Facebook Pixel
Русский военный корабль, иди нах*й.
Пожертвовать на армию
×

Топливный кризис: чиновники обещают конец 5 мая, эксперты говорят об августе

10 причин дефицита топлива и пути выхода из него. Фото: Photodrive

10 причин дефицита топлива и пути выхода из него. Фото: Photodrive

Километровые очереди на АЗС, несмотря на резкое удорожание топлива, говорят сами за себя — в стране самый сильный топливный коллапс со времен независимости. The Page обнаружило 10 причин дефицита топлива и пути выхода из него.

1. Прекращение поставок топлива из РФ и РБ

Из-за войны остановился импорт бензина и дизтоплива из РФ и РБ, который закрывал более половины насущного потребления. Да-да, несмотря на все заявления правительства, одна из самых стратегически важных отраслей экономики до последнего зависела от российского энергорынка.

2. Невыполненные обещания Минэкономики

С 1 апреля не без помощи СБУ с украинского рынка ушел формально швейцарский Proton Energy – крупнейший импортер российских нефтепродуктов. Минэкономики заверило правительство, что оно договорилось с основными игроками рынка ГСМ о диверсификации источников и логистики для контролируемого обеспечения объема поставок.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях!

«Объемы поставок, которые реализовывались компанией Proton Energy, будут полностью замещены из других альтернативных источников, – прокомментировал ситуацию Игорь Петрашко, экс-министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства. – Все импортеры и участники рынка подтвердили, что в стране есть в наличии резервы дизтоплива и возможность быстрой замены поставщиков в случае необходимости. Рисков дефицита топлива нет. Состояние запасов достаточное для обеспечения потребителей и проведения посевной кампании».

3. Невозможность крупнооптовых поставок

Сейчас российские войска контролируют входы во все украинские морские порты, что исключает крупнооптовую – танкерную – доставку как нефти-сырца, так и топлива. Похожая ситуация и с железнодорожной логистикой. Цель ракетных ударов по Закарпатской, Львовской и Волынской областям – выведение из строя железнодорожных артерий, а значит, и невозможность завозить ГСМ вагонами-цистернами.

Подписывайтесь на нас в Google News!

4. Обстрелы НПЗ и нефтехранилищ

Враг последовательно разрушает саму топливную инфраструктуру Украины. Еще в конце февраля из-за угрозы обстрелов прекратило работу «Шебелинское ОПГКН». Когда оно заработает, пока непонятно – сегодня линия фронта проходит в 20 км от второго по величине НПЗ страны.

Работа «Шебелинского ОПГКН заморожена — оно находится в 20 км от линии фронта. Фото: Сергей Суховский

Работа «Шебелинского ОПГКН заморожена — оно находится в 20 км от линии фронта. Фото: Сергей Суховский

1 апреля из-за ракетных обстрелов остановился и лидер нефтепереработки – кременчугский завод «Укртатнафты». Повреждения таковы, что даже в мирное время на его ремонт ушло бы 3 — 4 месяца. Так что А-92 мы увидим не скоро.

«Массированно обстреляны и сам НПЗ, и расположенные поблизости склады горюче-смазочных материалов. Инфраструктура предприятия уничтожена, — сообщил глава Полтавской ОВА Дмитрий Лунин. – Прошу жителей не выстраиваться в очереди за бензином и не создавать искусственный дефицит. В Украине – война, ситуация очень сложная, но полностью контролируемая».

Кременчугский НПЗ после ракетного обстрела. Фото: telegram-канал Полтавской ОВА

Кременчугский НПЗ после ракетного обстрела. Фото: telegram-канал Полтавской ОВА

Параллельно ракетным ударам систематически подвергаются нефтебазы и логистические терминалы — на сегодня уничтожены 24 из них. «Цель агрессора – остановить экономику Украины искусственно созданным дефицитом топлива, – прокомментировала ситуацию 29 апреля первый вице-премьер Юлия Свириденко. – В течение следующих 7 дней (то есть к 5.05 – The Page) дефицит будет ликвидирован, поскольку операторы имеют законтрактованные объемы на территории Западной Европы. И сейчас мы решаем вопрос их ввоза на территорию Украины».

Пока существует опасность ракетных ударов, никто не хочет хранить запасы топлива в нефтехранилищах. Поэтому заправка идет буквально с колес.

5. Увеличение потребления топлива

Свою лепту внесло и увеличение потребления топлива. Тут и посевная, и агроэкспорт, и массовое возвращение переселенцев обратно в крупные города, и восстановление пассажирских перевозок. По словам Александра Павлюка, главы Киевской областной госадминистрации, на территории Киевщины возобновили работу 230 пригородных и междугородных автобусных маршрутов общего пользования, на которых задействовано около 300 транспортных средств.

Пока существует опасность ракетных ударов, трейдеры предпочитают не хранить запасы топлива в нефтехранилищах. Поэтому поставка на АЗС идёт буквально с колёс. Фото: Сергей Суховский

Пока существует опасность ракетных ударов, трейдеры предпочитают не хранить запасы топлива в нефтехранилищах. Поэтому поставка на АЗС идёт буквально с колёс. Фото: Сергей Суховский

6. Замедление автомобильной логистики

Единственная на сегодня возможная доставка топлива – дорогами общего пользования. С которыми тоже далеко не все в порядке. Загибайте пальцы: разрушенные мостовые переходы, разбитые трассы, отсутствие профилактического ремонта, комендантский час плюс пробки из-за многочисленных блокпостов.

7. Пробки на погранпереходах

Военные, волонтеры и даже сами таможенники в один голос жалуются: погранпереходы закупорены «евробляхами». На сегодня очереди коммерческого транспорта на польской границе выросли до 15 км. И пусть проблема не в количестве автовозов с подержанными иномарками, а в традиционной медлительности работы таможни, ситуация с доставкой бензина и дизтоплива патовая.

«Сегодня ни у кого нет точной информации о состоянии АЗС, находящихся на оккупированных территориях или в зонах ведения активных боевых действий, – сетует Александр Мельничук, директор департамента стратегического маркетинга и инноваций «БРСМ-Нафта». – Только в четырех областях оккупантами разрушено и/или разграблено 14 АЗС».

8. Искусственный потолок цен

Добавляет проблем и очередная неуклюжая попытка госрегулирования. В вышеперечисленных условиях она стала приговором для тех небольших операторов, у которых не было ни стратегических запасов, ни финансовой подушки. Установленная Минэкономики предельная цена на топливо (34,1 грн/л на А-95 и 38,7 грн/л на ДТ) рассчитывалась исходя из крупнооптовой закупочной цены, подразумевающей морскую или железнодорожную транспортировку. В нынешних условиях трейдеры могут завозить топливо исключительно автовозами, что существенно замедляет и удорожает доставку. Да, 29 апреля правительство подняло цены до 42 грн и 47 грн соответственно, но это опять-таки с опозданием. В результате оптовые цены в условиях дефицита стали заметно выше установленных розничных: 45 — 50 грн/л плюс операционные затраты – минимум 2 грн/л.

«Форс-мажор не регулируется, – апеллирует к чиновникам Дмитрий Леушкин, глава группы Prime (сети АЗС «Брент+», «МКР Оил», «МКР Ритейл» и «Опек»). – Надо отменять государственное регулирование, потому что рынок летит в безысходность. Вот покажете мне, где можно купить топливо бензонормой по вашим расчетам, обещаю — съем привселюдно свой левый ботинок. Ваше госрегулирование в этих условиях — бред. Как и обещания наполнить рынок через неделю».

9. Резкое уменьшение числа АЗС

Тут дело не только в военных действиях, хотя количество разрушенных и разграбленных АЗС уже перевалило за сотню. Торговать топливом в нынешних условиях стало не только опасно, но и убыточно. В результате еще в конце марта начался мор «частников» — так называемых «бочек» и noname-заправок. Следом в апреле настал черед мелких сетей. А сегодня даже всеукраинские операторы вынуждены «половинить» свои АЗС, закрывая одни и переводя другие на продажу либо исключительно премиальных сортов, либо одного определенного вида топлива, либо на обслуживание только корпоративных клиентов.

Показательно, что все большая часть трейдеров продают топливо заметно выше разрешенной планки. И все равно очереди только растут, достигая 1 — 1,2 км.

10. Нерасторопность госаппарата

Добавьте сюда традиционную украинскую бюрократию, которая и раньше была не в состоянии оперативно реагировать на те или иные вызовы. Тем более что Минэкономики традиционно относится к дефициту топлива как к очередному картельному сговору и видит себя исключительно в качестве судьи.

Quote«Буквально через несколько дней у нас уже не будет дефицита топлива, – пообещал 3 мая Александр Корниенко, первый зампредседателя ВР. – Мы много работаем с правительством, и все видели решение, которое позволило перезапустить процесс дефицита топлива».

Сейчас не лучшее время, чтобы думать о собственном кармане. Надо принимать сбалансированное и разумное решение, учитывающее интересы не только бизнеса, но и потребителей. Мы ведем диалог, но если нас не услышат, то государство может прекратить демократию в отношении отдельных участников рынка. Мы идем им навстречу, а в ответ получаем новые и новые условия, на которых компании будут поставлять топливо.

Как искоренить дефицит топлива в Украине

Кто виноват — разобрались. Что делать? Решать нормативные проблемы так же кардинально, как перестраивается топливный рынок в целом. Менять алгоритмы работы, нормо-часы, «сроки давности» — нельзя в военное время оставаться настолько медлительными, как в мирное.

«Раньше августа дефицит топлива никуда не исчезнет, – уверен г-н Леушкин. – Привыкайте к новым условиям. Увы, но Украина не выпускает бензовозы за топливом. Пройти процедуру получения всех бумажек — это 2 — 3 месяца. Отсюда и срок решения вопроса силами бензовозов».

Нужно продолжать оцифровывать документооборот, упрощать лицензирование АЗС и акты ввода в эксплуатацию, сертификацию новых тягачей и полуприцепов, внесение данных в систему «Путь» и на сайт «Укртрансбезопасности», ускорять выдачу экологических сертификатов, чип-карт для тахографов, международных лицензий и загранпаспортов водителям. Отказаться на время от поверки топливных цистерн – кому придет в голову возить там муку или рыбу? Нужно, наконец, решить проблему с водителями призывного возраста – ну нет в Украине женщин-водителей необходимой квалификации. Упразднить в кои-то веки выдачу «разрешений» для дальнобойщиков из Литвы, Польши, Румынии, раз они их для нас убрали.

Одним словом, необходим админресурс – ряд вопросов можно решить только на уровне правительства. Нужно вмешательство непосредственно гаранта с обращением к президентам соседних стран – Румынии, Словакии, Молдовы, Польши, Венгрии, Чехии — с просьбой о помощи. Необходимо добиться такого же упрощения документооборота, как в случае с нашими агроэкспортерами. В отличие от Украины, в странах ЕС правительства распоряжаются нефтяными терминалами и железнодорожными хабами, а значит, в состоянии оперативно помочь устранить дефицит. Кроме того, необходим отдельный комитет в Кабмине, который будет не просто заниматься согласованием документов с соседними странами, а буквально «вести» каждую фуру от А до Я.

Пускать без очереди наши фуры, не обращать внимания на мелкие технические и бюрократические несоответствия, подвозить топливо под границу. Нужно, наконец, создать на ближайшие пару-тройку недель «зеленые коридоры» для топливных цистерн.

На базе офиса Prime Group г-н Леушкин создает штаб быстрого реагирования и консультационный центр. С сегодняшнего дня действует горячая линия, позвонив на которую любой владелец бензовоза получит консультацию о нюансах оформления документации, правилах выезда за рубеж и европейских трейдерах. Но даже эти контрмеры, по его мнению, не искоренят дефицит в ближайшее время.

Для того, чтобы узнать подробности по топливному кризису, вы можете обратится к консультантам по транспорту:

  • Яна — 0951145555;
  • Наталья — 0662520578.

Или непосредственно к консультантам по топливу:

  • Сергей — 0939659556;
  • Александр — 0504753885.

Комментарии

Все новости