации лоббируют свой бизнес, например, в США. Мы же видим, что происходит на рынке нефти. Цена падала ниже $20 за баррель – это фактически убивает индустрию сланцевой нефти.

И Трамп лоббирует интересы своей большой индустрии, защищает нефтяников. Хотя нефть – это тоже большой бизнес. И нельзя сказать, что нефтяные компании какие-то бедные и несчастные, что им надо помочь.

АЮ: Я правильно вас понял, что развитые экономики для того, чтобы выжить, могут печатать деньги или делать субсидии для бизнеса, а у Украины единственный путь – получить деньги от МВФ?

ВД: Для нас единственный способ – это заимствовать деньги. Если мы будем печатать деньги, то они пойдут на валютный рынок и обвалят гривну. Если бы эти методы срабатывали в нашей экономике, то, например, в 1993 году у нас не было бы гиперинфляции с огромным спадом, а был бы бешеный подъем.

IK: Деньги нам, кроме МВФ, никто не даст. Точнее, даст МВФ и те, кто дает всегда вместе с ним, – это ЕС, это Всемирный банк, это мультинациональные организации, которые созданы для того, чтобы помогать удерживать мировую экономику в такие периоды шока.

QuoteДля нас единственный способ – это заимствовать деньги. Если мы будем печатать деньги, то они пойдут на валютный рынок и обвалят гривну. Если бы эти методы срабатывали в нашей экономике, то, например, в 1993 году у нас не было бы гиперинфляции с огромным спадом, а был бы бешеный подъем.

АЮ: Знаете, что говорят обычно? Возьмем мы $8 млрд, потом их разворуют, раздадут кому-то, народ ничего не получает, а мы потом должны из бюджета отдавать. Зачем же их вообще брать?

ИК: Кредиты МВФ, которые нам давали раньше, и то, чего мы ждем сейчас, – это как минимум поможет сохранить стабильность украинской финансовой системы. Это означает, что когда вы, идя по улице, посмотрите на обменные курсы, то не увидите 100 гривен за доллар. И банки будут функционировать, и вы заберете свой депозит, и финансовая система и дальше будет функционировать.

ВД: И не только. МВФ обычно не дает деньги на финансирование дефицита бюджета. Но в этот раз именно те программы помощи странам, которые пострадали от пандемии, направлены именно на финансирование дефицита бюджета.

АЮ: Когда разговариваешь с людьми, то встречаешь два мнения. Первое – МВФ хочет дать нам деньги, чтобы мы выполнили несколько условий: ввели рынок земли (и они даже приветствуют это), чтобы у нас был новый бюджет, чтобы приняли «антиколомойский» закон и еще что-то. А другие люди (в частности, близкие к правительству) говорят: «Слушайте, сейчас вирус, пандемия, никуда они не денутся. Они же не хотят, чтобы Украина загнулась? Они и так дадут». Кто, на ваш взгляд, ближе к правде?

ИК: Мне кажется, что во второй позиции правды мало.

Warning icon Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Комментарии

Все новости

«Нафтогаз» снизил тарифы для промышленности на 20%

«Нафтогаз Украины» снизил цены на природный газ для промышленных потребителей и учреждений, финансируемых из государственного бюджета в июне на 19,1-20,7% до 3 255,6 — 3 818,4 грн за тысячу кубометров с НДС.

Наблюдательные советы в госкомпаниях дают системность и стабильность — Шмыгаль

Премьер-министр Денис Шмыгаль считает, что наблюдательные советы в госкомпаниях должны остаться, однако допускает точечные изменения в составах набсоветов и предлагает найти баланс по зарплатам их членов.

Метро Киева потеряло полмиллиарда гривен из-за карантина

Киевский метрополитен, который возобновил свою работу 25 мая, за более, чем два месяца карантина, понес убытки в размере 600 млн грн.